1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Еуропа и Беларусь

Новое правительство Берлина: первый конфуз

28.01.2002

Новое правительство Берлина оконфузилось уже в первый же день своей работы.

В Берлине приступил к исполнению своих обязанностей новый сенат, то есть правительство города, имеющего в Германии наряду с Гамбургом и Бременом статус федеральной земли. Первый конфуз случился уже в первый же день – когда в столичной палате депутатов проходила в общем-то формальная процедура избрания сенаторов, предложенных правящим бургомистром Клаусом Воверайтом. Формальная потому, что правящая коалиция, состоящая из социал-демократов и посткоммунистов имеет в городском парламенте вполне стабильный перевес или, как тут говорят, «комфортабельное большинство». По идее, Воверайт может рассчитывать на поддержку семидесяти шести из ста сорока одного депутата. Тем не менее, в ходе голосования только двое из предложенных им членов новой берлинской команды получили все голоса фракций СДПГ и ПДС. А социал-демократа Петера Штридера, который должен был сохранить за собой пост сенатора по вопросам развития города, в ходе первого тура выборов вообще прокатили. Голосов, поданных «против» оказалось больше, чем «за». Чтобы погасить «бунт на корабле», Воверайт собрал экстренное заседание своей фракции, пригрозил отставкой и новыми досрочными выборами в сентябре - параллельно с общефедеральными. За полтора часа ему удалось восстановить партийную дисциплину, и при повторном голосовании Петер Штридер всё-таки получил необходимое простое большинство. Неприятный осадок, однако, всё равно остался. Оппозиция вообще говорит о «звонкой пощечине». Ведь Петер Штридер – не кто-нибудь, а председатель берлинской парторганизации СДПГ. За что же социал-демократы накатали своему лидеру «черных шаров»?

После выборов в городе прошлой осенью социал-демократы сперва пытались договориться о формировании правящей коалиции с «зелеными» и либералами. Переговоры шли трудно и усилия СДПГ оказались тщетными. Да и особенно искренними они не были. Петер Штридер с самого начала был настроен скептически в отношении тройственного союза, его фаворитом был другой состав сената – красно-красный. И когда первый раунд переговоров закончился провалом, он стал активно педалировать свой первоначальный замысел. Именно Штридер – главный архитектор берлинского правительства с участием посткоммунистов. Между тем, в Берлине еще хорошо помнят – не только оппозиция, но и социал-демократы, что Партия демократического социализма – это преемница безраздельно правившей в ГДР коммунистической СЕПГ, которая несет ответсвенность за фактическую ликвидацию после войны социал-демократической партии на востоке Германии, за нарушение прав человека, за подавление восстания пятьдесят третьего года, за возведение берлинской стены, разделившей город, страну и Европу надвое, за развал экономики в ГДР. Так что у столичных социал-демократов были основания голосовать против своего лидера Штридера на выборах сенаторов и публично рвать партийные билеты перед берлинской штаб-квартирой СДПГ в знак протеста против участия посткоммунистов в правительстве города.

Это не только историческая память. Подавляющая часть жителей Берлина – по опросам, семьдесят пять процентов – сомневается в том, что новому правительству удасться решить проблемы города, прежде всего финансовые. Берлин находится на грани банкротства. Дефицит бюджета составляет сорок миллиардов евро, это в два раза больше, чем отпускается на оборонные нужды страны. Только на обслуживание долга каждый день уходят шесть миллионов. Тот факт, что экономить новый сенат решил с закрытия медицинского факультета Свободного университета и соответсвующих научных подразделений клиники имени Бенжамина Франклина – оба учреждения находятся в западной части Берлина – многие здесь рассматривают как уступку социал-демократов восточноберлинским посткоммунистам, которые очевидно пытаются угодить своим избирателям в бывшей столице ГДР в ущерб жителям западных районов города. Мало кто верит в обещание сената в ближайшие годы жить только по средствам – то есть не покрывать текущие расходы новыми кредитами или за счет продажи городской собственности. Главная статья экономии – расходы на содержание городского административного аппарата, который в настоящее время поглощает практически все налоговые поступления. В ближайшие четыре года фонд зарплаты берлинских служащих и чиновников будет уменьшен более чем на один миллиард евро. При этом социал-демократы и посткоммунисты обещают обойтись без увольнений – только за счет отмены рождественнских премиальных, а также сокращения рабочего дня и, соответственно, зарплат в одних сферах, или наоборот, увеличения часов работы при прежнем заработке. Профсоюзы, однако, резонно опасаются, что своё обещание новый сенат всё-таки нарушит.

