Новые санкции США: теперь уже огонь на поражение | Экономика в Германии и мире: новости и аналитика | DW | 08.04.2018
  1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Экономика

Новые санкции США: теперь уже огонь на поражение

Бизнес-империи Олега Дерипаски предстоит борьба за выживание, будущее "Реновы" Виктора Вексельберга непонятно, правительству РФ придется помогать им и их заводам.

Владимир Путин и Олег Дерипаска в ноябре 2017 года

Владимир Путин и Олег Дерипаска в ноябре 2017 года

Если использовать военную лексику, то своими новыми санкциями США ведут по избранным целям в России огонь трех видов: предупредительный, заградительный и на поражение. 

Очевидно, что санкции, введенные 6 апреля против российских чиновников и политиков, носят скорее символический характер: они разве что несколько усложнят международные перемещения и приобретения, скажем, губернатору Тульской области Алексею Дюмину, главе Роскомнадзора Александру Жарову или президенту футбольного клуба "Зенит" Сергею Фурсенко.

Дерипаска расплачивается за связи с Полом Манафортом  

"Заградительные" санкции, наложенные на такие банки и компании, как ВТБ, "Российская финансовая корпорация", "Газпромбанк", "Сургутнефтегаз", "Газпром бурение", "Ладога менеджмент" и/или на их руководителей (Андрей Костин, Андрей Акимов, Владимир Богданов, Игорь Ротенберг, Кирилл Шамалов), более неприятны, поскольку могут помешать развитию их бизнеса за рубежом.

2016 год: Дональд Трамп и тогдашний глава его предвыборного штаба Пол Манафорт

2016 год: Дональд Трамп и тогдашний глава его предвыборного штаба Пол Манафорт

Но принципиальная новизна свежего пакета штрафных мер состоит в том, что на сей раз Вашингтон впервые решил бить на поражение по частным компаниям. Конкретно: санкции против миллиардера Олега Дерипаски и подконтрольных ему фирм настолько обширны, что неминуемо встает вопрос о перспективах выживания его бизнес-империи. Весьма серьезные потери "в живой силе и технике" может понести и Renova Group Виктора Вексельберга, судьбу швейцарских активов которой в новой ситуации трудно предсказать. 

Огонь прямой наводкой Олег Дерипаска вызвал на себя тем, что в Вашингтоне, видимо, сочли: именно он благодаря своим многолетним связям с Полом Манафортом, в свое время занимавшим пост главы предвыборного штаба Дональда Трампа, сыграл особенно важную роль в российском вмешательстве в президентские выборы в США (что послужило непосредственным поводом для принятия нового санкционного пакета). Прямо об этом в официальном объяснении не говорится, но есть намек на историю с Сергеем Приходько: "Действовал по поручению высокопоставленного чиновника правительства РФ".

Как санкции уже ударили по ценным бумагам олигарха

В результате Дерипаска попал под санкции не только как физическое лицо, но и как собственник или совладелец целых 8 из 15 включенных в черный список компаний. Это промышленные группы "Базовый элемент" и En+ Group, "Русал","Русские машины", "Группа ГАЗ", "Евросибэнерго", агрохолдинг "Кубань", B-Finance. Таким образом, под прицельным огнем новых санкций в России фактически оказываются десятки крупных, нередко градообразующих предприятий, работающих в ключевых отраслях экономики РФ: цветная металлургия и алюминиевая промышленность, машиностроение и автомобилестроение, электроэнергетика, сельское хозяйство, строительство, страхование.  

Лондонская биржа, фото из архива

Лондонская биржа

Самый быстрый непосредственный удар санкции нанесли по акциям и облигациям компаний Олега Дерипаски. Только за три часа торгов в пятницу, 6 апреля, холдинг En+ Group потерял на биржевых площадках в Лондоне, Москве и Гонконге пятую часть своей рыночной стоимости. Никто не хотел покупать в пятницу и облигации компании. Давление на котировки наверняка продолжится, потому что санкции обязывают всех граждан и резидентов США, где зарегистрированы крупнейшие инвестиционные фонды, расстаться с бумагами попавших в черный список компаний в месячный срок.

Крупные пакеты акций En+ Group и "Русала" принадлежат лично Дерипаске. Но судьба акций и облигаций его компаний – это не только вопрос его личного благосостояния. Благодаря размещению в ноябре 2017 года пакета акций на Лондонской бирже размером в полтора миллиарда долларов En+ Group удалось сократить огромный долг - с почти 14 до примерно 12 миллиардов долларов на конец 2017 года. Размеры задолженности сопоставимы с годовым оборотом компании, теперь обслуживать ее будет гораздо сложнее. Собственные акции вряд ли удастся использовать для этой цели: они резко подешевели, и на них упал спрос.

