1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Политика и общество

Новые методы ограничения свободы печати

Журналистика остаётся самой опасной профессией в Латинской Америке. В последние годы давление на СМИ здесь приобретает более изощренный характер.

default

В Колумбии и на Кубе журналистам приходится хуже, чем где бы то ни было...

Можно утверждать, что в 17 из 33 государств Латинской Америки и бассейна Карибского моря соблюдается свобода печати. Среди этих 17 положительных примеров находятся, правда, и англоязычные мини-государства Карибского бассейна, поддерживающие старую британскую традицию либерального обхождения со средствами массовой информации. Если учесть эту поправку, то в испано- и португалоязычных странах Латинской Америки положение дел выглядит куда хуже. Журналистика в Латинской Америке – одна из самых опасных профессий.

Убийцы журналистов – на свободе, преступления – не раскрыты

По сведениям Международного института печати, в 2002 году было убито 54 журналиста. 22 жертвы приходятся на Латинскую Америку, 15 из них были убиты в Колумбии. За последние 10 лет в регионе было убито более 200 журналистов. За немногочисленными исключениями, убийцы остались на свободе, преступления – не раскрытыми.

По сведениям международной неправительственной организации "Репортеры без границ", за последние 20-25 лет положение всё же несколько улучшилось: на смену диктатуре в большинстве стран региона пришли демократически избранные правительства. Но политики пока не привыкли вполне к тому, что пресса существует для того, чтобы освещать их деятельность и задавать критические вопросы. Как показали результаты исследования немецкого Фонда имени Фридриха Эберта (Friedrich-Ebert-Stiftung) в рамках регионального проекта поддержки СМИ, во многих странах региона никаких конституционных гарантий прав потребителей на получение информации или законов, определяющих роль журналистов в обществе, не существует. Между тем, господствующие медиа-концерны работают в тесном сотрудничестве с государством.

По словам Хайме Лопеса (Jaime López), представителя неправительственной организации "Журналисты против коррупции" (Periodistas frente a la corrupción), штаб-квартира которой находится в Сальвадоре, тесная экономическая связь медиа-концернов с правительством определяет и политико-идеологическое влияние властей на информационное поле.

В ходе демократизации прямое давление правительств и парламентов на печать, осуществляемое с помощью военных или полувоенных рычагов, сменилось новыми – судебными – методами. Чем выше качество журналистских расследований, тем больше вероятность репрессий в отношении журналистов. Латиноамериканские правительства, считает Хайме Лопес, хватаются за старые законы, не отмененные со времени военных диктатур, и обвиняют журналистов в "оскорблении чести и достоинства" лиц, облеченных государственными полномочиями. Число процессов по таким обвинениям растет. Ясно, чего они таким образом добиваются: стоит обвинить одного журналиста, и печать сама будет обходить опасные темы.

Новые методы преследования журналистов

В Чили, например, продолжают действовать семь законодательных актов, предполагающих наказание за оскорбление функционеров – три в уголовном кодексе и четыре в военном законодательстве, защищающем интересы 350 представителей государственного аппарата, к числу которых относятся президент и члены кабинета министров. При этом понятие "оскорбление" толкуется в чрезвычайно широком смысле – в пользу "оскорбленного". Журналистов или издателей облагают драконовскими штрафами, которые могут поставить под вопрос само существование издания. При этом газеты часто заставляют публиковать опровержение сообщения в полном объеме на первой странице. Такие случаи зафиксированы в Аргентине, Панаме и Коста-Рике.

Flagge Kuba China Mao Bild

В Колумбии и на Кубе журналистам приходится хуже, чем где бы то ни было

Колумбийские журналисты со всех сторон окружены вооруженными врагами свободной прессы. Это и банды наркоторговцев, и объединенные силы самообороны, и полувоенные формирования, противостоящие партизанским армиям FARC и ELN, - все те, кто не гнушается целенаправленного убийства журналистов.

Министерство внутренних дел Колумбии учредило в 2000 году программу защиты журналистов. "Комитет защиты журналистов" (CPJ), штаб-квартира которого находится в Нью-Йорке, содержит в столице Перу Лиме дом, где могут найти временное убежище колумбийские журналисты, прежде чем начинать новую жизнь в эмиграции.

В отличие от Колумбии, убежать с Кубы не так-то просто. В середине апреля 2003 года несколько журналистов, наряду с диссидентами и правозащитниками, были приговорены к многолетним (вплоть до 27 лет!) срокам тюремного заключения. По сведениям "Репортеров без границ", Куба – единственная страна Латинской Америки, в которой независимые журналисты сидят в тюрьмах, свободная пресса полностью находится вне закона, разрешена к публикации лишь официальная точка зрения. Волна апрельских арестов всего за несколько дней превратила Кубу в самую большую тюрьму для журналистов в мире, заявил представитель "Репортеров без границ" Режи Боржеа (Régis Borgéat).

Венесуэла: особый случай?

Не слишком хорошо обстоят дела со свободой печати в Венесуэле. После всеобщей забастовки президент страны Уго Чавес (Hugo Chávez) лишил лицензий некоторые СМИ, обвинив те в "путчизме" и "распространении лжи". По словам Хайме Лопеса, свою долю ответственности за конфликт с властями несут и венесуэльские масс-медиа. "Да, правительство ограничило свободу печати и встало на путь конфронтации с масс-медиа. Но СМИ Венесуэлы пренебрегли первейшей заповедью журналистики – распространением информации, они начали играть роль оппозиции и однозначно стали выразителями определенных политических и экономических интересов".

То обстоятельство, что свобода печати является непременным условием функционирования демократии, во многих латиноамериканских демократиях еще не осознано вполне.

Мирьям Герке, НЕМЕЦКАЯ ВОЛНА

* * *

Материал из специальной серии репортажей "Свобода слова". Серия приурочена к 50-летию телерадиокомпании "Немецкая волна" (Deutsche Welle).

Контекст