1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Беларусь

Обиженные и оскорбленные

Начальник Главного идеологического управления Администрации президента Олег Пролесковский отсудил у независимой газеты «Народная воля» 25 млн руб за нанесенный ему моральный вред. Как было дело?

default

Кроме того, Ленинский суд Минска удовлетворил требование Олега Пролесковского взыскать с журналистки «Народной воли» Марины Коктыш 2 млн руб.

2 августа заместитель главного редактора газеты «Народной воли» Марина Коктыш написала об аресте Владимира Холода. Он работал первым заместителем начальника Главного идеологического управления Администрации президента, то есть Олега Пролесковского. Сейчас Владимира Холода обвиняют во взяточничестве.

Чем обидели главного идеолога страны?

По словам Марины Коктыш, Олега Пролесковского в этой статье задели три фразы. Первая о самом Владимире Холоде: «ну, например, в кулуарах власти ходят разговоры о том, что Владимир Федорович брал деньги не для себя».

Вторая фраза имела отношение к нему самому: «много говорят об особых отношениях Холода со своим непосредственным начальником Олегом Пролесковским, который согласует списки регистрируемых организаций с Лукашенко». И третья фраза – «но Пролесковский на свободе».

Каким образом эта фраза не соответствует действительности, а также задевает честь, достоинство и деловую репутацию Пролесковского, Марине Коктыш до сих пор непонятно.

«Мне также непонятно, как эту фразу можно опровергнуть ее», - подчеркивает журналистка.

Мнение юриста

Заместитель главы «Белорусской ассоциации журналистов», юрист Андрей Бастунец считает, что действия суда направлены на то, чтобы ухудшить возможности работы «Народной воли».

«Ситуация имеет еще такой подтекст: в свое время именно Пролесковскому Александр Лукашенко поручил разобраться с проблемами «Народной воли», с печатанием ее за рубежом и распространением ее внутри страны»,- добавил юрист.

Обиженные и оскорбленные

Если не знать всех подоплек отношений между чиновниками и независимой прессой в Беларуси, то кажется, что чем выше государственный пост, тем более «раним» руководитель.

Президента страны и вовсе обидеть может каждый. На сей случай имеется даже специальная статья в Уголовном кодексе Беларуси. Журналистов по ней уже не раз отправляли в места не столь отдаленные.

Примеров немало

В 1999 году бывший госсекретарь Совета безопасности Виктор Шейман отсудил у газеты «Навіны» и журналиста Сергея Анисько более 50 тысяч долларов. Журналист приписал соратнику Александра Лукашенко несуществующую дачу. Газета закрылась по финансовым причинам.

В 2002 году глава Комитета госконтроля Анатолий Тозик взыскал около 60 тысяч долларов с газеты «Наша свабода» и журналиста Михаила Подоляка. Его оскорбило мнение о себе как об интригане и шантажисте. Газета – перестала выходить.

В 2004 году бывший председатель «Белтелерадиокампании» Егор Рыбаков выиграл у «Народной воли», Марины Коктыш и экс-телеведущей Элеоноры Езерской около 30 тысяч долларов. Егора Рыбакова унизило и оскорбило мнение, высказанное Элеонорой Езерской в интервью, о том, что он превратил телевидение в руины. Через год Егора Рыбакова осудят по обвинениям в хищениях, дадут 11 лет тюрьмы и конфискуют имущество. К «Народной воле» это не имело никакого отношения.

В 2005 году у главного редактора ведущей спортивной газеты Беларуси «Прессбол» Владимира Бережкова описали имущество. Министр финансов Николай Корбут, возглавлявший еще и белорусскую гимнастику выигрывает в суде у газеты около 20 тысяч долларов.

В 2006 году «Комсомольская правда в Белоруссии» оказалась должна главе таможенного комитета Александру Шпилевскому около 30 тысяч долларов. Газета опубликовала фото чиновника рядом с цитатой однофамильца Николая Шпилевского - агента футболиста Александра Глеба. Таможенник, несмотря на извинения за техническую ошибку, заявил о нанесении ему колоссального морального вреда.

В чем причина податливости судов

Ситуация объясняется тем, считает Андрей Бастунец, что суды «загипнотизированы» высоким должностным положением некоторых подателей исков.

Этим же объясняется, по мнению юриста, и огромный размер компенсаций чиновникам за «нанесенный моральный вред», особенно если сравнить их с теми суммами, которые выплачиваются в случае потери кормильца, несчастных случаев, травм.

Закон не дышло

А вот защитить честь и достоинство белорусскому оппозиционеру в суде трудно, даже, когда речь идет не о деньгах, а о банальном опровержении лжи.

Например, активист молодежного движения Алексей Шидловский был осужден на полтора года за политическое граффити. А Павел Якубович редактор газеты «Советская Белоруссия» написал, что на самом деле молодежного политика осудили за неуплату алиментов.

После этого Алексей Шидловский предоставил суду документы о том, что в то время женат не был, детей у него не было, а также приговор, за что на самом деле он был осужден. Суд признал, что статья в «Советской Белоруссии» имеет лживое содержание, однако «ни опровержение, ни материальная компенсация Алексею не положены, он как личность аморальная не имеет на это право».

Контекст