1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Наука

Новая директива ЕС об охране животных: плюсы и минусы

Европарламент принял поправки к нормативному документу ЕС, регулирующему проведение научных экспериментов на животных. Мнения экспертов относительно новой директивы разделились.

Впредь опыты на высших приматах в Европе будут запрещены

После долгих дискуссий Европарламент в Страсбурге принял, наконец, поправки к нормативному документу ЕС, устанавливающему правила проведения научных экспериментов на животных. Как водится, мнения экспертов относительно новой директивы разделились. Одни видят в ней удачный компромисс между защитой животных и интересами науки. Другие считают, что европейские законодатели упустили уникальный шанс избавить подопытных животных от бессмысленных страданий. Третьи, напротив, обвиняют разработчиков директивы в том, что благополучие животных им важнее благополучия людей. А четвертые указывают на риск разрастания бюрократического аппарата, контролирующего исполнение документа.

Сократить "расход" лабораторных животных

Надо сказать, что европейское законодательство в области защиты животных и раньше было самым жестким в мире - так, в ЕС вот уже два года запрещено проведение опытов на животных в косметической промышленности. Теперь же был утвержден ряд новых ограничений, которые в ближайшие два года должны войти в национальные законодательства всех стран-членов ЕС. Основной принцип прост: всюду, где можно найти другие возможности, проведение экспериментов на животных недопустимо, а там, где без них обойтись нельзя, количество подопытных животных должно быть минимальным.

Сегодня европейские исследователи ежегодно "расходуют", если можно так выразиться, около 12 миллионов животных - в основном, млекопитающих. С огромным отрывом здесь лидируют мыши, однако в этом прискорбном списке есть и крысы, и кролики, и свиньи, и кошки, и собаки, и лошади, и ослы, и, конечно, обезьяны.

Особый статус обезьян

Новая директива Евросоюза запрещает опыты на человекообразных приматах, то есть на шимпанзе, гориллах и орангутангах. В Германии такие опыты были до сих пор формально разрешены, поскольку немецкий закон о защите животных не делает различий между разными их видами. Однако на практике новый нормативный документ в этом отношении мало что изменит, - говорит Франц-Йозеф Кауп (Franz-Josef Kaup), научный сотрудник Немецкого центра по изучению приматов в Геттингене: "Уже довольно давно, если не ошибаюсь, с 2003 года, опыты на человекообразных обезьянах в Европе не ставят. Ну а в Германии эту практику прекратили еще гораздо раньше".

В геттингенском центре содержатся павианы, макаки и лемуры. Здесь на них проводят научные эксперименты, здесь их также разводят и поставляют в другие научно-исследовательские учреждения. "Но Немецкий центр по изучению приматов никогда не содержал и не разводил человекообразных обезьян, - говорит Франц-Йозеф Кауп. - И экспериментов на них мы тоже никогда не проводили".

Ни медицине, ни фармацевтике шимпанзе не нужны

Тому есть несколько причин. Во-первых, содержание этих животных в неволе крайне трудоемко и обходится чрезвычайно дорого. Во-вторых, из этических соображений эксперименты на этих высокоразвитых приматах разрешалось производить только в случаях отсутствия более или менее равноценной альтернативы. Долгое время шимпанзе считались оптимальной моделью для изучения некоторых вирусных заболеваний - прежде всего, гепатита С и ВИЧ-инфекции, однако сегодня медицинская наука располагает для этих целей другими лабораторными организмами. Правда, помимо медицины, есть еще и фармацевтическая отрасль, но и там интереса к обезьянам давно не проявляют, - поясняет Франц-Йозеф Кауп: "Фармацевтические компании тоже проводят опыты на животных - как при оформлении допуска своих препаратов на рынок, так и в ходе их разработки. Но ни в первом, ни во втором случае в качестве подопытных животных человекообразные обезьяны не используются".

Где брать клеточные культуры?

И все же тотальный запрет проведения экспериментов на человекообразных обезьянах не может не сказаться на развитии медицины. Многие ученые хоть и не работают непосредственно с живыми шимпанзе, однако используют клетки их тканей - например, в рамках геномных и протеомных исследований. До сих пор получить, скажем, пробу крови шимпанзе было не слишком сложно: при любом ветеринарном осмотре в зоопарке у животных обязательно берут кровь на анализ, так почему бы не взять чуть больше, чем необходимо? Теперь же это категорически запрещено.

Профессор нейробиологии Штефан Тройе (Stefan Treue), глава геттингенского Центра по изучению приматов, не скрывает своего скептического отношения к принятому документу. Например, эта директива разрешает лишь однократно подвергать подопытное животное эксперименту, причиняющему ему сильное страдание.

Безболезненное изучение боли?

Звучит гуманно, но на практике это тормозит развитие медицины. "Если предметом вашего научного исследования является болевой синдром, то вы не можете проводить опыты на животных под наркозом, - говорит ученый. - Конечно, анестезия избавит животное от страданий, однако вы не узнаете, как боль воздействует на организм человека, а ведь именно в этом состоит ваша цель". Поэтому ученый полагает, что гораздо эффективнее было бы принимать решение о проведении тех или иных опытов (или об их запрете) в каждом конкретном случае. Однако такой возможности новая директива не предусматривает.

Кроме того, она делит научные исследования на фундаментальные и прикладные, разрешая проведение некоторых опытов только в рамках прикладных исследований. Между тем, во многих случаях такое разграничение - вещь сугубо условная, - возмущается Штефан Тройе: "Представьте себе, что вы изучаете синдром приобретенного иммунодефицита. Каждый скажет, что это прикладные исследования, ведь речь идет о моделировании болезни человека. Но для этого вы должны разобраться в клеточных процессах, в принципиальных механизмах, регулирующих иммунный ответ, а это уже фундаментальные исследования. Ну и как тут быть?"

Так как же быть с шимпанзе?

Что же касается конкретно человекообразных обезьян, то в директиве ЕС все же есть оговорка, согласно которой опыты на них допускаются, правда, лишь в тех исключительных случаях, когда они служат делу спасению человечества от крайне опасной болезни. Однако профессор Тройе считает эту оговорку чистой формальностью, лукавством. Во-первых, потому, что уже сегодня есть болезни, эффективное изучение которых практически невозможно без опытов на человекообразных приматах. А во-вторых, потому, что даже если через несколько лет и возникнет форс-мажорная ситуация, требующая возобновления экспериментов на шимпанзе, то брать подопытных животных будет уже негде. Разве что отлавливать их в дикой природе - но едва ли это соответствует целям и духу нового документа ЕС.

Автор: Владимир Фрадкин
Редактор: Ефим Шуман

Контекст