1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Музыка

Новый главный дирижер Большого "не ест медвежьей лапы"

26 сентября Туган Сохиев дебютирует в должности главного дирижера Большого театра. Анастасия Буцко попыталась выведать у маэстро некоторые секреты о его планах в Москве и Берлине.

Туган Сохиев

Туган Сохиев

Концертное исполнение оперы Петра Ильича Чайковского "Орлеанская дева" знаменует 26 сентября официальное вступление в должность нового главного дирижера и музыкального руководителя "главного" оперного театра России Тугана Сохиева.

Новый шеф Большого театра является художественным руководителем двух крупных европейских симфонических оркестров: в Тулузе - Национального оркестра Капитолия Тулузы (с 2005 года) и в Берлине, где родившийся в Северной Осетии маэстро в 2010 году занял пост главного дирижера Немецкого симфонического оркестра (DSO). Когда стало известно о московском назначении Сохиева, в Тулузе и Берлине забеспокоились: хватит ли у высоко ценимого в обоих городах дирижера времени и сил на всех? Беседа DW с Туганом Сохиевым состоялась по поводу открытия сезона DSO .

Программа была "по-сохиевски" необычной: наряду с интродукцией-аллегро и фортепианным концертом Роберта Шумана (Robert Schumann) прозвучало посвященное памяти Шумана сочинение живущего в Берлине композитора Ариберта Раймана (Aribert Reimann) "Семь фрагментов для оркестра" и сравнительно редко исполняемая на Западе "Оркестровая сюита №3" Чайковского.

DW: Маэстро Сохиев, вы недавно сказали: "Мой репертуар - не супермаркет!". Я бы сказала, это скорее бутик или даже, как это принято нынче говорить, "concept store", где товары могут быть представлены в неожиданном сочетании. Но это сочетание имеет смысл, а товары - высшее качество. Райман-Шуман-Чайковский - предполагаю, что в таком сочетании эти композиторы еще ни разу не звучали в стенах Берлинской филармонии...

Туган Сохиев: Во-первых, концерт входит в программу Musikfest Berlin, и мы стараемся сочетать программные идеи этого фестиваля с нашими задачами. Фестиваль делает акцент на современной музыке, поэтому мы включили в нашу программу сочинение Раймана. И Чайковский, которого мы исполняли, - не "мейнстрим", а малоизвестная сюита, но, на мой взгляд, очень красочная, яркая, полная различных характеров.

- Я вам не открою секрета, если скажу, что всех остро интересует вопрос: как же вы собираетесь сочетать ангажементы в Тулузе, Берлине и Москве?

- Сочетать работу в трех местах можно, надо просто грамотно выстраивать свой график. Но будут, конечно, и коррекции: будем корректировать мое присутствие и в Берлине, и в Тулузе. Большой театр требует огромного внимания и огромного количества времени.

- Если бы вы подписывали договор на пост главного дирижера с каким-либо немецким театром, в вашем контракте было бы детально прописано, сколько недель и дней в году и даже сколько репетиционных часов вы должны находиться на месте. Обговорены ли такие условия в вашем контракте с Большим театром, или он оставляет вам некоторую свободу?

- Ну что значит - "свободу"? Например, сегодня я играю концерт здесь, в Берлине, но уже в антракте я звонил в Москву, мы разговаривали с концертмейстерами, с помощниками. Даже не находясь в Москве, я слежу за тем, как идут репетиции. Это работа на все 365 дней в году.

Знаменитый зал Берлинской филармонии - постоянная площадка Немецкого симфонического оркестра

Знаменитый зал Берлинской филармонии - постоянная площадка Немецкого симфонического оркестра

- Ваш контракт с Немецким симфоническим оркестром истекает в 2016 году. Вы намереваетесь его продлевать, как на то очень рассчитывает оркестр?

- Не знаю. Еще рано об этом говорить. Пока наши отношения развиваются замечательно, мы строим планы зарубежных гастролей и записи дисков.

- Вы очень хвалили DSO за умение даже в критической ситуации концентрироваться и выкладываться на 150 процентов. С другой стороны, вы не раз критиковали музыкантов некоторых российских оркестров за манеру сидеть на репетициях с таким видом, будто их пригнали на тяжелую и ненавистную работу. Можно ли из этого сделать вывод, что вектор вашей работы с оркестром Большого театра будет идти в направлении немецкого "трудового духа"?

- В Большом театре менталитет и отношение к работе изменились уже давно. Другие симфонические коллективы в России больше варятся в своем соку.

Контекст

Оркестр Большого театра сотрудничал с европейскими дирижерами, музыканты регулярно выезжали на гастроли, на сцене театра поют зарубежные певцы. Поэтому у оркестра уже есть европейский лоск. Нам придется поработать над чисто музыкальными вещами, над звуком.

- Вы будете непосредственно участвовать в формировании репертуара Большого театра. Известен ваш интерес, в частности, к музыке Моисея (Мечислава) Вайнберга, симфоническую музыку которого вы исполняли в Берлине. Следует ли ожидать появления опер Вайнберга в Большом?

- Не исключаю появления Вайнберга в Большом. Это композитор, который должен идти в Москве.

- "Идиот" или "Пассажирка"?

- Не скажу. Секрет. Все зависит от людей, которые могли бы осуществить такую постановку - режиссера и дирижера.

- Известно, что руководство Большого театра делает акцент на русском оперном репертуаре, считая его основополагающим. В ваших берлинских программах вы до сих пор очень тактично и умело сочетали русский репертуар с немецким, французским и так далее. Собираетесь ли вы продолжать эту политику и в Москве?

- Большой театр - центральный театр России. Было бы странно, если бы репертуар Берлинской государственной оперы под управлением Баренбойма (Daniel Barenboim) процентов на 70 состоял из русской оперы. Немецкая музыка здесь более популярна. Также и в России мы не должны забывать наших композиторов. Но не только: немецкая музыка не очень хорошо была до сих пор представлена в Большом, мы над этим будем работать.

- Вы уже заявили о своем интересе к Рихарду Штраусу (Richard Strauss). На прием после сегодняшнего концерта к вам пришла хозяйка Байройтского фестиваля Катарина Вагнер (Katharina Wagner). Думается, что не совсем случайно. Есть шанс встретиться с вами на Зеленом холме? Или Катарина Вагнер, оперный режиссер, может пожаловать в Москву?

- Не знаю, не знаю (смеется). Пока не могу сказать. Есть оперы Вагнера (Richard Wagner), к которым я пока отношусь очень осторожно, а есть оперы, которые я знаю и с удовольствием бы дирижировал. Мы можем рассматривать Вагнера в контексте Большого театра.

- Вы добились в Берлине признания как дирижер немецкого классического репертуара. Тем не менее, некоторые коллеги, немецкие критики, начинают порою рецензии словами "нет, несмотря на варварское имя, Туган Сохиев не ест на обед медвежью лапу и пользуется ножом и вилкой". Вас это обижает? Раздражает? Смешит?

- Да пусть себе, они всю жизнь это писали - работа у них такая. С нас не убудет. Мы как дирижировали Брамса, Бетховена и Моцарта, как и Чайковского, так и будем продолжать. А уж оценивать это должна публика.