1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Мосты

Нойдорф-Стрельна:немецкий поселок под Петербургом

11.07.2002

Сегодня мы отправимся с вами из Калининграда в Санкт-Петербург, точнее в немецкий поселок Нойдорф-Стрельна.

В 1996 году в рамках межправительственной российско-германской комиссии по проблемам российских немцев началась реализация проекта создания компактного поселения немцев из республик Центральной Азии в поселке Стрельна Петродворцовского района. Немецкую часть поселка назвали- Нойдорф. Проект предусматривает застройки для 168 семей, строительство объектов соцкультбыта и зоны промышленных предприятий, предназначенных для трудоустройства переселенцев и жителей Стрельны. За шесть лет построено и заселено 38 домов для пятидесяти семей немцев-переселенцев из Казахстана и других среднеазиатских республик бывшего СССР. Российское правительство выделило на эти цели более 17 млн. рублей, Германия девять миллионов немецких марок. Руководит строительством территориальное агентство «Нойдорф-Стрельна», которое разместилось в двух скромных контейнерных домиках на окраине нового села. Здесь я беседую с Ириной Курочкиной, отвечающей за работу с переселенцами.

- Ирина, Вы работаете с 1996 года практически с первого дня основания Нойдорф-Стрельны с переселенцами. Скажите, что это за люди и сколько вообще здесь живет семей переселенцев?

- С 1996 года к нам стали приходить письма из Казахстана, Узбекистана, России. И мы до конца 97 года получили около 4 тысяч писем. Разумеется, мы на эти письма отвечали, мало того, нами была собрана большая база данных. К нам обращались представители разных слоев населения. Многие люди не стремились уезжать в Германию, а хотели остаться в России. Уехать из Казахстана, Узбекистана, но в Россию.

- А разве с самого начала сюда предполагали селить немцев из центрально-азиатских республик? А из России?

- Нет, у нас был определенный процент на Россию и на Среднюю Азию. Писали нам также и из Прибалтики, даже из Германии.

- Каковы же были критерии отбора переселенцев?

- У нас работали психологи. Смотрели на то, чтобы человек мог здесь адаптироваться, дальше работать, учиться. И старались создать немецкую общину для сохранения своих традиций.

- Но, если Вы принимали переселенцев, которые не могли уехать в Германию из-за того, что они плохо говорят по-немецки, как же они должны были здесь сохранять немецкую культуру и язык?

- Люди писали нам в письмах, что они хотели бы знать все свои праздники, отмечать их вместе в коллективе. Наши психологи ездили в Казахстан, беседовали с людьми, и из этих 4000 писем отобрали 1350 заявлений. А мы смогли отобрать только 50 семей из этих 1350 писем, потому что на первом этапе строительства было построено только 38 домов. Первыми стали те люди, которые могли бы здесь работать: электрики, сантехники.

- А что собой сегодня представляет Нойдорф-Стрельна?

- На сегодня заселено 50 семей, около 240 жителей. Есть и пенсионеры, и студенты, и дети школьного возраста. Мы не смогли полностью осуществить намеченный проект. Помимо соцкультбыта, у нас должна была быть построена еще и промзона, но средств на это не хватило. Поэтому люди устраивались на работу сами. А сначала мы хотели, чтобы работа была в пределах поселка. Однако на сегодняшний день у нас есть только дома.

- А что собой должна была представлять промзона?

- Небольшие предприятия, которые дали бы работу людям средней квалификации.

- Люди приехали сюда из разных регионов бывшего СССР. Нашли ли они общий язык?

- Конечно, нашли общий язык. В прошлом году все вместе встречали Рождество, в центре поселка поставили елку. Все было очень славно. Потом праздновался «День Урожая».

- А разве здесь есть дом культуры, в котором они отмечают праздники?

- Дома культуры у нас нет. Какое-то время у нас был свободный, незаселенный дом, там и работали кружки, там же жители поселка отмечали праздники.

- Говорят, что ни одна семья не уехала отсюда в Германию?

- Так оно и есть. Целиком семьи не уезжали, несколько молоых людей уехали, а люди среднего и пожилого возраста остаются.

Валентина Головченко приехала в Нойдорф-Стрельну из Джамбульской области Казахстана. К журналистам Валентина уже привыкла, поэтому сразу пригласила нас в свой уютный двухэтажный особняк. За чашкой кофе она рассказала о своей жизни на новой родине.

- Валентина, Вы уже три года живете здесь, родом - из Кустанайской области. Какие у Вас были мотивы приезда?

- Нас устраивало в Казахстане почти все. У нас были условия, точнее - мы сами себе их создали. И жилищные, и обеспечивали себя сами, но у детей перспектив не было. С казахстанским средним образованием практически невозможно поступить в российские вузы.

- У Вас есть разрешение на въезд в Германию, но, тем не менее, Вы поехали в Нойдорф-Стрельну. Почему?

У нас семья смешанная. Потом хочется жить в своей среде, чувствовать себя как дома. А тут, как ни крути, приехав в Германию, я не знаю на каком году жизни, можно почувствовать себя уверенно, как здесь.

- Но Ваши родственники по линии Вашего мужа живут в Германии. Вы были там в гостях. Вы ведь сознательно сделали свой выбор?

- Сознательно. Ходить с протянутой рукой мы не привыкли. Мы привыкли сами себя обеспечивать. А в таком возрасте переучиться да еще и на немецком языке непросто.

Все равно надо было бы переучиваться, приспосабливаться.

