1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Рынок и человек

Ночь перед Рождеством близ Бремена

08.01.2003

Сегодня я предлагаю вам две почти рождественские истории. Мы поговорим о новом немецком банке, который руководствуется в своей деятельности прежде всего морально-этическими соображениями и христианскими ценностями, а затем Вы узнаете, какие «страшные события» разыгрались в ночь перед Рождеством на севере Германии. Там на обледенелых путях застряло несколько поездов, и пассажирам пришлось отмечать Сочельник в железнодорожных вагонах. О том, какой сервис и какие компенсации полагаются в такой ситуации пострадавшим, нам расскажет очевидец случившегося.

Накануне нынешнего католического и протестантского Рождества, а именно – 15 декабря прошлого года, в Германии начал действовать новый банк. Я специально избегаю выражений типа «открыл свои двери для первых посетителей», поскольку никаких дверей, собственно, нет – банк онлайновый, то есть он предлагает свои услуги в Интернете. Но не это – главное. Самое интересное в новом банке – его деловая философия, выраженная в его названии: Ethikbank, то есть «этичный банк». Послушайте почти рождественскую историю о попытке восточногерманских энтузиастов соединить финансовый бизнес с высокой моралью, а зарабатывание денег - с благотворительной деятельностью.

- Мы создали Ethikbank, потому что хотели взять на себя часть ответственности за природу и человека. С этой целью мы, с одной стороны, будем поддерживать и финансировать различные социальные и экологические проекты, а с другой – руководствоваться при инвестировании денег наших клиентов строгими моральными и экологическими критериями...

Говорит председатель правления нового банка Клаус Ойлер (Klaus Euler). Таким образом, Ethikbank изначально создан для того, чтобы творить добро. Обычно в бизнесе наблюдается иная последовательность: сперва предприниматели самыми разными способами сколачивают огромные состояния, а уже затем становятся меценатами и жертвуют деньги на благотворительные цели. А Ethikbank видит в такой деятельности сам смысл своего существования. Любопытно, что идея подобного банка родилась в глубочайшей немецкой провинции – в городке Айзенберг в Тюрингии. Это – территория бывшей ГДР. В качестве инициатора и инвестора выступил маленький местный банк – Volksbank Eisenberg. Он существует уже более 130, пережил несколько режимов, в том числе национал-социалистический и коммунистический, а в последние годы набрал немало опыта в оказании банковский услуг через Интернет.

Вот в недрах этого «народного банка», который всегда обслуживал только местный бизнес, а потому проникся предпринимательской философией и деловой этикой среднего класса, и родилась идея открыть финансовый институт, гарантирующий своим клиентам не только сохранность вкладов, но и чистоту рук и совести. Оказывается, спрос на подобные банковские услуги в Германии достаточно высок: согласно недавнему опросу общественного мнения, 44 процента жителей страны в принципе готовы руководствоваться при инвестировании своих сбережений этическими и экологическими нормами. Ethikbank обещает своим клиентам, что, работая с их деньгами на рынке капитала, не будет нарушать целый ряд табу.

- Это - производство и использование ядерной энергии, эксплуатация детского труда, применение генной инженерии в растениеводстве.

Ну и, конечно же, производство оружия. Ethikbank ни при каких обстоятельствах не будет приобретать ценные бумаги фирм, которые занимаются подобной деятельностью. Он также не станет покупать облигации тех государств, которые нарушают права человека. Надо сказать, что из 100 крупнейших немецких биржевых компаний лишь четвёртая часть соответствует строгим этическим критериям тюрингских банкиров. Впрочем, они при отборе компаний руководствуются ещё и списком необходимых положительных качеств.

- Это – поддержка государственной политики в области экологии, это - управление предприятием с учётом экологических требований, или, например, отказ от сокращения рабочих мест, отстаивание на производстве принципа равноправия мужчин и женщин.

