Новое киргизское кино на ″Берлинале″ | Центральная Азия - события и оценки | DW | 18.02.2005
  1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Центральная Азия

Новое киргизское кино на "Берлинале"

«Саратан» - так называется дебютная лента режиссёра из Киргизии Э.Абдушапарова, представленная в программе «Панорама» берлинского кинофестиваля

default

В эти дни в немецкой столице проходит международный фестиваль «Берлинале», один из самых авторитетных не только в Европе, но и в мире кинофорумов. Представлено и кино из Центральной Азии. «Саратан» - так называется дебютная лента режиссёра из Киргизии Эрнеста Абдушапарова, представленная в фестивальной программе «Панорама». У берлинской публики фильм вызвал большой интерес. В зале на показе буквально яблоку было негде упасть, так что наша коллега Анастасия Рахманова смотрела ленту, сидя на полу. Но нисколько об этом не жалеет.

Утро, туман поднимается над горами, неумелый мулла славит Аллаха со школьной крыши, на пустой деревенской площади бодрый постовой в советской милицейской форме указывает путь пастуху и деревенскому стаду. Деревенские алкаши уже собрались на завалинке, и бывший председатель колхоза, – а ныне представитель некой абстрактной власти – собирается на работу в бывший сельсовет… Нормальное утро в деревне Саратан, затерянной где-то под синим небом среди прекрасных, зеленеющих горных склонов.

Скажу сразу: «Саратан» - дебют, с которым можно поздравить создателя картины Эрнеста Абдушапарова. В отличие от многих фильмов, основывающихся на фольклорном материале, эта картина не «скатывается» ни в слащавость, ни в излишний пафос, но с юмором и большим знанием материала рассказывает о своих героях, жителях киргизской деревни, затерянной где-то в постсоветском времени и пространстве. Такое знание не подделаешь, не заменишь режиссёрской доработкой сценария.

- Я родился в Бишкеке, в столице республики, но рос у бабушки, там жил и учился. Так что я очень хорошо знаю село, я работал в селе. Поэтому всё, что есть в картине, - это не придумано. Практически вся жизнь скомпонована, всё это вылилось в кинематограф из обычной сельской жизни.

Это слова Эрнеста Абдушапарова. Год рождения – 1960-й. По образованию он – учитель русского языка, пять лет отработал по профессии в сельской школе. Одновременно увлёкся кино, начал писать сценарии, пробовать силы в качестве оператора, помощника режиссёра. И почему-то всегда был уверен, что однажды окажется в немецкой столице в качестве участника кинофестиваля «Берлинале». Откуда такая уверенность? Оказывается, ещё давным-давно Эрнесту приснился вещий сон:

- Я с 5-го класса мечтал снимать кино. И я знал, что возможность такая у меня будет только после поступления во ВГИК. И вот в 9-м или 10-м классе мне приснилось, что я поступаю во ВГИК. Экзамены примерно такие: люди разбегаются по стартовой полосе в Москве и должны попасть в Берлин. Прыжок такой. Смотрю: один разбежался, прыгнул и попал в Белоруссию. Другой разогнался, прыгнул и попал в Польшу. А я разбежался и прыгнул в Берлин.

Сон был не совсем в руку. Во ВГИК Абдушапаров не поступил, его стартовая полоса пролегала не через Москву. Он дебютировал в начале 90-х с 10-минутной картиной «Я поклоняюсь духу Алмамета» на фестивале в Аугсбурге. Появились немецкие друзья. С ними он реализовал несколько кинодокументалистских проектов – в частности, фильм о живущих в Киргизии немцах. Без немецкого участия не было бы и «Саратана». В производство фильма деньги немецких кинопроизводственных фирм и средства, предоставленные госструктурами Киргизии, были вложены в соотношении 50:50. «Саратан» - один из первых полнометражных художественных фильмов, ознаменовавших возрождение киргизского кино. Германия выступила не только в качестве страны-производителя и спонсора проекта. В ФРГ, а именно в Кёльне, был осуществлён и весь комплекс послесъёмочных работ – т.н. «пост продакшн», монтаж, обработка плёнки, звук. И именно эта, техническая сторона кинопроцесса, становится порой роковой для многих картин из Восточной Европы и Центральной Азии:

- Техническая сторона, то, что картина была сделана в dolby stereo, с хорошим качеством изображения, это было сделано уже в Кёльне. Я благодарен Германии за это. Потому что фильм приобрёл новое рождение.

Пенсионеры деревни собрались в здании сельсовета и требуют от представителя власти выплаты пенсий, которых они не видели уже много месяцев. Слова «пенсия» и «оплата», похоже, давно стали интернациональными – по крайней мере, для постсоветского пространства. Общие проблемы роднят кинематографистов Киргизии с их коллегами, скажем, из России или Украины:

- Когда СССР рухнул, финансирование кино было остановлено. Власти Киргизии даже в советский период не финансировало кинематограф. Но тем не менее кинематограф существовал. Молодые люди, которые начали работать после провозглашения независимости, где-то как-то находили деньги, снимали короткометражные фильмы. Так что кино продолжало жить. Спустя десять лет государство узнало, что в стране есть кинематограф, режиссёры где-то находят деньги, их приглашают на какие-то фестивале, они получают какие-то призы. И в 2001 году был принят закон о кино. Благодаря этому в 2003 году была запущена в производство картина, в финансирование которой внесло свою лепту государство. Первая картина, снятая на бюджетные деньги за годы независимости. Теперь уже каждый год будем снимать минимум по одной. А вот вместе с частными компаниями даже два-три фильма в год.

Представитель власти грозит упрятать зачинщика сходки на пару дней в тюрьму – т.е. в сарай при отделении милиции, - «за экстремизм». А с остальными собравшимися проводит занятие политинформации: Россия отделилась от Киргизии, объясняет он жителям Саратана, теперь нам сами придётся расхлёбывать наши проблемы.

Фильм Эрнеста Абдушапарова рассказывает историю, точнее – множество историй, комических, трогательных деревенских историй, сплетающихся в причудливый пёстрый ковёр. Так ведёт свой рассказ умелый сказитель. Так поёт эпос акын. В киргизском кино живёт национальная традиция, уверен режиссёр:

- То, что мы делаем, мы делаем благодаря киргизской школе кинематографа. Но наши старшие товарищи, которые учились на высших режиссёрских курсах, во ВГИКе, конечно, на них огромное влияние оказало русское кино. И тем не менее абсолютно все кинокритики того, советского периода говорили о нашем кино как о «киргизском чуде». Особую роль сыграли культурные традиции. Кино само по себе – это техническое оснащение. Отличие киргизского кино в том, что в него привнесён дух эпоса «Манас». И новое киргизское кино основано на школе киргизского кино и на эпосе. И такая традиция несомненно получит продолжение.