- Многие российские немцы, когда уезжают в Германию, знают, какие трудности их там ожидают и, тем не менее, они делают этот выбор и говорят, мол, мы едим ради детей. Вы об этом не думали?

- Наши дети сами делали выбор. Старшая дочь не очень хотела, у младшей все еще впереди. Она и здесь имеет неплохие шансы получить образование, профессию.

- В Германии для переселенцев существуют условия для интеграции. Им выплачивают пособие в первое время, помогают изучить язык. Вам, когда Вы приехали сюда из Казахстана, кто-то помогал, Вас как-то опекали?

- Конечно, нас опекали. Помогли решить проблемы, связанные с пропиской, с устройством. Жилье предоставили. А все остальное – зачем нас опекать, если мы жили в этой же самой среде? Мы сами все это умеем делать. Это в Германии все абсолютно иначе. Конечно, переселенцев там нужно учить новым законам, быту.

- У Вас совершенно нет ощущения, что Вы приехали в чужую среду? Несмотря на то, что жили в Казахстане?

- Абсолютно нет. Ощущение, что я здесь всю жизнь и прожила.

- Желающих переселиться сюда было более 4 тысяч. Выбирали самых лучших. По каким критериям отбирали желающих?

- Принимали во внимание в первую очередь возраст, состав семьи, специальность, потому что предусматривалась промышленная зона. А по каким критериям отбирали психологи, я сказать не могу.

- А сегодня сюда еще приезжают переселенцы?

- Заселяли в три захода. Сначала заселили первые пять домов, потом еще приезжали люди во второй группе. А в прошлом году, когда в январе госкомиссия приняла этот поселок, пригласили всех остальных. Они, естественно, приезжали, кто когда смог. В течение полугода все приехали. Больше жилья нет, поэтому никого не приглашают.

- Переезд оплачивали сами переселенцы или давали какие-то подъемные?

- Проезд оплатила немецкая сторона: один пятитонный контейнер и стоимость проезда на всех членов семьи.

- Дом, в котором Вы живете принадлежит не Вам. Вы его арендуете или Вы все-таки можете его выкупить?

- Пока мы живем по договору аренды, который мы заключили с агентством «Нойдорф-Стрельна». Это жилье пока не оформлено как собственность. Потом мы будем заключать договор с собственником. И вот в том договоре уже будет указаны условия, на которых мы сможем это жилье выкупить.

- Валентина, Нойдорф-Стрельна – это немецкое село. В чем это выражается?

- Здесь все семьи имеют отношение к немецкой национальности. Каждый старается для себя изучает язык. Многие язык знают. Поддерживаются традиции. У нас есть инициативная группа. Недавно проводили день немецкой кухни. В прошлые выходные у детей после курсов было чаепитие, здесь есть курсы не только немецкого языка, но и изобразительного искусства, танцы.

- Сегодня сосед соседа знает?

- Конечно. Все, кто живет в поселке, отлично знают друг друга. Соседи - это почти как родня. Дети очень тесно общаются. Только молодым трудно – утром уезжает в город на работу, а вечером приезжает. Но общаются все, все поколения, от мала до велика.

- Ваши представления о жизни в поселке совпадают с реальностью?

- Конечно. Я когда сюда ехала представляла себе все даже несколько сложнее.

- А на улицах поселка говорят по-немецки?

- Говорят, но большей частью бабушки. Вот дочь моя пришла, я думаю, что Вам с ней будет интересно пообщаться.

- Женя, ты где учишься?

- Я учусь в городе в «Сосновой поляне».

- А почему в городе, а не в Стрельне?

- В Стрельне я один год проучилась, тут не очень хорошие условия, а в «Сосновой поляне» школа с углубленным немецким языком.

- А в Казахстане ты посещала школу, в которой изучали немецкий?

- Там выбор был небольшой. Поселок маленький. Три школы всего лишь было.

- А тебе нравится в Нойдорф-Стрельне?

- Трудно сказать, я представляла это по-другому, но нравится.

-А по Казахстану не скучаешь, по друзьям?

- Хотелось бы туда съездить. Три года уговариваю родителей, хочу съездить, посмотреть.

- А в Германию ты бы не хотела уехать?

- На постоянное жительство не очень.

- Почему?

- Я ездила, посмотрела, как там учатся. Я там училась вместе с двоюродным братом в одной школе – они там летом на месяц дольше чем мы учатся. У них там у самих знаний немецкого, по-моему, нет. Грамматику не знают. Я посмотрела, у них там у всех ошибки, тройки. Свой родной язык и не знают.

А здесь, в селе, ты приобрела новых друзей?

- Да. Когда мы приехали, из поселка Стрельна сами приходили знакомится. Не мы к ним, а они к нам. Им самим было интересно, как мы тут устроились.

- То есть, враждебного отношения у сельчан из Стрельны к немецкому поселению нет?

- Вы знаете, бабушки говорили, что этот поселок, якобы был предназначен для российских военных, а немцы его забрали. Но это бабушки, которые дома сидят и сплетничают.

- А твои друзья их Стрельны воспринимают это село как немецкое?

- Да тут по-немецки толком никто не разговаривает. Курсы есть. Учим. А так что бы разговаривать, так это только бабушки в поселке...

С руководителем территориального агентства «Нойдорф-Стрельна» Сергеем Валентиновичем Кельбахом мы встретимся в следующем выпуске передачи «Мосты» в это же время ровно через неделю.