У циников и даже прагматиков наверняка уже возник вопрос: а как эти романтики собираются вообще зарабатывать деньги? Ведь если следовать всем этим критериям, то придётся отказаться от акций самых пронырливых и пробивных компаний и довольствоваться малодоходными ценными бумагами нерасторопных фирм. Вот ответ Клауса Ойлера, председателя правления Ethikbank:

- Мы твёрдо убеждены в том, что в основе деятельности любой компании, рассчитывающей на долгосрочный успех, должны лежать определённые этические нормы. У компании, которая лжёт и жульничает, рано или поздно разбегутся сотрудники, поставщики и клиенты.

- Тот, кто хочет преуспеть в бизнесе, должен вести себя этично. В Германии немало крупных компаний, которые придерживаются в своей деятельности моральных норм - и при этом чрезвычайно успешны. В качестве примера назову дюссельдорфскую фирму Henkel, которая может служить образцом деловой этики. Да и на государственном уровне моральные ценности играют ключевую роль. Посмотрите: те страны, которые избрали демократическую форму правления и руководствуются морально-этическими правилами, достигли несравнимо более высокого уровня жизни, чем страны, попирающие нравственные законы.

Таково кредо Ethikbank. От других немецких финансовых институтов его отличает ещё и то, что определённую часть своей прибыли он собирается последовательно направлять на поддержку конкретных благотворительных проектов. Их три: строительство школы для девочек в Афганистане, восстановление детского дома в болгарском городе Пловдиве и спасение байкальской нерпы. Об этом “российском” проекте, осуществляемом вместе с международным экологическим фондом, рассказывает сотрудница Ethikbank Зильке Шрёдер (Silke Schröder).

- Фонд Global Nature Fund осуществляет 23 проекта, то есть взял под свою опеку 23 озера на разных континентах. Одно из них – озеро Байкал. Мы выбрали именно его, потому что нас поразило уникальное разнообразие его флоры и фауны. Причём больше всего нам полюбилась байкальская нерпа.

Помочь этим животным сможет любой клиент нового банка:

- Он может помочь, открыв собственный накопительный счёт под названием «Экология». Или непосредственно пожертвовать деньги в пользу фонда Global Nature Fund.

Условия накопительного счёта «Экология» таковы, что небольшая часть тех процентов, которые причитаются клиенту, будет автоматически перечисляться экологическому фонду.

Я не знаю, как сложится деловая судьба нового банка. Вполне допускаю, что он не выдержит конкуренции и закроется. Однако сам факт появления в Германии финансового института, который обещает клиентам руководствоваться в своей деятельности прежде всего нравственными нормами, мне представляется весьма симптоматичным.

А теперь – вторая почти рождественская история, на этот раз – из области транспорта. В Германии принято ругать здешнего железнодорожного монополиста - государственное акционерное общество Deutsche Bahn. Его ругают за опоздания поездов, за очереди в кассах, за широко разрекламированные новые тарифы, которые многие пассажиры расценили как скрытое повышение цен. Однако такой шквал критики, как в последние две недели, на немецкую железную дорогу не обрушивался уже давно. Дело в том, что компания Deutsche Bahn некоторым своим пассажирам испортила главный праздник в году – Рождество, точнее говоря – Сочельник, когда в Германии принято всей семьёй собираться за торжественно накрытым столом. В Сочельник, то есть 24 декабря, в немецких поездах всегда особо многолюдно: все спешат к своим родным и близким. Но так получилось, что в этом году именно 24 декабря на северо-запад Германии обрушился проливной дождь, сопровождавшийся резким похолоданием. В результате обледенели не только все автодороги, но и железнодорожные пути. Как же в этой ситуации действовала компания Deutsche Bahn? Давайте послушаем рассказ очевидца: в одном из застрявших в пути поездов ехал кёльнский художник Юрий Альберт. Вот как он в телефонной беседе со мной описал свои рождественские приключения – и качество сервиса на немецкой железной дороге в условиях экстремальной ситуации.

