1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Еуропа и Беларусь

Новогодние сюрпризы

05.01.2008

В две тысячи восьмом году вся «общественная» территория Германии станет некурящей зоной, а в Берлине, Ганновере и Кёльне уже запретили «дымить» машинам, не отвечающим строгим экологическим нормам.

default

Это только два из десятков новогодних сюрпризов. Вот ведь казалось, что с приходом к власти Ангелы Меркель и её правительства «большой коалиции» за отсутствием достойной оппозиции политическая жизнь в Германии, особенно в минувшем году, замерла. Ничего вроде бы существенного не происходило. Раскрыв, однако, газеты в первые дни нового года жители Германии не без удивления обнаружили, сколько всего нового их ожидает в две тысячи восьмом году: от А – нового рассчета алиментов, которые полагается платить после развода бывшей жене, до Я – явки с повинной к фининспектору, если вкладчика, укрывавшего свои доходы с капитала, замучила совесть. Только беглое перечисление перемен занимает целую газетную полосу. Дольше будут теперь платить первичное пособие по безработице. Повышаются стипендии студентам. Дизельное топливо можно разбавлять биологическими добавками в большей пропорции. Труднее стало получать льготы хроническим больным. Телефонные компании обязали шесть месяцев сохранять в электронной памяти номера, даты и местоположение звонивших по телефону. Повышены детские пособия для малоимущих родителей. С меньшей бюрократией придется сражаться мелким предпринимателям. Для всех трудящихся по найму уменьшаются отчисления в фонд страхования на случай безработицы. В порядке исключения, приведу конкретные цифры. Эти взносы составляли четыре и два десятых процента от зарплаты, в теперь - три и три десятых. Такие вот немецкие масштабы снижения бремени отчислений в фонды соцстраха. В год оно даст каждому работающему в среднем сто пятьдесят евро прибавки к зарплате. Не разгуляешься! Особенно с учетом резкого повышения цен на электричество, газ, некоторые продукты питания и бензин. Я мог бы еще долго перечислять вступившие в Германию в силу нововведения, но думаю, что преобладающая их часть покажется вам весьма абстрактной. Впрочем, и для широких народных масс самой Германии большинство изменений не имеет прикладного значения. Но парочка из них и в самом деле впрямую затрагивает миллионы жителей ФРГ. Это касается автолюбителей и тех, кто до сих пор не бросил курить.

Вслед за Баден-Вюртембергом, Нижней Саксонией и Гессеном с нового года начал действовать запрет на курение в общественных местах еще в девяти субъектах германской федерации, в том числе – в Берлине. В течение ближайших месяцев примеру последуют и остальные четыре федеральные земли, так что с лета вся общественная территория ФРГ станет некурящей зоной. Не знаю как в других городах, но в столице к запрету относятся неоднозначно.

Для коренных берлинцев пивнушка за углом – то же самое, что московская кухня в советские времена. Здесь друзья и соседи встречаются по вечерам, чтобы за кружкой пива и сигаретой перемыть косточки правительству, фининспектору и тренеру футбольной сборной. С нового года курить запрещено практически во всех общественно доступных заведениях немецкой столицы – в университетах и больницах, министерствах и ведомствах, гостиницах и предприятиях общепита. Исключение – если в ресторане есть отдельный - меньший чем основной - зал для курящих. Но пивнушка за углом такое позволить себе не может, там всего-то стойка и пара столиков. А штрафы установлены внушительные.

Сто евро с закурившего, тысяча – с хозяина заведения. Многие в Берлине не желают мириться с нововведением, грозящим закрытием сотен маленьких пивных. Союз предприятий общепита и гостиничного бизнеса обратился с жалобой в конституционный суд. Ограничением права на самоопределение считают табачный запрет и сами курильщики. Психолог Петра Ягов:

«Курильщики разделились на два лагеря. Есть сознательные, которые согласны с тем, что некурящим совсем не обязательно страдать от их дыма, но есть и упертые. Для них курение это выражение права на самоопределение. Но эта категория, скорее, вымирающая. Больше всё же число приветствующих такую патерналистскую роль государства, как и предпринимателя, который обеспечивает своим работникам «незадымленные» рабочие места.»

Тем не менее некоторые хозяева берлинских пивнушек объявили свои заведения частными клубами, повесили на дверях соответствующие объявления, напечатали членские карточки и выдают их посетителям вместе с пепельницей. Второе малоприятное для многих столичных жителей нововведение – экологическая зона, охватывающая значительную часть Берлина внутри кольца городской электрички. Въезд в эту зону разрешен только для машин со специальной наклейкойна лобовом стекле. Такое же правило действует с нового года в Кёльне и Ганновере. Максимилиан Маурер из автомобильного клуба АДАЦ:

«Есть определенные технические нормы, которым должен отвечать автомобиль, чтобы его владелец получил соответствующую наклейку. Хорошие машины с катализаторами евро четыре и пять – получают зеленую, евро три – желтую, евро два – красную наклейку. А некоторые не получают вообще никакую.»

