1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Пресса

Общеевропейское самосознание, или Медленная смерть истории

Может ли духовный потенциал заменить силовые средства / Выводы относительно европейской общности звучат не очень обнадёживающе / Если забыть историю, то она может преподнести весьма сердитые уроки.

Ответственный за расширение ЕС комиссар Ферхойген недавно официально заявил, что Европа, де, не нуждается в силовых средствах, поскольку обладает духовным и политическим потенциалом, посредством которого, например, удалось победить коммунизм. К сожалению, это не так. Коммунистическая диктатура была побеждена в силу её собственной экономической несостоятельности, а ещё потому, что жители Центральной и Восточной Европы не пожелали мириться с насильственной советизацией, а западные государственные деятели (президент США Рейган, германские канцлеры Шмидт и Коль) приняли военно-политический вызов Москвы и вооружили НАТО. Если бы дело было только в духовном обаянии Европы, то железный занавес, возможно, разделял бы обе системы и по сей день. Немецкий философ Юрген Хабермас, представляющий "левую" мысль Европы, запустил в оборот идею, что в уличных протестах против войны в Ираке сложилась новое общеевропейское самосознание. С той же самой колокольни донеслось, что для объединившейся мирным путём Европы, в которой бунтарское поколение 68-го держит сегодня бразды правления, война как способ решения конфликтов принципиально не приемлема. Отказ от любой превентивной войны со ссылкой на международное право – центральный пункт всех возражений против действий США в Ираке. Этот аргумент приводился не только в Европе, и не только левыми.

Но тут следует заметить: что-то не припоминается никаких митингов протеста, выражавших возмущенное общеевропейское антивоенное сознание, когда российская артиллерия превратила в груду развалин столицу Чечни Грозный,

указывает швейцарская газета "Нойе цюрхер цайтунг" и далее пишет:

Начиная с распада СССР в 91-м году политики европейских стран всего лишь дважды почувствовали необходимость открыто высказать своё мнение: при развале Югославии и совсем недавно, когда Буш попросил их поддержать силовую акцию США против Саддама Хусейна. В обоих случаях если и прослеживалась какая-либо схожесть в ответах европейских стран, свидетельствовала она вовсе не о наличии мнимого общеевропейского самосознания, а старорежимных повадок, столь типичных для национальных государств. В начале 90-ых Германия вступилась за независимость Хорватии, тогда как Франция и Великобритания долгое время поддерживали Сербию. В нынешнем кризисе вокруг Ирака приоритетными для Лондона явились его особые отношения с Вашингтоном, -

констатирует швейцарская газета "Нойе цюрхер цайтунг" и продолжает:

Остаётся гордиться культурным наследием, разнообразием и богатством нашего континента, которое часто приводится в качестве особенности, выгодно отличающей нас от Америки. Действительно, можно чувствовать себя счастливым, разглядывая фрески Мазаччо во Флоренции или посещая дом-музей Моцарта в Зальцбурге, в связи, что мастера такой величины формировали нашу европейскую культуру. Это ложится на одну чашу весов. На другой чаше – американизированность европейской массовой культуры. Европейские языки, и прежде всего – немецкий, податливо открываются американскому варианту английского, с услужливостью, обусловленной соображениями моды и духовной инертностью. Все эти выводы относительно европейской общности звучат не очень обнадёживающе. Может быть, это ещё и вопрос перспективы, то есть реалистичного взгляда на интеллектуальные проекты как необходимые, нередко увлекательные, но в общем-то единичные и одинокие полёты мысли. Не теряя почвы под ногами, необходимо учитывать собственные исторические условия, экономические и политические возможности, не забывать, где мы живем и что нам по силам совершить в современной Европе.

Британская газета "Гардиан" отмечает:

Чем больше мы порхаем вокруг нашей родной планеты, будь то реальные перемещения или виртуальные, тем меньше мы знаем или, вернее, хотим знать о нашей Земле... Глобализация, кроме всего прочего, означает медленную смерть истории, предлагая скучный, тоскливый ответ на все животрепещущие вопросы. Необходимость знать что-либо из области истории и культуры отпадает. Не следовало ли бы нам прекратить, например, покорно принимать вводящие в заблуждение мифы о том, что США родились в результате "революции"? Никто в те времена не называл это этим словом, да и не знал его. То же самое касается "особых отношений" между США и Великобританией. Наши студенты думают, что Америка появилась благодаря усилиям героев, вроде тех, которых играет на экране Мел Гибсон. Американские студенты, вскормленные идеями американской исключительности, полагают, что остальной мир - это такое странное место, которое время от времени приходится спасать от его собственной деструктивности. Мы едины только в прогрессирующем невежестве. Британские отношения с Европой затерялись в зоне непонимания и отчуждения. В Европе развивалась история Великобритании. Из Германии прибывали наши короли и королевы. Можно сравнить прусское влияние на нас с влиянием Англии в составе Великобритании. Не надо забывать, что дипломатические клише "западный" и "западные ценности" - трескучие фразы нового времени, а то, что мы понимаем сегодня под историей, - унаследованная мудрость, немного припудренная дизайнерской пылью. Разумеется, что настоящая история никогда не завершится. История британского присутствия в Ираке 80-летней давности или исторические связи США и Либерии неожиданно дали о себе знать. История учит нас не прекращать ею заниматься и преподносит нам весьма сердитые уроки, когда мы этим пренебрегаем.

Обзор мировой печати подготовил Виктор Кирхмайер, НЕМЕЦКАЯ ВОЛНА