К чему приводит "токсичность" активов

После попадания в санкционный список восемь компаний Дерипаски потеряли возможность вести бизнес в США или с любыми американскими предприятиями или гражданами. С "Русалом", для которого США были одним из важнейших рынков сбыта (13 процентов экспорта), его партнеры в течение двух месяцев, до 5 июня, вынуждены будут прекратить все сделки. Под санкции также попадает любое движимое и недвижимое имущество лично Дерипаски и его компаний в США.

Продукция Русала в значительной степени ориентирована на экспорт

Продукция "Русала" в значительной степени ориентирована на экспорт

Но не только граждане США будут вынуждены продать свои доли в активах Дерипаски или прекратить вести с ним бизнес. На такой шаг вполне могут пойти любые иностранные акционеры и партнеры компании, например сырьевой трейдер Glencore (его доля составляет 8,75 процента в "Русале"). В противном случае Glencore, который хоть и не находится под американской юрисдикцией, но имеет большие интересы в Соединенных Штатах, рискует попасть под так называемые вторичные санкции в США. Как и немецкий концерн Volkswagen, не только выпускающий легковые автомобили на заводе "ГАЗ" в Нижнем Новгороде, но и планировавший до сих пор совместный выпуск грузовиков и даже покупку доли в этой российской компании.    

Возможно, еще большая проблема заключается в том, что расчеты в долларах США могут стать теперь для бизнес-империи Дерипаски проблемой. Ведь они ведутся через западные банки, которые могут прекратить всякие операции под угрозой наказания со стороны властей США.

Проблема совсем не в вашингтонском доме Дерипаски

Самый чувствительный удар от американских санкций - вовсе не в том, что российский олигарх не сможет свободно летать в США и пользоваться в Вашингтоне домом, который принадлежит ему через подставные фирмы, что обнаружила недавно газета Washington Post.

Несравнимо серьезнее выглядит перспектива роста долговой нагрузки компаний Дерипаски, которые работают в 21 стране мира. К уже упомянутой задолженности En+ Group в 12 миллиардов нужно добавить чистый долг "Русала" в 7,6 миллиарда долларов. Обслуживать свои обязательства, занимая, как раньше, капитал на Западе, теперь уже не удастся. 

Виктор Вексельберг, фото из архива

Виктор Вексельберг

Вероятно, в таких условиях избежать неплатежей можно будет только с помощью российских властей и государственных банков. Под угрозой окажутся рабочие места на ориентированных на экспорт российских предприятиях Дерипаски. На сайте "Базового элемента", основного актива олигарха, сказано, что 15 процентов населения России прямо или косвенно зависят от деятельности компаний группы, насчитывающей свыше 150 тысяч сотрудников в 40 российских регионах.

На проблемы Вексельберга пока мало обратили внимание

Контекст

Наряду с Олегом Дерипаской под огонь на поражение попал и Виктор Вексельберг. Об этом свидетельствует включение в новый санкционный список как его самого, так и его основного бизнеса - холдинга Renova Group. Правда, в аналогичной ситуации оказался и Игорь Ротенберг со своими компаниями "Газпром бурение" и NPV Engineering. Разница в том, что обе эти фирмы ориентированы на внутрироссийский рынок, тогда как Renova Group - не только крупный акционер все того же "Русала", но и активный игрок на международной арене с ярко выраженными интересами именно в США. 

Так, среди зарубежных активов холдинга выделяются две швейцарские фирмы: производитель насосов для нефтегазовой отрасли и промышленного оборудования Sulzer и компания Oerlikon с широким ассортиментом высокотехнологичной продукции. Каждая имеет годовой оборот примерно в 3 миллиарда швейцарских франков.

Обе компании активно работают на американском рынке. У компании Oerlikon, например, на рынок Северной Америки приходятся 19 процентов глобальных продаж, у нее там с десяток заводов, среди крупных покупателей ее продукции - американские корпорации General Electric, Pratt & Whitney, Caterpillar, John Deere. У Sulzer на рынки Северной и Южной Америки приходится 33 процента оборота.

В Oerlikon Вексельбергу через Renova принадлежат 43 процента, в Sulzer он вообще держит абсолютное большинство - свыше 63 процентов акций. Как эти швейцарские компании смогут теперь продолжать работу на американском рынке с основным акционером, находящимся под санкциями?

Пока это абсолютно непонятно. В любом случае ясно одно: вести бизнес так, как прежде, ни Дерипаска, ни Вексельберг уже больше не смогут.  

Смотрите также:

Смотреть видео 02:12
Now live
02:12 мин

Визит Путина в США при непредсказуемой политике Трампа

Контекст

Аудио- и видеофайлы по теме

Новости

Контекст