1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Тема

Об итогах парламентских выборов во Франции

Второй тур парламентских выборов, прошедший во Франции в минувшее воскресенье, завершился убедительной победой правоцентристских и консервативных сил.

Сторонники президента получили даже больше мест, чем ожидалось – и теперь обладают в Национальном собрании не только абсолютным большинством, но и контролируют вместе с союзниками две трети голосов, то есть конституционное большинство. Период так называемого сосуществования, когда правый президент делил власть с левым парламентом, что серьёзно затрудняло принятие политических решений, закончился. Отныне ни один глава государства в Европейском Союзе не обладает такими властными полномочиями, как Жак Ширак. Об итогах парламентских выборов во Франции, о причинах популярности правых и крушения левых и пойдёт речь в сегодняшней «Теме дня».

Начнём с самих итогов голосования. О них рассказывает наш корреспондент в Париже Ирина Кривова:

Партия Жака Ширака Союз за президентское большинство одна, без союзников, получила абсолютное большинство мест в Национальной ассамблее, то есть 400 мест из 577. Еще 21 место досталось правоцентристской партии Союз за французскую демократию, которая отказалась раствориться в президентском большинстве. Подобного количества депутатов правые не имели уже более тридцати лет. И хотя французы с завидной регулярностью вот уже шесть раз на каждых выборах меняют политическую окраску своей законодательной ассамблеи, на этот раз мало что предвещало такое сокрушительное поражение социалистов, которые получили всего 160 мест в парламенте.

Меньше всего о проигрыше думали сами социалисты. Всего месяц тому назад лидеры левых были уверены в положительных результатах своей работы, в своих методах, в стиле правления и наконец в избранной стратегии альянса со всеми левыми партиями. Но «многоликая левая», как видно по результатам выборов, сыграла в долгий ящик. Коммунистам, правда, удалось сохранить свою фракцию в Национальной ассамблее, проведя 20 депутатов, но это стало возможным только благодаря мажоритарной системе выборов. А в целом по стране за них голосовало меньше 5% избирателей. «Зеленые» имеют всего трех депутатов в парламенте, вместо семи в его прошлом составе. И что показательно – в парламент не прошли ни лидер «зеленых» Доминик Вуане, ни патрон французских коммунистов Робер Ю.

Были наказаны избирателями и многие бароны соцпартии. Главный удар был нанесен по бывшему министру труда в правительстве Лионеля Жоспена Мартин Обри, потерпевшей поражение в избирательной дуэли с кандидатом от правых. Мартин Обри является знаковой фигурой французской соцпартии. Она как бы воплощала в себе все социальные программы жоспинизма. Ее называют автором закона о 35-часовом рабочая неделя. Закона, которым гордилось правительство Жоспена, но который в конечном итоге дал преимущества служащим среднего и высшего звена, а также представителям свободных профессий, а вовсе не тем, кто получает невысокие зарплаты или возглавляет малый и средний бизнес, то есть не левым избирателям.

Сегодня социалисты только и повторяют о необходимой реконструкции, и идеологической — быть слева или следовать путем европейской социал-демократии, и организационной — похоронить ли альянс с зелеными и коммунистами или напротив, расширить его до включения троцкистских формирований. Бывший министр экономики и финансов Доминик Строс-Канн, например, открыто говорит о том, что надо взять пример с правых, которые менее чем за месяц создали новую единую партию Союз за президентское большинство — и в этом был залог их успеха.

По итогам этих выборов социалисты могут удовлетвориться только тем, что Париж, который на протяжении 18 лет был бастионом Жака Ширака и его сторонников, окончательно порозовел. В большинстве его округов победу одержали кандидаты соцпартии и два кандидата от «зеленых». Кроме того, Париж стал единственным городом, где не смог пройти в депутаты член правительства Жан-Пьера Рафарена. Тогда как остальные семнадцать министров — все получили депутатский мандат.

