1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Мосты

Общество «Волга-Развитие» помогает российским немцам обустраиваться в Поволжье

02.05.2002

Нашим сегодняшним собеседником стал Александр Арндт – заместитель генерального директора акционерного общества «Волга-Развитие», которое непосредственно занимается решением проблем немцев в Поволжье. Несколько лет назад германские чиновники отказали Александру Арндту в статусе «позднего переселенца», мотивируя отказ тем, что Александр, будучи военным летчиком, не подвергался, как большинство российских немцев, дискриминации со стороны советской власти. Более того, являясь военным летчиком Александр Арндт, дескать, поддерживал тоталитарный советский режим.

Александр не стал обращаться в суд, потому что считает ниже своего достоинства оспаривать в судебном порядке право считать себя немцем. Тем более, что все его родственники, включая родителей, давным-давно живут в Германии. Александр решил помогать тем немцам, которые по тем или иным причинам связывают свое будущее с Поволжьем.

- Александр, Вы - председатель землячества немцев Поволжья. Расскажите немного о своей организации.

- Землячество немцев Поволжья создано 6 февраля 1993 года. На момент создания землячества в общественном движении в России наступил кризис. Разделился Wiedergeburt на две организации. Этот процесс коснулся и регионов. Естественно, что все сложилось таким образом, что в некоторых областях было по две –три областных организаций российских немцев, которые имели одну и ту же цель – восстановление республики немцев Поволжья, но видели разные пути решения. Была реализована идея создания межрегиональной координирующей организации, которая бы не явилась бы таким монстром, который указывает областным организациям как себя вести и что исполнять, а явилась бы координирующим органом, вырабатывала бы рекомендации для всех областных структур.

- Какая на тот момент была цель и задача?

- На тот и на сегодняшний момент в уставе сохраняются следующая цель: полная реабилитация российских немцев, которая выражается в восстановлении республики немцев Поволжья. Мы сегодня понимаем, что эту идею реализовать, очевидно, невозможно. Нельзя войти в одну и ту же реку дважды.

- Значит ли это, что сегодня в Саратовской области не существует предпосылок для восстановления национальной государственности немцев?

- Мы с нашими коллегами, с которыми мы уже многие годы находимся в немецком движении, недавно сделали экскурс в историю и провели анализ состояния немецкой проблемы на конец 80-х годов. И мы пришли к выводу, что и тогда ни политическая, ни экономическая, ни демографическая ситуация не позволяли восстановить республику немцев Поволжья.

- Но ведь существует и другая форма, которая может помочь немцам сохранить свою национальную самобытность. Например, национальный район. Тем более что такое решение о создании национальных районов в Волгоградской и в Саратовской областях было. Что сейчас происходит в этой связи?

- Существует указ, вышедший в феврале 1990 года, о создании на территории Саратовской области немецкого национального района, а на территории Волгоградской области немецкого национального округа. Я хочу сказать, что национальные районы проблему российских немцев комплексно не решают.

- Замены республики национальным районом тоже не произошло.

- Конечно нет. Оно и не возможно было. Потому что национальный район – это административная единица, которая решает свои сугубо административные задачи, но не решает национальный вопрос.

- А есть ли вообще такая необходимость, если Вы говорите, что немцев не так много в Саратовской области?

- На сегодняшний день, по официальным данным – я говорю, по официальным данным, потому что существуют еще расчеты землячества немцев Поволжья, которые не совпадают с ними – на территории Саратовской области проживает 14 500 российских немцев. А вообще на территории действия землячества, а землячество действует в девяти субъектах РФ – от Астрахани до Башкортостана, от Оренбурга и до Пензы – проживает 75 000 российских немцев.

- А что делает Ваше землячества для того, чтобы немцы могли сохранить свою культуру, язык?

- У нас один из вопросов, находящихся постоянно в поле деятельности активистов землячества, это формы и пути сохранения российских немцев. Курсы немецкого языка, которые в настоящее время организованы не только у нас, но и по территории всей РФ, не достаточны для того, чтобы российский немец заговорил на немецком языке. Я вижу перспективу сохранения российских немцев – правда это мое личное мнение, не получившее пока поддержки или одобрения – я считаю, что российские немцы могут и должны сохраниться в России только объединившись вокруг церкви. Другого пути нет. Я являюсь еще и председателем совета евангелическо-лютеранской общины здесь, в Саратове, и президентом синода евангелическо-лютеранской церкви европейской России. И я знаю, что так часто, как на богослужении, российские немцы не встречаются больше нигде. Наша община насчитывает больше 160 человек, 30% - молодежь.

- Лютеранская община притягательна для немцев не только с религиозной точки зрения. Там теплится национальная жизнь.

- Я хочу сказать, что здесь надо разделять. Дело в том, что лютеранскую и католическую церковь в Россию привезли немцы. Поэтому мы можем в какой-то степени говорить о национальных корнях лютеранской и католической церкви в России. Но церковь не признает национальностей. Никакая церковь – нормальная, христианская, да пусть и не христианская – не признает национальностей. Мы тоже в церкви не делим русских, украинцев. У нас многонациональная община.

- И, тем не менее, Вы говорите, что будущее за церковью?

