1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Беларусь

„Огородик небольшой есть. А больше что ещё надо?”

Одним людям место, где они живут, кажется опасным, а другие, как в рай, переезжают в него жить. Переселенцы из бывших советских республик Средней Азии обживают оставленные белорусами после Чернобыльской аварии райцентры.

default

Там невозможно было жить последнее время. А сейчас там вообще такая нищета, ужас что творится. Попробуй там останься. Это уже было ни сесть, ни встать нигде. Не так посмотрел. Нам говорили: «Если что-то, заявляйте в милицию, будем наказывать». Да что толку. Да и детям страшно было оставаться .

- так Людмила Туртеева описывает свою жизнь в Киргизии после развала Советского Союза. Из Ташкумыра она перебралась в Брагин, небольшой райцентр на юге Гомельской области. Ехала на удачу за теми, у кого здесь были родственники или знакомые. Близость городка к Чернобыльской АЭС на ее выбор не повлияла:

Да нет, я как-то это не воспринимаю. Мы там жили вообще на уране. Мы прожили здесь год и у нас уровень радиации был меньше, чем у тех, кто здесь оставался. Я не боюсь и детки здоровые растут, и корову держим .

По словам Людмилы, устроились они хорошо. Власти им выделили один из пустовавших домов. Сейчас Людмила уже на пенсии: нянчит внучат. Заботой о детях мотивировал свой переезд в Брагин и Евгений Абросимов, бывший житель узбекского города Намангама:

Потихоньку все оттуда выехали, вся родня. Друзей, знакомых много было, все уехали по бывшему Союзу. Чего там оставаться. Все русскоязычное население выехало оттуда .

В Брагине Евгений быстро нашел работу – стал электромонтером. Вместе с женой привели в порядок выделенный им дом. За 8 лет, что Абросимовы прожили в Брагине, их дети стали взрослыми, обзавелись собственными семьями и бесплатным жильем от государства. По словам Евгения, эти жизненные блага дорогого стоят:

Здесь зарплату не задерживают. Дают вовремя. Если сравнить ту и эту зарплату. Я здесь работаю на одну зарплату, а там я работал в четырех местах. Вот и представьте разница какая. Огородик небольшой есть. Работаем в огородике. А больше что ещё надо?

Евгений Абросимов говорит, что прежнюю жизнь в Киргизии вспоминают редко. О переезде не жалеет. А чего жалеть, если в Брагине:

„Сосны такие же, березы такие же, и барбарис растет, и облепихи много тоже. На рыбалку езжу, также как и там. Купил мотоцикл себе. И в грибы хожу .

У Натальи Горбачевой из киргизского города Мелисай дети выросли тоже в Беларуси. В 1993 году Горбачевы были в числе первых, кто переехал в Беларусь. Вслед за ними в Брагин и соседний райцентр Хойники приехали еще 58 семей. Первое впечатление от Брагина было сложным:

„Действительно, когда мы приехали, здесь было как после бомбежки. Даже брат ко мне приезжал в гости, говорил: Тут что, война прошла?“

Но Горбачевы остались, в большей степени из-за того, что им сразу предоставили большой дом. Со временем наладился быт, нашлась работа и сейчас Горбачевы ничем не хуже местных жителей. Хотя людская молва все равно помнит, кто откуда родом. Но Наталью это не огорчает, потому что останься она в Киргизии, в ее жизни были бы совсем другие проблемы:

Мы очень дружные. Нас так и называют «киргизы». Если у кого какая беда случается, мы все как один. Мы никто не жалеем. Мы спим спокойно, наши дети учатся, работают. А там нет ни одного госмагазина, пенсии не вовремя плотятся, зарплата не вовремя, люди там, можно сказать, существуют“.