Эти парламентские выборы еще раз подтвердили, что мажоритарная система выборов убийственна для партии Национальный фронт, чьи сторонники разбросаны по всей стране и лишь в отдельных округах могут рассчитывать на большинство голосов. Но и там, где у них был шанс, например, в городе Оранж, им на этот раз не удалось одержать победу. Как выразился лидер партии Жан-Мари Ле Пен, 6 миллионов избирателей, отдавших за него голоса на президентских выборах, не будут иметь представительства в Национальной ассамблее. Тогда как всего 20 тысяч избирателей компартии имеют парламентскую фракцию из 20 человек.

Далеко идущей программы у правительства еще нет, но оно уже сейчас готово выполнить все предвыборные обязательства Жака Ширака. В первую очередь речь идет о снижении налогов на 5% в этом году, и вплоть до 30% за пять лет.

Так как же расценивать итоги парламентских выборов во Франции: как победу правых или как поражение левых? Этот вопрос я задал главному редактору французской редакции «Немецкой волны» Жерару Фусье:

Это, безусловно, победа буржуазных партий, хотя избирательная система несколько облегчила им задачу. С другой стороны, это, конечно же, крупное поражение левых сил. Впрочем, избиратели отвернулись от социалистов и их союзников не вчера. Самое главное поражение левые потерпели 21 апреля, когда в первом туре президентских выборов лидер националистов Жан-Мари Ле Пен получил больше голосов, чем лидер социалистов, глава правительства Лионель Жоспен. Так что итоги вчерашнего голосования – это лишь результат того, апрельского провала.

Какие положения, какие обещания в избирательной программе правых оказались наиболее привлекательными для избирателей?

Термин «избирательная программа» следует употреблять очень осторожно. У правых сил по сути дела избирательной программы как таковой не было: победу одержало движение, созданное всего четыре недели назад и названное Союзом за президентское большинство. В это движение вошли различные партии консервативной ориентации, имеющие свои собственные программы. Они совместно пошли на выборы, договорившись лишь в общих чертах по некоторым ключевым вопросам. Правда, это движение после президентских выборов сформировало временное правительство под руководством Жан-Пьера Раффарена, который особый упор сделал на теме внутренней безопасности. А эта проблема очень волнует сейчас французов. Но никаких особых обещаний движение Союз за президентское большинство избирателям не давало. Главное, что оно обещало французам – это положить конец тому параличу власти, который наблюдался последние пять лет из-за сосуществования правого президента и левого парламента.

Создание избирательного блока за месяц до выборов – такое мы, кажется, видели в последнее время только в постсоветских государствах. Во Франции, стране с давними демократическими традициями, нечто подобное раньше уже случалось – или это что-то новое в политической жизни?

Ничего нового в этом нет. Подобное уже случалось, причём такие избирательные движения создавались, прежде всего, именно буржуазным лагерем. А левые партии, как правило, шли на выборы отдельно, чтобы уже потом создавать коалицию. Они это называют плюрализмом. На нынешних президентских и парламентских выборах такая тактика их крупно подвела, поскольку способствовала распылению голосов. Новизна нынешнего союза консерваторов состоит в том, что осенью это движение собирается преобразоваться в партию. Если это действительно произойдёт, то новую партию возглавит, по всей видимости, будущий преемник Жака Ширака, то есть тот лидер, с которым правые пойдут на следующие президентские выборы через пять лет.

Г-н Фусье, как, на Ваш взгляд, изменится внешняя и внутренняя политика Франции в ситуации, когда президент может опереться на две трети парламента?

Удивительно, но внешняя политика не играла никакой роли ни во время президентских, ни во время парламентских выборов. В экономической области обещания были весьма скромными. Если в ближайшее время что-то и изменится, так это характер принятия решений. Паралич власти закончился. Президент Ширак наконец-то имеет возможность с помощью своего премьера Раффарена проводить какую-то определённую политику. Хорошей она будет или плохой – посмотрим. Через пять лет, на следующих выборах, французские избиратели дадут оценку этой политической линии – таковы правила демократии. Однако теперь Ширак уже не сможет оправдываться тем, что левые мешают ему действовать. Жак Ширак обладает отныне всей полнотой власти.

Такова точка зрения главного редактора французской редакции «Немецкой волны» Жерара Фусье.

Также по теме