- Да, но я знаю также то, что все общины, которые сейчас существуют в России – а их в европейской части России около 150 – многие из них возникли как общины в последние 10-15 лет. Мы с большой благодарностью относимся к людям, которые приехали из Германии, тем пасторам, которые помогли эти общины возродить или создать. Ни один пастор из Германии не приехал в русскую деревню и не создал в русской деревне лютеранскую общину. Он всегда приезжал в деревню, где находил пять или шесть, или троих немцев. И на базе вот этих троих немцев он организовывал там общину, к которой прирастали потом и другие национальности. Закончилось богослужение – проводятся какие-то мероприятия на базе церкви. Это же место, где люди могут общаться. Церковь –это одно из мест, и, наверное, главное место, центр, вокруг которого немцы могут сохраниться. С Божьей помощью.

- В Саратове существует акционерное общество «Волга-Развитие». Каким образом это общество помогает российским немцам сохранить свою национальную самобытность?

- Вы знаете, в свое время землячество немцев Поволжья вышло с предложением о создании организации, которая бы могла аккумулировать средства, выделяемые российским правительством, правительством Германии, для того, чтобы их более целенаправленно здесь использовать. Оно было создано по решению межправительственной российско-германской комиссии и учреждено государственно-общественным фондом «Российские немцы» со стороны России и обществом GTZ со стороны Германии. Деньги, выделяемые правительством Германии, идут на поддержку культуры, оснащение центров культуры, проведение мероприятий, проведения курсов немецкого языка, на социально-экономическую поддержку, которая осуществляется в виде выдачи займов на покупку жилья. К сожалению, этот проект приостановлен.

- А что он собой раньше представлял? Покупалось жилье для немцев-переселенцев из Казахстана, которые приезжали в Саратов?

- Не покупалось, а они сами покупали. Им выдавался заем, а они покупали это жилье. И потом в течение договорного срока, который составлял около 11 лет, они обязаны были этот заем вернуть.

- Сейчас этой практики не существует?

- С первого октября прошлого года этот проект приостановлен. На сегодняшний день политика Германии меняется. Меняется политика РФ в отношении решения проблем российских немцев. Что касается финансовой поддержки, то землячество немцев Поволжья всегда говорило о том, что этой поддержки недостаточно.

- Как вы воспринимаете эту политику помощи для самопомощи, заключающуюся в том, что Германия выделяет какие-то средства и надеется, что организации российских немцев сами смогут через какие-то свои предприятия финансировать свою деятельность? Возможно ли это в нынешних условиях?

- Вы знаете, та идея, которая была высказана господином Ваффеншмидтом (Waffenschmidt) несколько лет назад в начале 90-х годов, о помощи ради самопомощи – это прекрасная идея. Но, как это часто бывает, она в России не была воплощена в жизнь. Германское правительство в лице Ваффеншмидта сделало ошибку. Приехав в Россию, не посоветовавшись с российскими немцами, они стали реализовывать свои идеи. А нельзя приехать из другого государства и строить что-то не спросив, а нужно ли это. Это самая главная ошибка, которую допустили руководители со стороны Германии, занимавшиеся решением проблемы российских немцев. На сегодняшний день мы имеем некоторые объекты, которые были здесь построены без согласования с российскими немцами и которые сегодня практически нежизнеспособны.

- Какие именно объекты?

- За счет средств Германии построен целый поселок – 100 домов в Марксовском районе, примерно в 150 километрах от Саратова, на голом месте, в степи. Люди приехали из Узбекистана. Все с одного места. Дома построили без рабочих мест. Ближайшая школа в восьми километрах. Магазина нет. Инфраструктура не была предусмотрена. Рабочие места не созданы. Сейчас люди там живут и мучаются. В школу надо ходить за 8 километров, больница – в районном центре, за 70 километров. Поэтому, когда нам говорят, что это удочка - помощь для самопомощи... мы же просили, дайте нам удочку, рыбу мы сами поймаем. Нет, нам захотели эту рыбу положить на сковородку. Вот этот поселок Степной такой рыбой и явился. Рыбу съели. В течение года все было хорошо, а теперь у людей нет работы, нечем платить за коммунальные услуги и другие расходы. Поэтому оттуда 40% российских немцев уже уехало.

- В Германию?

- Конечно в Германию. Больше-то некуда. Когда я вижу, что правительство России, что правительство Саратовской области – у нас тоже здесь правительство – ничего не делает для того, чтобы решить каким-то образом проблему российских немцев, то конечно, я думаю, что эти люди поступают правильно. Единственное достижение, за которое мы все должны быть благодарны Михаилу Сергеевичу Горбачеву, это за то, что за время его политики была создана возможность выбора. И этим выбором сейчас люди обладают. И, слава Богу, что человек имеет возможность сам принять решение без чьей бы то ни было указки. Уехать ему или остаться. Мы хотели обустроиться здесь, но нам этого сделать не дали и не дают сейчас.

Как вы слышали, Александр Арндт не видит особых национальных перспектив у немцев в Поволжье, но одновременно он и не видит явных причин, из-за которых стоило бы покидать Волгу и уезжать в Германию. Тем более, что российское и германское правительства заинтересованы в том, чтобы немцы оставались в России, и пытаются им помочь обустроиться и в Поволжье. О помощи Германии в обустройстве немцев в Поволжском регионе вы узнаете в следующем выпуске передачи «Мосты».