1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Мосты

«Нойес Лебен» не согласна с Йохеном Вельтом

19.06.2003

У бывшей центральной газеты российских немцев газеты «Нойес лебен», которая с некоторого времени принадлежит президенту федеральной национально-культурной автономии «Российские немцы» Владимиру Бауэру, возникли большие проблемы с ведомством уполномоченного правительства Германии по делам переселенцев Йохеном Вельтом. Редактор газеты Александр Александрович Гангнус в интервью «Немецкой волне» подчеркивает, что со стороны Германии у газеты нет никакой финансовой поддержки из-за позиции редакции, которую не разделяет ведомство господина Вельта. А почему у газеты такая позиция, и как сам уполномоченный правительства по делам переселенцев реагирует на неё – вы узнаете из интервью с редактором «Нойес Лебен» Александром Гангнусом и фрагментов из открытого письма господина Йохена Вельта, опубликованного в « Московской немецкой газете».

В офисе редакции «Нойес лебен» тишина и покой. Через секретаря Веру Викторовну мне удалось связаться с Александром Гангнусом и договориться о встрече. Господин Гангнус встретил меня несколько недоверчиво и одновременно со мной включил и свой диктофон. Наш разговор длился больше часа, а передача наша всего пятнадцатиминутная, поэтому могу предложить вам только часть интервью, которая отражает, на мой взгляд, принципиальную позицию редактора Гангнуса по проблемам немцев России и его отношение к ведомству уполномоченного федерального правительства по делам переселенцев Йохена Вельта.

Господин Гангнус Вы редактор газеты "Neues Leben". Она не единственная немецкая газета, которая издается в Москве. Что сегодня собой представляет «Neues Leben»?

«У нашей газеты есть стабильное ядро подписчиков, их осталось мало, но это люди верные. И они от нас чего- то ждут, чего-то требуют. Требования бывают противоположные. Например, одни требуют, чтобы было побольше материалов на немецком языке. Другие требуют, чтобы было больше на русском языке, а немецкий, дескать, не нужен. Большинство все-таки на сегодняшний день считает, что лучше на русском языке, и, в общем, поддерживает наше направление. А оно состоит в том, что мы стараемся говорить все с открытым забралом и не оглядываться. Тем более что нас ни кто не финансирует, поэтому и не на кого особо оглядываться, в отличие от всех остальных немецких газет».

А почему никто не финансирует?

«Газета была использована в свое время для поддержания и увеличения расколов среди российских немцев. Когда этот раскол осуществился, то сама газета, которая все- таки осталась каким-то центром притяжения, стала не нужна. С этих пор ее перестали финансировать, а когда появилась потребность в том, чтобы проводить какую-то удобную Германии политику, то для этого, конечно, газета российских немцев в принципе не годилась. Годилась газета, которая замаскирована была под газету российских немцев - это «Московская немецкая газета». У неё совершенно другие интересы и другая направленность. Они только для отмазки от нас, от нашей критики, иногда дают что-то, но и то для того, чтобы с нами полемизировать. Но так они не являются газетой российских немцев, и поэтому с этого момента те средства, которые, в сущности, должны быть предоставлены для традиционной газеты российских немцев, пошли туда».

Вы говорите, что «Московская немецкая газета» не является газетой российских немцев. Из чего Вы исходите? Что такое газета российских немцев? Газета Мартенса публикует материалы о российских немцах и для российских немцев. И языковые полосы есть для тех, кто изучает немецкий язык.

«Ну, для тех, кто изучает немецкий язык, конечно, да. У нас нет просто средств, это же, строго говоря, не задача газеты российских немцев. Сейчас миллионы всяких учебников».

Скажем прямо, у Вас есть разногласия с газетой Мартенса. Вы считаете, что она не отражает мнений российских немцев или не работает на их проблему? В последних номерах газеты “Neues Leben”, которые я видел, много злобных статей. Мне кажется, что газета занимается полемикой и не удовлетворяет, так как это делает газета Мартенса, нужд читателей. В “Московской немецкой газете” много информации на культурную тему. Я полистал последние номера, они даже не реагируют на критику “Neues Leben”.

«Это интересное замечание. Да, они теперь перестали реагировать на критику “Neues Leben”. Раньше этого не было. Кстати, “Neues Leben” довольно долго отмалчивалась, не участвовала ни в какой полемике».

“Neues Leben” в начале перестройки стала независимой газетой и учредителем ее был творческий коллектив. Сегодня насколько “Neues Leben” независима?

«Если орган печати не имеет своей позиции, то он просто не нужен. Среди органов печати российских немцев, пожалуй, только наша газета имеет позицию. А потому не финансируется Германией».