Таким машинам въезд в экологическую зону уже запрещен. Желтым и красным наклейкам дали отсрочку. А через пару лет по центральной части города будут ездить только машины с зелеными наклейками. Пока нарушителей только предупреждают, а с февраля начнут штрафовать, в том числе, кстати, и туристов – сорок евро плюс очко в центральном штрафном регистре. Весной повысят в Германии и штрафы за другие нарушения правил дорожного движения – несоблюдение дистанции, превышение скорости, неправильная парковка, алкоголь или телефонные разговоры за рулем без специального устройства громкой связи. Нарушителям ПДД грозят не только чувствительные финансовые потери, но и временное лишение водительского удостоверения, если количество штрафных очков в центральном регистре превысит определенную норму. Этот регистр во Фленсбурге, кстати, одна из немецких особенностей. В этом году он отмечает свой полувековой юбилей.

Фленсбург – самый северный из немецких городов. На самой границе с Данией. Из всех его «достопримечательностей» наиболее известны два. Здесь находится штаб-квартира порноконцерна Беате Узе и тот самый центральный штрафной регистр. Крафтфартбундесамт – то есть федеральное ведомство автотранспорта – существует в Германии с одна тысяча девятьсот пятьдесят первого года. Но только семь лет спустя – а именно второго января пятьдесят восьмого – здесь стали систематически вносить в единую картотеку штрафные очки водителям, грубо нарушившим правила дорожного движения. В Германии трудно найти автолюбителя со стажем и без связи с Фленсбургом:

«У меня было, кажется, три штрафных очка. И мне лучше не попадаться, с моей-то лысой резиной.»

«Я всегда аккуратно езжу».

«У меня слишком большой «опыт» в этом плане. Давайте не будем о грустном.»

«В сентябре меня щелкнули на автобане. Я на двадцать девять километров в час превысил скорость.»

Три четверти всех зарегистрированных во Фленсбурге нарушителей имеют в базе данных от одного до семи очков. Через два года – при условии соблюдения правил дорожного движения на протяжении этого срока – очки гасятся. Набравших четырнадцать очков заставляют пройти специальный платный семинар – типа повторной автошколы, а у уклоняющихся отбирают права. При восемнадцати очках уже и семинар не поможет – права аннулируются и чтобы получить новые надо не только снова идти в автошколу и сдавать экзамен, но и пройти так нызваемый «тест на идиотизм». Говорят, что выдержать его еще труднее, чем сдать экзамен по вождению.

Хозяин штрафных очков – директор федерального ведомства автотранспорта Эккарт Цинке. Он, кстати, тоже не без греха.

«Одно очко. Я превысил скорость на двадцать один километр в час. Это как раз граница.»

По словам Цинке, его ведомство – это дитя немецкого экономического чуда:

«Именно в то время, когда экономика переживала бум, началась и быстрая автомобилезация населения. Соответственно, и число аварий стало скачкообразно расти. И логично, что тогда же и было создан центральный регистр автотранспорта.»

Тогда, в начале пятидесятых, в Западной Германии машин было в десять раз меньше, чем сейчас, но риск стать жертвой ДДП был значительно выше. В год на дорогах гибли в результате аварий примерно по тринадцать тысяч жителей ФРГ – вдвое больше, чем в наши дни. Оно и понятно. Многих привычных сегодня ограничений не существовало. Так, после войны, было отменено введенное нацистами ограничение скорости – во имя свободы личности. Только в пятьдесят седьмом в немецких населенных пунктах запретили ездить быстрее пятидесяти километров в час, а ограничение в сто на обычных дорогах последовало только в семьдесят втором. На автострадах ограничения скорости нет до сих пор. Свобода же!

На сегодняшний день в Германии при населении в восемьдесят миллионов человек пятьдесят миллионов имеют водительское удостоверение. Свыше восьми миллионов из них «наследили» в центральном регистре во Фленсбурге. И с каждым годом их становится всё больше. Правда, это не означает, что немцы всё больше превращаются в лихачей. Просто, более тщательным становится контроль на дорогах и растет число правонарушений, за которые вносятся штрафные очки. Эккарт Цинке:

«Но что изменилось, так это допустимый уровень алкоголя за рулем и такие вещи, как, например, разговоры по сотовому телефону. Но такого состава нарушений ПДД лет двадцать-тридцать назад и быть не могло, поскольку не было сотовых телефонов, не было такой техники.»

Изменилась техника и в самом центральном регистре. Теперь здесь установлены мощные компьютеры, но старые случаи по-прежнему храняться в пыльных коричневых папках на длиннющих стелажах – без малого одиннадцать миллионов пожелтевших протоколов. Около двухсот сотрудников разгребают новые поступления:

«Так, преднамеренное вождение без прав. За это он получит шесть очков.»

Но это, скорее, исключеие. Самое частое нарушение – превышение скорости, на втором месте – передозировка спиртного у мужчин и несоблюдение правила преимущественного проезда у женщин. Центральный штрафной регистр во Фленсбурге даёт и однозначный ответ на извечный вопрос, кто всё-таки лучше, или по крайней мере, аккуратнее водит машину – мужчины или женщины. Восемьдесят процентов нарушителей – представители сильного пола. И последнее. Время от времени, протоколы с погашенными штрафными очками уничтожают, превращая в бумажную стружку. По слухам, эту стружку, а набирается не одна тонна, экспортируют в соседнюю Данию, где из неё делают ... туалетную бумагу.