1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Центральная Азия

Нью-йоркский террорист напомнил о проблемах в Центральной Азии

Атака в Нью-Йорке указывает на опасность терроризма, которая исходит из Центральной Азии. Но больше вопросов следует направить в адрес США, чем Узбекистана, полагает эксперт ICG.

На месте теракта в Нью-Йорке

На месте теракта в Нью-Йорке

После атаки в Нью-Йорке усиливается впечатление, что из Центральной Азии исходит растущая опасность терроризма. В интервью DW руководитель проекта независимой некоммерческой организации со штаб-квартирой в Брюсселе - Международной кризисной группы (ICG) в Центральной Азии Дейрдре Тайнан указала, что проблему превращения обычных мигрантов в потенциальных террористов нередко следует искать не столько на их исторической родине, сколько в новой стране проживания. 

DW: Госпожа Тайнан, после террористической атаки, совершенной этническим узбеком в Нью-Йорке, многие люди называют Центральную Азию рассадником исламского экстремизма. Вы согласны с этим?

Дейрдре Тайнан: Нет, по-моему, это слишком преувеличенное представление. Действительно, значительное число граждан центральноазиатских стран присоединилось к "Исламскому государству" и другим группировкам в Сирии и Ираке. Однако в общей сложности речь идет о всего лишь двух-четырех тысячах человек.

- Что заставляет жителей стран Центральной Азии отправляться на войну, примыкать к ИГ, заниматься терроризмом?

Дейрдре Тайнан

Дейрдре Тайнан

- Некоторые просто хотят воевать. Другие отправились на войну, будучи религиозными фанатиками. Многие крайне разочарованы в жизни. Общества в этих странах весьма авторитарны, с очень сильным расслоением. Опираясь на исследования в Казахстане, Киргизии и Таджикистане, мы увидели, что потенциальные сторонники ИГ называют одной из причин свое материальное положение.

- А ИГ умеет пользоваться этим недовольством?

- "Исламское государство" способно своей изощренной пропагандой обращаться к самым разным людям, озабоченным широким спектром проблем. В наших исследованиях с 2014 года мы наблюдали, как к ИГ примыкали самые различные люди: от высокопоставленных таджикских чиновников до девочек подросткового возраста.

- Что предпринимают правительства центральноазиатских стран для решения проблемы?

-  Шаги предпринимаются, но самые минимальные. При этом упор делается на борьбу с терроризмом, а не на профилактику. Правительства видят проблему исключительно в сфере безопасности, и не готовы видеть причины радикализации в социально-экономической сфере.

- Как вы считаете, внимание СМИ было бы таким же, если бы нью-йоркский террорист был родом из другой, менее "экзотичной" страны?

- Я думаю, одна из причин в том, что о Центральной Азии мало знают (в США. – Ред.). Стратегические интересы США в этом регионе ограничиваются Афганистаном.

- Организаторы атак в Стокгольме, Санкт-Петербурге и теперь в Нью-Йорке были не закаленными в боях сторонниками ИГ, а обычными мигрантами из стран Центральной Азии

- Связующим звеном этих событий является то, что радикализация этих людей произошла не в Центральной Азии. Они оказались во власти радикальных идей, когда стали иммигрантами в других странах. Поэтому большинство вопросов нужно задавать представителям этих государств, а не стран Центральной Азии.

- То есть проблема заключается в неудачной интеграции мигрантов?

- Вчера мы разговаривали с бывшим приятелем Сайфулло Саипова, обвиняемого в совершении теракта в Нью-Йорке. Он живет в штате Огайо. Мы спросили его, как жил в Огайо предполагаемый террорист. Судя по его описаниям, там живет дружная сплоченная община, в которой можно рассчитывать на поддержку. По словам приятеля, у Саипова - очень сложный характер, и он плохо уживался даже с этническими узбеками. Поэтому, может быть, речь идет об очень индивидуальном случае - о человеке, ищущем проблемы на свою голову независимо от того, где он находится.

- И в результате он решил убить людей от имени ИГ?

- Пропаганда ИГ сильно отличается от того, что распространяют другие радикальные исламские организации, например, "Талибан" или "Аль-Каида", поскольку ее проводят и на русском языке, и на языках народов Центральной Азии. Саипов мог иметь доступ к таким же пропагандистским материалам или инструкциям, как и узбекский мигрант в Москве или местный житель в одной из центральноазиатских стран. Пропагандисты ИГ способны влиять на людей, подверженным таким идеям, на их родном языке. И это очень важный аспект.

Смотрите также:

Смотреть видео 02:59

Дональд Трамп требует смертной казни для террориста из Нью-Йорка (02.11.2017)

 

 

Контекст

Аудио- и видеофайлы по теме