Скептически настроены не только жители столицы, но также большинство немецких комментаторов и специалистов. Внимательно изучив коалиционный договор, в той его части, где речь идет об оздоровлении городских финансов, они пришли к выводу, что поставленные цели достижимы только при двух условиях: если «красно-красному» сенату подыграют профсоюзы и если часть столичных расходов возьмет на себя государственная казна. Ни первое, ни второе берлинским властям не светит. Профсоюзы уже заявили, что не допустят материального ухудшения положения берлинских служащих и трудящихся, готовы ради этого бастовать, а в федеральной казне тоже лишних денег нет. И даже если б были, Берлину их не видать. Объективно, канцлер Герхард Шрёдер не заинтересован в успехе столичного правительства, который смогли бы приписать себе посткоммунисты и тем самым оттянуть от социал-демократов часть левых голосов на предстоящих в сентябре общефедеральных выборах. Не может рассчитывать Берлин и на финансовые трансферты между субъектами немецкой федерации. У власти в богатых землях на юго-западе страны – христианские демократы, которые костьми лягут, но денег ненавистным посткоммунистам не дадут.

Не могут берлинские власти уповать и на новых инвесторов, которые могли бы вдохнуть жизнь в экономику города. Капитал, правда, - политичский дальтоник, цвета партий он не различает и идет туда, где ему выгодно – вне зависимости от названия правящей партии. Но вот к её конкретным программным установкам всё же присматривается. В интервью одной из столичных газет посол США в ФРГ Дэн Коатс заявил, что потенциальные американские инвесторы оценивают программные установки ПДС, как не очень привлекательные для осуществления капиталовложений. Поэтому они решили выжидать и не вкладывать деньги в экономику Берлина до тех пор, пока не проясниться налоговая политика нового сената и прочие рамочные условия. Ни один предприниматель «не принесет в Берлин свои миллионы, цитирует газета посла, если не будет уверен в том, что они желанны». Это – универсальное правило, действующее не только в отношении американских предпринимателей и не только в Берлине.

Интервью Йохена Вельта

Уполномоченный правительства ФРГ по делам переселенцев Йохен Вельт – об ограничении на приток в страну этнических немцев.

В Германии продолжается уже почти бесконечная дискуссия о превращении страны в иммиграционную. Проект соответствующего закона завис в бундесрате – палате федеральных земель, и дальнейшая его судьба туманна. Когда туман хоть немного рассеится, я непременно вернусь к этой теме. Сама общественная дискуссия, однако, привлекла внимание еще к одной проблеме, которая впрямую не затрагивает вопрос об иммиграции в Германию. Речь – о немецких переселенцах, которые официально иностранцами здесь не считаются, хотя многие из них говорят по-немецки значительно хуже какого-нибудь эфиопа, турка или серба. Немецкое государство считает своей исторической обязанностью принимать на исторической родине всех этнических немцев, откуда бы они сюда не приезжали – из России, Казахстана или Румынии. Проблем, однако, для немецкого общества они создают не меньше, чем обычные иммигранты или соискатели политического убежища. Их надо учить немецкому языку, приобщать к немецкой культуре и образу жизни, весьма отличному на исторической, чем на прошлой родине. Далеко не благосклонно к немецким переселенцам и коренное население ФРГ. Зова крови оно не слышит и зачастую вовсе не гостеприимно расценивает вновь прибывших как иностранцев-нахлебников. Многие тут считают необходимым ограничить приток в страну переселенцев. Такие настроения недавно озвучил министр внутренних дел федеральной земли Нижняя Саксония Хайнер Бартлинг. Через бундесрат он собирается выдвинуть законодательную инициативу, которая предусматривает, что право на переселение в Германию будут иметь только те зарубежные немцы, которые смогут доказать, что они преследовались по национальному признаку, испытывали лишения только, потому что они - немцы. Я позвонил уполномоченному правительства ФРГ по делам переселенцев Йохену Вельту и попросил его прокомментировать это предложение.

- Предложение, с которым выступил господин Бартлинг, не ново. Что касается проблем с переселенцами, то они действительно есть. С этой точки зрения предложение понятно. Мы действительно сталкивается с весьма серьезными трудностями в последние годы. Нельзя отрицать и мягко говоря сдержанного отношения населения Германии к притоку немецких переселенцев. Причины разные, однако устраняя их, ни в коем случае нельзя с водой и ребеночка выплеснуть.

