Новая роль России в Афганистане: талибов - в союзники? | Центральная Азия - события и оценки | DW | 04.03.2016
  1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Центральная Азия

Новая роль России в Афганистане: талибов - в союзники?

Не так важно, военная помощь или экономическое сотрудничество: Россия хочет иметь "право голоса" в Афганистане, и для этого готова на многое. Даже на контакты с талибами.

Президенты Афганистана и Россиии Ашраф Гани и Владимир Путин

Президенты Афганистана и России Ашраф Гани и Владимир Путин

Афганистан снова сближается с Россией. Старая вражда между ними, остававшаяся после десятилетия кровопролитной войны, которую СССР вел на Гиндукуше с 1979 года, уходит в прошлое. Политические отношения между Москвой и Кабулом сегодня выведены на уровень стабильного сотрудничества. 24 февраля российский посол в Афганистане Александр Мантыцкий в торжественной обстановке осуществил акт безвозмездной передачи афганской стороне 10000 автоматов Калашникова, предназначенных для местных органов безопасности. За этим должны последовать и другие шаги по оказанию Кабулу военной и экономической помощи.

В международной военной коалиции, осуществляющей во главе с США с 2001 года интервенцию в Афганистан, Россия участия не приняла, но сыграла определенную роль в программах НАТО, направленных на восстановление экономики этой страны. В основном это касалось логистики. На официальном уровне такое участие координировалось советом Россия - НАТО, действовавшим с 2002 года. Однако конфликт на Украине настолько отдалил Россию и Запад друг от друга, что на практическом уровне любые формы военного или гражданского сотрудничества между Североатлантическим альянсом и Москвой оказались прерваны на неопределенное время.

Старый друг стоит новых двух

"На фоне обострившегося конфликта с Западом и отсутствия сотрудничества с ним на афганском направлении Россия решила действовать на свой собственный страх и риск", - говорит директор Центра изучения современного Афганистана (ЦИСА) Омар Нессар. По его словам, Москва начала искать пути сближения с официальным Кабулом, чтобы получить возможность самостоятельно влиять на происходящее вокруг Афганистана. Наилучший способ для этого, исходя из афганских реалий - комбинация военной помощи и инвестиций в экономику.

Замир Кабулов

Замир Кабулов

Россия готова не только дарить автоматы Калашникова, но, в частности, развивать сотрудничество в сфере строительства в Афганистане жилья. Об этом, а также о том, что в ближайшее время российские финансисты обсудят совместные проекты с коллегами из афганского Минфина, сказал 29 февраля 2016 года в ходе встречи в Кабуле с президентом Афганистана Ашрафом Гани спецпредставитель президента России по Афганистану и Пакистану Замир Кабулов.

В то время как войска западной коалиции сворачивают свое присутствие в Афганистане, афганское правительство ищет новых партнеров. Перед Россией, как несколько раньше перед Китаем, сейчас в Кабуле гостеприимно отворяют дверь. Правда, Китай тем временем уже вышел на позицию едва ли не главного посредника в подготовке мирных переговоров между афганским правительством и движением "Талибан".

На официальном уровне Россия также поддержала план проведения прямых переговоров Кабула с лидерами талибов. "Мы побуждаем к этому талибов и надеемся, что процесс начнется как можно скорее, что позволит избежать начала нового сезона боевых действий", - эти слова Замира Кабулова, произнесенные 24 февраля, приводят афганские СМИ. Впрочем, в Москве сомневаются, что такие переговоры могут начаться в скором времени. Симптоматично, что Замир Кабулов в ходе встречи с Ашрафом Гани подчеркнул, что правительство Афганистана - единственный возможный партнер по переговорам для боевиков "Талибана".

Таджикские пограничники на афганском рубеже

Таджикские пограничники на афганском рубеже

"Россия поддерживает дружественные отношения с правительством в Кабуле, но не доверяет проекту мирных переговоров, который осуществляется под руководством США и КНР. Скорее всего, Россию интересует параллельная дипломатическая инициатива, которая будет проходить под началом Москвы, чтобы добиться учета собственных интересов", - отмечает аналитик из Йельского университета Жавид Ахмад. Для проведения этой параллели Москва нашла необычного партнера - "Талибан".

Двойная игра?

"Интересы талибов… объективно совпадают с нашими", - сказал Замир Кабулов в декабре 2015 года в Москве, имея в виду то, что общим знаменателем в этих интересах выступает озабоченность нарастающим присутствием боевиков "Исламского государства" (ИГ) в Афганистане. Кабулов сообщил тогда, что российская сторона поддерживает контакты с "Талибаном" на уровне обмена информацией. Россия видит в ИГ гораздо большую угрозу своим интересам в регионе, нежели в талибах, поскольку исламисты ИГ борются за создание халифата на территориях многих государств, тогда как талибы ограничивают свои претензии только Афганистаном, указывает Жавид Ахмад. "Поэтому русские сейчас готовы разговаривать со своим "кровным врагом" - с "Талибаном", - считает эксперт.

Согласно докладу ООН от сентября 2015 года, отряды ИГ проявляют активность в 25 из 34 афганских провинций, а общее число бойцов этой террористической организации в стране оценивается в 3000 человек. Среди них многие ранее воевали на стороне талибов. "Расчет на поддержку "Талибана" против ИГ имеет свою логику, но такой подход отразится на безопасности Афганистана, поскольку содержит риск "войны посредников", - продолжает Жавид Ахмад. Кроме того, подчеркивает он, какая-либо материальная поддержка "Талибана" будет являться нарушением санкций, введенных ООН против этого движения.

В свою очередь Омар Нессар считает такие рассуждения предвзятыми. "Все без исключения региональные силы и глобальные игроки выстраивают контакты с талибами, будь то Пакистан, Китай, Япония или Иран. Все они имеют право контактировать с "Талибаном". Почему же в этом отказывают России?", - задается вопросом глава ЦИСА. По его мнению, слова Замира Кабулова часто неверно интерпретировались западными и афганскими СМИ. За этим эксперт видит намерение ослабить доверие между Афганистаном и Россией и помешать тем шагам, которые сейчас на афганском направлении предпринимает Москва. "Россия все еще имеет в Афганистане сильных противников", - говорит он.

Амударья вместо Волги

Внимание России к событиям в Афганистане не в последнюю очередь обусловлено опасением, что террористические группировки, действующие там, переберутся в Центральную Азию. По данным афганских органов безопасности, сейчас в стране находятся сотни иностранных боевиков - выходцев из арабских стран, с Северного Кавказа, уйгуров, узбеков, таджиков, пакистанцев из Северного Вазиристана. В последние два года они проявляют все большую активность на севере Афганистана, вблизи границ центральноазиатских республик. Смещению террористической угрозы к "мягкому подбрюшью", как называют в России Центральную Азию многие военные специалисты, Москва старается противопоставить меры по усилению сил безопасности в самом регионе, в частности, таджикской армии. "Лучше с исламистами биться на Амударье, чем на Волге", - заявил еще в 2014 году в интервью российскому агентству "Интерфакс" Замир Кабулов.

Смотрите также:

Контекст