Новое из Андижана: как ″записывали″ в террористы | Центральная Азия - события и оценки | DW | 27.09.2005
  1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Центральная Азия

Новое из Андижана: как "записывали" в террористы

Мониторинг правозащитника: в Андижане власти действовали по принципу "был бы человек, а статья найдётся"

default

В Ташкенте в Верховном суде продолжается процесс над организаторами майских волнений в Андижане. Надеяться на справедливость суда не приходится, уверены эксперты. Процесс носит показательный характер, а потому о вынесении оправдательных приговоров и речи быть не может. Официальный Ташкент ждёт совсем иного результата. Дело организаторов андижанских волнений откровенно сфабриковано, но режим это не волнует, уверен правозащитник Сурат Икрамов. Воспользовавшись тем, что всё внимание узбекских силовиков приковано к происходящему вокруг здания Верховного суда в Ташкенте, Икрамов на прошлой неделе отправился в Андижан с целью опросить очевидцев событий 13 мая. С правозащитником встретилась Наталья Бушуева.

В проведённом Суратом Икрамовым опросе согласились участвовать около сорока человек, среди которых были и очевидцы расстрела мирных граждан во время подавления волнений в Андижане, а также родственники обвиняемых в терроризме по т.н. андижанскому делу. Сурат Икрамов рассказывает:

- «Людей в возрасте от 22 до 40 лет правоохранительные органы забирали, хотя никакого отношения ни к акромистам, ни к каким-либо ещё религиозным течениям они не имели. Все эти дела сфабрикованы. Главным было записать их в боевики. А сценарий потом очень легко написать, они взаперти, существуют пытки. Я был в одной семье, где двоих сыновей обвиняют в терроризме по андижанскому делу. Как это всё происходит? Сотрудники правоохранительных органов приходят в дом, выгоняют всех во двор, спустя какое-то время всех приглашают и поднимают подушку с одной из постелей в доме и показывают 9 патронов. Но оказалось, что это подушка матери – 70-летней старушки. Это абсурд!»

Очевидцев андижанских событий и их родственников, по словам Сурата Икрамова, запугивают и требуют держать рот на замке.

- «Многие открыто говорят, что их преследуют, к ним домой приходили сотрудники МВД, СНБ, активисты махали. Близкие родственники обвиняемых говорят, что если они будут давать интервью, то их близких, которых вскоре станут судить, будут пытать, расстреляют и так далее. Когда я их спрашивал про адвокатов, мне ответили, что на это у них нет денег. А тем, кто хотел бы нанять независимого адвоката, делать это запрещают, предлагают пользоваться услугами только государственных адвокатов».

Ссылаясь на данные своего мониторинга, правозащитник утверждает, что военные стреляли по мирным гражданам не только на центральной площади Бобура, где собрались митингующие, но и в нескольких километрах от площади, на различных улицах города.

- «Мы были в одной семье, где был ранен 27-летний парень. Убегая от стрельбы, он метров пять не дошёл до дома и упал. Когда его близкие вышли к нему, он лежал, раненый в руку. На следующий день его забрали в больницу, ампутировали руку. А сейчас он находится в андижанской тюрьме и ему предъявлены обвинения в терроризме».

Еще один участник опроса - 16-летний юноша из Андижана. 13 мая его ранили в двух километрах от площади. Солдаты стреляли в спины подросткам, как свидетельствует мальчик, из грузовика, проезжавшего по улице:

- «Ему в спину попали две пули. Одну изъяли в больнице, а другая до сих пор находится в позвоночнике. Сейчас он инвалид».

Еще один зафиксированный мониторингом случай:

- «Еркуной Кадыровой, который было немногим больше 30 лет, пуля попала в сердце. Она погибла прямо на площади. Её тело передали родственникам только 17 мая. А 30 мая выдали свидетельство о смерти под номером 860. Очевидцы утверждают, что в неё стреляли солдаты в камуфляжной форме».

Во время проведения мониторинга Сурат Икрамов встретился также с сыном известного в Андижане правозащитника Саиджахона Зайнабитдинова, который до ареста рассказывал о событиях 13 мая в интервью многим иностранным корреспондентам. Как он рассказал, отец был задержан на границе между Киргизией и Узбекистаном 19 мая.

- «Сначала он находился в Управлении внутренних дел Андижанской области. Примерно через месяц его перевели в Ташкент. Насколько сейчас известно, он находится в подвале МВД. Ему, по словам адвоката, предъявляют, в частности, обвинение в клевете. Адвокат хотела увидеться с ним, ей подтвердили, что он находится в МВД, но пока разрешение на встречу с ним не дали».

Встреча с Суратом Икрамовым имела для Ильхома Зайнабитдинова – сына правозащитника, - весьма неприятные последствия:

- «Сегодня он позвонил и сказал, что его после той встречи со мной избили трое неизвестных и отобрали сотовый телефон».

У участников мониторинга, говорит Сурат Икрамов, весьма скептическое отношение к судебному процессу в Верховном суде, а признания обвиняемых по андижанскому делу очевидцы трагических событий 13 мая называют просто заученным текстом, который подсудимые вынуждены говорить публично из-за страха перед пытками:

- «Они говорят, что знают о суде, но не верят, что подсудимые – террористы. Я им говорю: но они же признаются в этом и утверждают, что их не пытают. Но люди воспринимают эти слова с усмешкой. Мол, можно подумать, что наши следственные органы чуть ли не курорт или санаторий! На самом деле, говорят очевидцы андижанских событий, все их признания – неправда и они не совершали какие-то умышленные действия, направленные на свержение конституционного строя. Естественно, они думают, что подсудимых избивали и пытали»,

- подытоживает Сурат Икрамов.