А кто считается с позицией “Neues Leben”, кроме руководителей культурной автономии российских немцев?

«Один раз нам удалось убедить министра Блохина, который категорически был против “Neues Leben” , против культурной автономии. Ему совершенно не нравилась газета, но с какого-то времени началась нравиться, когда он понял, что она отстаивает определенные интересы».

И он стал ее финансировать?

«Она не долго финансировалась при Блохине, только осенью 2001 года».

За счет чего сегодня газета живет? Как финансируется? Как издается?

«Средства добывает Бауэр, иногда тратит свои деньги, есть спонсоры какие-то».

Каким тиражом она выходит?

«Около 3 000 экземпляров. Около 2 000 это подписка»

Газета “Neues Leben” в ее сегодняшнем виде не приемлет никаких компромиссов и отстаивает только точку зрения господина Бауэра и культурной автономии?

«Несколько раз возникала какая-то видимость диалога, которая меня сильно раздражало, потому что я знал, что это лишено всякого смысла, потому что этим друзьям не приказано сверху, тем, кто их финансирует, с нами договариваться. Пока им не приказано, они и не будут договариваться. Бауэр очень был склонен к компромиссам, я над ним посмеивался, иногда и в глаза. Моя позиция широко известна в этом смысле».

А Вы можете разъяснить свою позицию для наших слушателей?

«Наша позиция в том, что народ российских немцев не реабилитирован, что он предан германской стороной, которая должна давить на российское правительство, чтобы российско-немецкий народ был реабилитирован. Германия раньше это делала, но с некоторых пор перестала это делать. Проблема просто замалчивается, выжидая, когда вымрет народ, и деньги идут именно на это. Мы всячески сопротивляемся этому, поэтому нас очень не любят, но читают в первую очередь».

Вы имеете ввиду, чиновники читают газету в первую очередь?

«Нас читают все. Нашу газету в Германии господин Вельт читает от корки до корки, хотя не знает русского языка, ему её переводят».

А Вы сами верите, что в России у немцев есть какая-то национальная перспектива?

«Это очень большой вопрос. Дело в том, что я несколько раз, можно сказать, единственный из российских немцев, кто общался с «социалистами» (социал-демократами,- Вайц) задолго до того, как они пришли к власти. Меня очень сильно обхаживали германские «социалисты» в лице господина Клауса. У них была жесткая политика. Я об эту жесткость ударялся несколько раз, несмотря на то, что я бываю всяким, конечно. Но с ними я старался не быть жестким. Клаус меня познакомил с Лафонтеном на съезде «социалистов» (социал-демократов,- Вайц) в 93 году в Висбадене. Я запомнил просто взгляд и реплику Лафонтена. Меня ему представили, как писателя. Он сразу разулыбался, а когда понял, что я представитель российских немцев, то у него появился такой холодный огонь в глазах, что я понял: с «социалистами» нам будет не по пути. Российских немцев в Германии толкают в правый лагерь. Кто толкает? Господин Вельт. Своими собственными руками».

И каким же образом они это делают?

«Вельт улыбается и ничего не выражает».

Нет, я имею ввиду, кто толкает в правый лагерь российских немцев?

«Теоретически вопрос о том, что такое национальность – не решается. Пока у партии, у ООН нет позиции в этом вопросе. В ООН нет наций, Вы знаете об этом? Там государства. Там режимы, в том числе и очень плохие режимы. Национальный вопрос всем до лампочки. Я сам пришел к пониманию этого вопроса, правда, с помощью одного немецкого философа, которого, кстати, не любят в Германии. Я был на пароходе, мы плыли с писателями вокруг Турции, и мы сформулировали идею, так сказать, вторично: как бы национальность ты не определял, ты обязательно выйдешь на вопрос о национально-культурном самоопределении. Надо понять, что национальность – это культура, это базовый элемент культуры. Когда я говорил об этом упомянутому мною господину Франку, то он улыбался и цитировал мне Брехта: надо сначала человека накормить, а потом с ним говорить о культуре. Я с этим не соглашался: Человек голодный, холодный, и видя горы ветчины, может полезть на баррикады из-за культуры. Из-за религии полезет? А что такое религия? Это та же культура. Из-за национальности полезет? Полезет. Он не знает, почему, но для него культура важнее хлеба. Национальный вопрос игнорируется, не решается. Россия ладно, ей бы дожить до завтра. Чиновники в России думают о том, у кого бы чего-нибудь хапнуть. А тут Германия со своей помощью. Эти деньги все постепенно перекачиваются в руки российских чиновников. Германия прекрасно это знает. Российским немцам ничего не достается, кроме тех, кто помогают эти деньги переправлять. Эти деньги надо было тратить на культурные программы».

