1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Центральная Азия

Новый поворот: Россия скорректировала свой курс в Афганистане

Намерена ли Москва укреплять контакты с "Талибаном", или для борьбы с ИГ важнее дружить с правительством Ашрафа Гани? От чего и от кого это зависит, выясняют эксперты.

Afghanistan Truppen in Nengarhar näch Kämpfen mit dem IS (DW/O. Deedar)

Афганские силы безопасности в Нангархаре после осенних боев с ИГ

Российская дипломатия демонстрирует на афганском направлении изрядную динамичность. 15 февраля в Москве пройдет конференция по Афганистану, в которой, судя по сообщениям местных СМИ, примут участие Россия, Китай, Пакистан, Иран и Индия. Приглашен и официальный Кабул. А ведь полтора месяца назад, в конце декабря, афганские политики были возмущены тем, что на первую подобную "московскую конференцию" правительство Ашрафа Гани приглашения демонстративно не получило, хотя там центральной темой была борьба с террористической угрозой в Афганистане. Более того, в местных СМИ заговорили о том, что вместо представителей власти в Москву отправились представители "Талибана".

Кучай напугал Кремль?

Этому предшествовали заявления спецпредставителя президента РФ по Афганистану Замира Кабулова о неких контактах Москвы с талибами. В ответ новый посол ИРА в РФ Абдул Каюм Кучай, состоящий в близком родстве с президентом Ашрафом Гани, после Нового года резко высказался в адрес России, фактически обвинив ее вместе с Таджикистаном в стимулировании афганского наркотрафика.

Но уже 7 февраля в Москве с российским министром иностранных дел Сергеем Лавровым встретился глава МИД ИРА Салахуддин Раббани, где гостю было передано официальное приглашение на вторую "московскую конференцию". Наблюдатели заговорили о сближении Москвы с официальным Кабулом.

Andrej Serenko (Andrej Serenko)

Андрей Серенко

Что же, в Кремле и в Кабуле испугались заявлений господина Кучая? Сотрудник Центра изучения современного Афганистана (ЦИСА) Андрей Серенко предлагает иную версию. По его мнению, это в гораздо большей степени связано с переменами, произошедшими в США.

"Декабрьская "московская конференция" проводилась тогда, когда в Белом доме еще была администрация Барака Обамы. Нынешний визит главы МИД ИРА в Москву прошел уже после того, когда Обаму сменил Дональд Трамп, с которым Кремль пока хотел бы сотрудничать, в том числе в Афганистане. А поскольку официальный Вашингтон поддерживает нынешнее правительство Ашрафа Гани, то заигрывания с талибами - противниками этого правительства, прекращены", - рассуждает эксперт ЦИСА.

Москва и Вашингтон: точка соприкосновения

Он подчеркивает, что накануне визита Раббани российская сторона опубликовала заявление о готовности поставлять вооружения для армии ИРА и предоставить две сотни мест в российских военных учебных заведениях для обучения афганских специалистов. "Учитывая, с кем воюет Кабул, такой шаг можно считать недружественным по отношению к талибам, которым еще совсем недавно улыбался Замир Кабулов", - говорит собеседник DW.

DW 60 Jahre Mitarbeiter Statements Günter Knabe (DW)

Гюнтер Кнабе

Немецкий эксперт по Центральной Азии Гюнтер Кнабе (Günter Knabe) отмечает, что сейчас "очень трудно понять, какие именно планы есть у администрации США в Афганистане". Но у Москвы и Вашингтона можно обнаружить одну точку соприкосновения - это борьба с "Исламским государством" (ИГ) где бы то ни было, в том числе и там, продолжает он.

"Можно констатировать, что в Афганистане ИГ набрало определенную силу, в том числе в восточной провинции Нангархар, а также на севере, например, в Бадахшане. И если США активизируют свои действия по поддержке афганской армии против ИГ, Россия это поддержит", - считает Гюнтер Кнабе. На этом фоне определенный оптимизм в Москве может вызвать следующая информация - согласно сообщению американских СМИ, 12 февраля правительственные силы в координации с военными США начали масштабную операцию против боевиков ИГ в Нангархаре.

От Бадахшана до Фарьяба

В свою очередь источник, связанный с афганскими силовыми структурами, на условиях анонимности сообщил DW, что усиление ИГ идет на всем северном направлении, от Бадахшана до Фарьяба. Численность замеченных боевиков - приблизительно полторы тысячи, однако в любой момент эта организация может там нарастить мускулы минимум до трех тысяч.

Две трети боевиков ИГ в Афганистане - это выходцы из стран Центральной Азии и из России. Многие из боевиков переброшены сюда из Сирии, Ирака и Ливии. По словам источника, на прошлой неделе крупный отряд боевиков ИГ был замечен в провинции Сари-Пуль и в соседнем Фарьябе, граничащем с Туркменией.

Источник рассказал о том, что российские силовики, находящиеся в контакте с афганскими коллегами, работающими "в поле", озабочены возможной попыткой ИГ дестабилизировать ситуацию как на севере Афганистана, так и в самих республиках Центральной Азии.

USA Afghanistan John Nicholson General (Reuters/R. Gul)

Джон Николсон

При этом российская сторона обеспокоена там, что действия правительственных войск в Нангархаре приводят не к блокированию и уничтожению ИГ, а к их выдавливанию на север страны. По данным источника, российские военные хотели бы использовать в Афганистане модель наподобие "сирийской" - побудить правительственные войска к примирению с "Талибаном" и направить и тех, и других против ИГ.

В то же время американское военное командование в Афганистане пока скептически относится к этому плану. В конце января в интервью The Wall Street Journal главнокомандующий силами США в Афганистане генерал Джон Николсон дал понять, что создаваемое Россией впечатление, будто "Талибан" борется с ИГ, иллюзорно.

С талибами против ИГ

"Москва артикулирует две задачи - это недопущение распространения ИГ в Афганистане и склонение талибов и официального Кабула к мирному соглашению. Логика такая: до тех пор, пока "Талибан" воюет с Кабулом, благоприятная среда для распространения ИГ в Афганистане сохраняется, и о полноценной борьбе с ИГ речи там быть не может", - говорит Андрей Серенко. При этом стремление склонить к переговорам талибов и Кабул - это тот пункт, по которому можно договориться со всеми внешними операторами нынешнего афганского кризиса.

"Его поддерживает и КНР, и Пакистан, да и США конкретно против этого не выступают", - так интерпретирует ситуацию сотрудник ЦИСА. При этом, отмечает он, заметных собственных возможностей влиять на ситуацию в Афганистане у Москвы пока нет, поэтому политика РФ в отношении Афганистана будет подстраиваться под курс, который изберет администрация Трампа.

С другой стороны, Москва не заинтересована в том, чтобы США посредством операций против ИГ снова начала наращивать свое военное присутствие в Афганистане, подчеркивает Гюнтер Кнабе.

"Декабрьская конференция в Москве с участием РФ, КНР и Пакистана ясно показала, что Россия старается запустить собственную стратегию в Афганистане по возвращению своего если не о военного, то дипломатического и политического влияния. И если эта политика получит сильное сопротивление со стороны США, то общности целей в Афганистане придет конец", - говорит немецкий эксперт.

Смотрите также: 

Смотреть видео 02:28

Берлин намерен депортировать не нуждающихся в защите мигрантов (10.02.2017)


 

Аудио- и видеофайлы по теме

Вконтакте