- Я был в Бремене у своего приятеля в гостях и отправлялся домой. Когда я покупал билет меня честно предупредили, что поезда не ходят временно., и сколько они не будет ходить они не знают. Я тем не менее отправился на перрон, там стоял поезд, уже опоздавший часа на полтора я сел в него и стал ждать еще через час поезд двинулся все страшно обрадовались, но к сожалению, когда поезд отъехал минут на десять от Бремена, он встал окончательно и объявили, что пока ничего не известно и будем ждать. Примерно каждый полчаса что-то объявляли. Часов через пять объявили радостную весть: Мы возвращаемся в Бремен, те кто хотят могут вернуться в Гамбург на тех же билетах, а те кто хотят могут получить талончик на гостиницу и переночевать и поехать на следующий день. Все страшно обрадовались, стали звонить по мобильным телефонам своим родственникам, но через полчаса сообщили еще более радостное известие – мы все-таки едем в Кельн, сделав предварительно на какой-то маленькой станции остановку. На этой станции к нам пересадили людей из другого поезда – стало довольно много народу и мы двинулись дальше на Оснабрюк. Нормального пути между Бременом и Оснабрюком, наверное, минут сорок, мы же ехали около шести часов. В Оснабрюке нас встречали спасатели, которые раздавали сосиски и какое-то бесплатное питье, после чего мы уже нормально доехали до Кельна.

И когда же Вы приехали в Кельн? То есть сколько времени у Вас заняло все это путешествие из Бремена в Кельн, которое обычно длится примерно три часа?

- Я не могу точно сказать, около 15 часов.

Вы говорите, что в Оснабрюке вас встречали спасатели, которые раздавали еду и напитки. Что еще раздавали людям? Медикаменты, одеяла, что-то для маленьких детей?

- Одеял не раздавали, медикаментов... – я видел что одну старушку унесли куда-то на носилках. А когда мы ехали, то объявляли по вагонам, что диабетики могут пройти в такой-то вагон, там, по всей видимости, были лекарства.

Ну а те, кто ехали с малыми детьми. В репортажах говорили, что грудным детям выдавали памперсы?

- Сначала никаких памперсов не было. Сначала машинист объявлял по вагонам, что если у кого-то есть лишнее детское питание, несите пожалуйста в такой-то вагон, а в Оснабрюке завезли памперсы и детское питание и объявляли, что кому нужно, могут получить.

Но вот Вас, взрослого человека, голод не мучил?

- Голод не мучил. Во-первых, довольно долго работал вагон-ресторан. Во вторых прямо в нашем вагоне, наверное и в других тоже был такой автомат, в котором можно было купить шоколад. Он тоже довольно долго работал. Потом была ночь, а ночью особенного голода как-то, не испытываешь.

А Вам полагаются какие-то компенсации за понесенный моральный ущерб и потерю времени?

- Где-то в середине всех этих приключений через вагон прошли проводники и раздали такие талончики, по которым можно получить скидку в следующий раз, когда поедешь на поезде.

Вам сказали какая скидка?

- Там, насколько я понял, все зависит от срочности. Те, кто ездит часто – их талончик действовал два месяца и стоил около 20 евро, а для тех, кто ездит редко талончик был действителен на шесть месяцев и был на 10 евро.

То есть вы получили 10 евро?

- Вернее талончик на 10 евро.

Ну вот сейчас, оглядываясь на это рождественское приключение, Вы разделяете ту мощную критику, которая сейчас звучит в немецких СМИ в адрес DB?

- Наверное, нет. Там было забавно. Я разговорился с одной девушкой, которая мне объяснила, что, мол мы – немцы ненавидим DB, потому что это государственная монополия, и они не считают, что они нас обслуживают. Я честно говоря этого не заметил. Может быть у меня другой опыт жизненный, но, по-моему, было сделано практически все, что можно.

Как видите, кёльнский художник Юрий Альберт относится к немецкой железнодорожной компании более снисходительно, чем большинство жителей Германии, хотя ему, в отличие от пассажиров целого ряда других поездов, даже не довелось воспользоваться в ту злополучную ночь такой услугой железной дороги, как бесплатный гостиничный номер. Что же касается талона на получение скидки при покупке железнодорожного билета, то недавно аналогичный талон получил и я. Хотя наш поезд опоздал всего примерно на час. Однако компенсацию в 10 евро железная дорога платит всем, кого доставила в место назначения как минимум на 30 минут позже, чем обещала. Свой талон, кстати, я уже отоварил...