1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Читальный зал

Новинки московской книжной ярмарки

14.09.2005

Сегодняшнюю передачу я решил посвятить некоторым итогам Московской международной книжной выставки-ярмарки, с которой только что вернулся. В репортажах с ярмарки уже шла речь о некоторых представленных на ней книгах. Сегодня мне хотелось бы начать не с книг, а с общих тенденций российского книжного рынка, которые выявила и ярмарка. В целом она мне понравилась, и я ещё раз повторю, почему: стали современнее, просторнее, светлее стенды, продуманнее экспозиции, интереснее презентации… Но вот интересных гостей – особенно зарубежных – дефицит. Амбиции у организаторов серьёзные, на практике, однако, ситуация не слишком обнадёживающая. Журнал «Русский Ньюсвик» пишет о «застое» на российском книжном рынке, о «затоваривании» книжных магазинов. Отчасти это подтверждают и цифры. На складах хранится, например, 27 разных изданий «Мастера и Маргариты» и даже «Муки-Цокотухи» - шесть! «Над рынком висит угроза перепроизводства», - считают эксперты.

Несколько странно. Ведь в прошлом году в России было выпущено около девяноста тысяч названий книг и брошюр общим тиражом почти 700 миллионов экземпляров. Оборот розничной торговли книгами составил примерно 50 миллионов рублей. Много это или мало? Ответим так: даже если учесть, что более половины всех выпущенных книг и брошюр составили научные и научно-методические пособия, которые на Западе обычно вообще не учитываются в подобной статистике, всё же это немало. Но могло бы быть существенно больше. Что же мешает?

Главная беда, о которой эксперты говорят уже не один год – излишняя централизация книжного рынка. И издание книг, и их продажа концентрируются, в основном, в столице.

Достаточно сказать, что в одной Москве на книги тратят чуть ли не треть всех денег, которые вообще тратят на книги россияне. Оборот московского книжного рынка, по оценкам специалистов, составляет около пятнадцати миллиардов рублей. И мог бы, наверное, быть ещё больше, если бы не дефицит книжных магазинов. В Германии один книжный магазин приходится на 26 тысяч жителей. В Российской книжной палате подсчитали, что при такой «плотности» в Москве должно было бы работать больше четырёхсот таких современных магазинов. А есть всего несколько десятков. Но и это хорошо: на периферии их вообще нет – даже во многих городах, не говоря уже о сельской местности.

Это приводит к тому, что книги из Москвы, как в приснопамятные времена, везут в провинцию «офени», приобретая их в столице в розницу или мелкими оптовыми партиями. Само собой разумеется, они стараются закупать книги, которые быстро продаются: детективы, модную литературу и так далее. Серьёзные издания, современная беллетристика, академические труды, архивные сборники, интересные достаточно узкому кругу специалистов, поэтические книжки, альбомы по искусству, - всё это практически недоступно периферийному читателю. Кроме того, цены даже на детективный ширпотреб страшно накручиваются и, бывает, в несколько раз превышают издательскую. Именно в этой «накрутке» многие видят основную причину замедления роста книжного рынка. Между тем, как считает, в частности, один из ведущих специалистов Российской книжной палаты Константин Сухоруков, «стенания по поводу обделённой провинции» сегодня сильно преувеличены. Ведь цены в регионах сейчас на практике ниже, чем в Москве. Одна из причин этого – рост арендной платы в Москве, который, в свою очередь, привел к резкому увеличению наценок в книжных магазинах столицы. И цены на книги здесь стали выше соответствующих цен по России в целом.

Кстати говоря, в книжной палате сделали анализ этих наценок. В среднем, «накрутка» на весь российский киноготорговый ассортимент составляет около 35 процентов. Меньше всего «накручивают» цены на школьную и вузовскую учебную литературу. Почему? Очень может быть, просто потому, что вузовские учебники и так стоят немало. Зато учебные пособия для среднего специального образования продаются чуть ли не в полтора раза дороже издательской стоимости. Ну, а модная художественная литература, бестселлеры – вдвое дороже.

Разумеется, цены на книги растут в России не только из-за наценок. Пока ещё действует (в урезанном, правда, виде) система налоговых льгот на книгоиздательскую деятельность. Но эксперты Российской книжной палаты справедливо сетуют на то, что эти льготы не коснулись производителей полиграфических материалов, прежде всего, изготовителей бумаги. Вот и получается, что если в Германии затраты на полиграфические материалы и услуги типографии составляют, в среднем, меньше десяти процентов от конечной стоимости книги, то в России – больше половины.

Мне не хотелось бы, чтобы у вас создалось неверное впечатление. В панику никто не впадает. Дела на российском книжном рынке пока идут, в целом, неплохо. И хотя российские торговцы книгами жалуются на то, что «просела», например, даже Донцова (её новые детективы продаются хуже), выглядят странно, если учесть, что в прошлом году книги Донцовой были выпущены общим тиражом более 18 миллионов экземпляров. Маринина с её тремя миллионами выглядит на этом фоне просто неудачницей.