Если, как предлагает Бартлинг, полностью отказаться от презумпции негативных последствий войны для всех и требовать от каждого, подавшего заявление на переезд в Германию доказательства, что лично он подвергался преследованиям, то приток переселенцев полностью иссякнет. Попробуй, докажи, что тебя, скажем, не приняли на учебу в тот или иной университет по желанной специальности на том основании, что ты – немец. Число переселенцев в таком случае станет равным нулю. Но ведь никто не ставит под сомнение, что эти люди вплоть до девяностых годов прошлого столетия испытывали тяготы, связанные с последствиями второй мировой войны. Мы просто обязаны предоставить им возможность переселиться в Германию и здесь строить своё будущее. Вместе с тем, к существующим проблемам действительно надо относиться внимательно, выяснять причины их возникновения, говорит Йохен Ваельт и продолжает:

- Проблемы возникли потому, что с середины девяностых годов тенденция изменилась – если раньше большинство приезжающих были немцами, как правило, знающими немецкий язык, то теперь большинство – это ненемецкие члены семей, по-немецки не говорящие. На сегодняшний день из всех переселяющихся в Германию по этой линии, менее четверти это собственно этнические немцы, подающие заявление на переезд в Германию и вынужденные сдавать экзамен по немецкому языку, а три четверти – это члены их семей, выезжающие как члены семей и никакого теста на знание языка не проходящие. И вот как раз они испытывают весьма заметные трудности при языковой интеграции в Германии.

Мы вправе ожидать от ВСЕХ переселенцев и членов их семей, говорит Йохен Вельт, что немецкий язык они выучат еще находясь в стране пребывания и сдадут соответствующий экзамен. Такой подход куда более эффективен и справедлив. Мы считаем, что надо ввести экзамен для членов семей переселенцев. Это повысит шансы на успешную адаптацию к новым условиям жизни, это улучшит отношение населения к переселенцам, и это будет служить инструментом управления потоком переселенцев, заявил в интервью «Немецкой волне» уполномоченный по делам переселенцев Йохен Вельт.

Русский Берлин

День памяти еврейских жертв нацизма, который ежегодно отмечают 27 января в мемориале на месте бывшего концлагеря Заксенхаузен, был посвящен на этот раз судьбе советских военнопленных. Об этом заявил директор фонда мемориалов земли Бранденбург Гюнтер Морш. В ходе торжественной церемонии была открыта выставка, посвященная истории первых недель после освобождения лагеря, когда советские врачи и санитары самоотверженно заботились о бывших заключенных, находившихся в стадии крайнего истощения. По словам Морша, выставка была создана усилиями российских и немецких школьников, и уже показывалась в трех городах России. Мемориал Заксенхаузен расположен в нескольких километрах к северу от Берлина. Только в 1941 году эсесовцы уничтожили здесь около 13 тысяч советских военнопленных...

По приглашению благотворительной организации «Матери за мир» в Берлин приехал и выступил с рядом концертов детский танцевальный ансамбль из Чечни «Даймок». Он был основан в 1989 году в Грозном. Четыре года назад руководителем ансамбля стал известный танцор Рамзан Ахмадов. В 2000-м году он создал «Даймок» заново, разыскав некоторых своих учеников в лагерях беженцев за пределами Чечни. Ансамбль уже выступал с большим успехом в Турции, Франции и Германии. Выручка от билетов в ходе нынешнего турне была направлена на помощь нуждающимся чеченским детям...

Полиция арестовала двух выходцев из России и Украины, которые похитили белорусского коммерсанта, приехавшего в Берлин по туристической визе. Под предлогом деловой встречи они заманили свою жертву на частную квартиру в городке Цеденик неподалеку от немецкой столицы, связали и заперли. Затем они позвонили родственникам коммерсанта и потребовали 30 тысяч долларов выкупа. Извещенная об этом полиция провела в момент передачи денег операцию захвата и задержала после короткой погони одного из преступников. Вскоре после этого в Цеденике был арестован его подельщик. Похищенный коммерсант освобожден...

В следственном изоляторе тюрьмы Моабит покончил жизнь самоубийством тридцатилетний украинец. Он повесился на своем шарфе на решетке окна в камере. Самоубийца оставил прощальное письмо на родном языке, содержание которого органы юстиции не разглашают. Украинец находился в Моабите с ноября прошлого года. Против него велось следствие по обвинениям в воровстве и вымогательстве. Два месяца назад он уже предпринимал попытку покончить с собой и с тех пор находился под наблюдением психиатров...