1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Центральная Азия

НПО не пройдут!

Тяжелое положение тех, кто хочет открыть НПО, еще больше осложнилось.

В Туркмении и раньше регистрация неправительственных организаций была делом крайне сложным, (что многократно подчеркивали в своих отчетах международные правозащитные организации). Однако с Нового года и без того тяжелое положение тех, кто хочет открыть НПО, еще больше осложнилось. Об этом сообщает О.Сарыев.

С конца 2002 года, когда в Туркмении начались процессы по делу о так называемом покушении на президента С.Ниязова, ситуация в стране в целом характеризуется резким усилением репрессивных мер. Ужесточение режима непосредственно коснулось и НПО, фондов, различных общественных объединений, в том числе объединений религиозных меньшинств. В этой связи на Сапармурата Ниязова обрушилась критика международных правозащитных организаций и политических институтов. Под давлением этой критики в 2005 году несколько общественных объединений были зарегистрированы, и в адрес президента Туркмении прозвучали похвалы из-за рубежа. Однако, судя по всему, преждевременно. Как сообщил корреспонденту «НВ» Оразу Сарыеву ответственный сотрудник министерства юстиции Туркмении, в начале 2006 года это ведомство получило указание под любыми предлогами не регистрировать НПО, общественные организации, учредителями которых выступают частные лица или западные фонды. Как рассказал корреспонденту источник, в настоящее время действуют следующие правила: вопросами регистрации формально занимается министерство юстиции, при котором созданы пять комиссий. Они непосредственно рассматривают заявления от потенциальных учредителей. Каждая из комиссий отвечает за НПО определенного профиля, к примеру, одна – за вопросы строительства, другая – за народные промыслы и так далее. Во главе комиссий – чиновники, работающие или в минюсте, или в МНБ. Источник подчеркивает, что после того, как обращение о создании НПО поступает в ту или иную профильную комиссию минюста, заявителем и его замыслом немедленно начинает заниматься не только эта комиссия, но и МНБ. Далее пять руководителей комиссий собираются вместе и принимают решения по тем или иным проектам. Эти проекты и ранее рассматривались в первую очередь с точки зрения безопасности, как ее понимает Туркменбаши, но теперь, с января, давать разрешительные ответы частным лицам и западным организациям категорически запрещается. Так что комиссии, которым предписано давать ответ максимум в течение трех месяцев, теперь стараются сразу объяснить частным заявителям всю бесперспективность их замысла. Особые условия, как сообщает источник, действуют для тех НПО, которые создаются самой властью для «утилизации» программ и грантов, выделяемых Туркмении международными организациями, к примеру, на развитие здравоохранения, образования, на охрану окружающей среды. Решения по регистрации НПО, которым поручается выполнение таких программ, принимаются в аппарате президента страны и в МНБ, руководство и сотрудники подбираются там же, в основном, из родственников руководителей страны, а регистрационные документы по таким НПО не рассматриваются, а лишь оформляются комиссиями Минюста по разнарядке, поступающей от МНБ. Об этом «НВ» сообщил источник в министерстве юстиции Туркмении. В свою очередь, корреспонденту «НВ» удалось побеседовать с одной из просительниц этого ведомства: собеседница корреспондента более полугода назад подала заявку на регистрацию в Ашхабаде общественной организации, цель которой – занятие народными промыслами.

Как рассказывает этот источник, все необходимые документы были собраны, проведено учредительное собрание, составлен протокол, в 2005 году была подана заявка в министерство юстиции, составленная при участии грамотного юриста, найдено помещение, указаны условия аренды, в хякимлике получен юридический адрес (получение этого адреса обошлось в 200 долларов), указано, кто профинансирует покупку офисной мебели и техники. Наконец, около 600 долларов были внесены на счет Минюста в качестве учредительного взноса. Далее заявительницу вызвали на комиссию минюста, где ей задавали вопросы о том, есть ли среди ее родственников судимые, если да, то по каким статьям, все ли родственники работают, и если нет, то по каким причинам, и так далее. После заседания комиссии ответа не было в течение трех месяцев, и заявительница вновь обратилась в министерство юстиции. Это было в начале января 2006 года. По утверждению источника, там сообщили, что с Нового года по этому вопросу министерство можно не беспокоить, а если есть настроение и дальше добиваться регистрации, то заявителем займутся органы. После этого домой к заявительнице, по ее словам, пришел ее знакомый, имеющий отношение к тем же органам, и попросил не заниматься ерундой, а учредительный взнос при этом Министерство юстиции не возвратило.

В свою очередь, источник в Министерстве юстиции подтвердил, что этот случай – не исключение, а обычная практика.