Как вы думаете, почему ведомство Вельта не финансирует “Neues Leben”?

«Финансирование - это форма цензуры. Они не могут прямо на нас влиять, они нас ругают. К нам приходит германский посол, который “разносит нас на все корки”, мы говорим, покажите хоть одно место, где мы говорим неправду? Этого нет. Вы спрашивали, почему они не полемизируют с нами? Ответить нечего. Мы же по существу не просто ругаем. Мы это делаем так, что ответить нельзя».

Ведомство господина Вельта, разумеется, реагирует или вернее сказать – вынуждено реагировать. Но не на страницах самой «Нойес лебен», а в виде открытого письма, опубликованного в «Московской немецкой газете». Вот несколько фрагментов из этого письма. Адресовано оно Президенту Федеральной национально-культурной автономии «Российские немцы» Владимиру Бауэру».

«Публикуемые, начиная с 1999 года чрезвычайно необъективные, насыщенные ложными утверждениями клеветнические выпады – прежде всего, в издаваемой Вами газете «Нойес лебен» – являются для германской стороны абсолютно неприемлемыми и нанесли огромный ущерб проводимой Германией политике оказания помощи российских немцев.

Федерально-культурная автономия должна признать, что германская сторона, исходя из соображений плюрализма и свободы создания объединений, сотрудничает со всеми центральными объединениями российских немцев. Правда, согласно Закону Российской Федерации, ФНКА пользуется правом представлять интересы российских немцев в вопросах культуры. Само собой разумеется, что германская сторона признает этот Закон. Это не должно, однако, приводить к тому, что в связи с этим Законом и его толкованием со стороны ФНКА исключается и порочится сотрудничество германских служб с другими общественными организациями российских немцев, тем более что эти организации частично проводят свою работу не только в области культуры. В свое время мы с бывшим министром по делам национальностей господином Блохиным достигли в этом однозначного согласия....

Еще в середине октября прошлого года в издаваемой Вами газете «Нойес Лебен» публично были распространены совершенно необъективные, клеветнические, ложные утверждения, вплоть до личного унижения сотрудников в связи с мерами помощи Федерального правительства в поддержку российских немцев. В своем письме Вы, кроме того, сообщаете, что господин Гроут выехал на постоянное жительство в Германию. Ввиду того, что только недавно Вы и ФНКА назначили Генриха Гроута руководителем администрации ФНКА, германская сторона необязательно может исходить из того, что господин Гроут дальше не будет выполнять функции руководителя администрации или оказывать влияние на деятельность ФНКА, несмотря на жительство в Германии. Напоминаю Вам, что совсем недавно господин Гроут как член президиума ФНКА выставил себя напоказ в газете «Нойес Лебен» в особо полемической, необъективной форме. Кроме того, Вам известно, что Федеральное министерство внутренних дел по-прежнему имеет к господину Гроуту требования о возврате денег в связи с бывшим финансированием работы Фольксрата на Украине. Несмотря на существующее решение украинского суда против него и неоднократные требования МВД Германии, господин Гроут не выполнил обязательство - произвести платеж. Такое поведение совершенно не приемлемо. Это приводит к тому, что, исходя из бюджетных соображений, исключается финансирование проектов с участием национально-культурной автономии «Российские немцы», поскольку ФНКА, имея членом президиума Гроута в качестве руководителя администрации, представляет себя ненадежным в обращении с германскими финансовыми средствами партнером.

Я по-прежнему надеюсь, что в интересах нуждающихся в помощи российских немцев в Российской Федерации ФНКА очень скоро создаст, наконец, правдоподобно и окончательно условия для конструктивного сотрудничества с правительством Германии и уполномоченными им представителями».

И подпись – уполномоченный правительства по делам переселенцев и национальных меньшинств в Германии, депутат Бундестага Йохен Вельт .

Это письмо опубликовано еще в декабре прошлого года, и как вы слышали из интервью с господином Гангнусом, а воз, прямо-таки по баснописцу Крылову, и ныне там. Как тут не прибегнуть к народной мудрости: Если гора не идет к Магомету, то хотя бы в интересах российских немцев Магомет ( читай Бауэр) должен бы пойти навстречу представителям германской стороны. Случится ли это и когда? Способен ли вообще президент Национально-культурной автономии «Российские немцы» на компромиссы? Этими далеко не риторическими вопросами я с вами и прощаюсь, дорогие друзья. Прощаюсь в надежде, что мудрость в этом споре возьмет верх. Всего вам самого доброго.