1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Центральная Азия

Новая власть в Ашхабаде не облегчила судьбу "ноябристов"

Пять лет назад, 25 ноября 2002 года, в Ашхабаде произошло событие, которое в СМИ с этого времени получило название «так называемое покушение на президента Туркмении С.Ниязова».

Результатом этого события стал суд, в ходе которого лица, названные организаторами преступления, были обвинены в различных тяжких нарушениях уголовного кодекса, в числе которых измена Родине, терроризм, покушение на жизнь президента, попытка изменения государственного строя и так далее. Сперва несколько десятков человек были брошены в тюрьмы, а потом к ним присоединились их родственники и знакомые – всего, как сообщает корреспондент «НВ» Ораз Сарыев, несколько сотен человек. Еще сотни за возможные связи с осужденными были отчуждены от собственности и отправлены в ссылку. Власть не обеспечила этих людей никакими возможностями для юридической защиты, ход процесса был наблюдателями вне республики однозначно признан предвзятым, не справедливым, а обвинения – сфабрикованными. Эксперты указывали на то, что те репрессии, которые тогдашний лидер Туркмении С. Ниязов развернул в стране после 25 ноября, говорит о том, что власть в Ашхабаде использовала эти события для тотального подавления инакомыслия и преследований оппозиции как в стране, так и за ее пределами. Не гнушаясь при этом фактическим «взятием в заложники» родственников оппозиционеров.

С вопросом об оценке действий туркменских властей в мире, «НВ» обратилась к председателю оппозиционной республиканской партии Туркмении в изгнании Н. Ханамову – он сам был приговорен туркменским судом по этому делу к максимальному сроку тюремного заключения заочно:

НХ: Пять лет прошли с того момента, когда обвинили наших соратников в "попытке государственного переворота и покушении на Ниязова", и осудили их на разные сроки, от пяти лет до пожизненного. Пять лет - это для осужденных годы ужаса и борьбы за выживание, а также, для всех наших единомышленников, которым удалось избежать тюрьма Туркменистана, годы борьбы за справедливость, права человека и демократию в нашей стране. В течение пяти лет этому событию уделялось очень много внимания международными организациями и мировыми СМИ.
ОБСЕ использовала так называемый московский механизм, была резолюция Европарламента, две резолюции комиссии ООН по правам человека, три резолюции Генасамблеи ООН. Во всех этих документах в числе требований были: разрешить посещение тюрем Международному Красному Кресту, свидание с родными и пересмотр судебного процесса. Но эти требования не были исполнены ни при С. Ниязове, ни сейчас они не исполняются.

К этим словам Н. Ханамова необходимо добавить, что московский механизм заключался в назначении специального докладчика от ОБСЕ, который получал полномочия, используя свои каналы и экспертов, вынести оценку ситуации с правами осужденных, причем без санкции Туркмении и без приезда в Туркмению – этот механизм был пущен в ход на том основании, что Туркмения как член ОБСЕ блокировала всякие попытки допустить в страну после 25 ноября независимых наблюдателей от ОБСЕ.

Но за четыре года правления С. Ниязова, прошедшие после 25 ноября 2002 года, мировому сообществу так и не удалось добиться от последнего тех требований, о которых говорил Н. Ханамов. Однако вот уже почти год в Туркмении другой президент. Изменилось ли отношение к судьбе этой особой категории заключенных у нынешней туркменской власти?

НХ: После смерти Ниязова появилась надежда, что новые власти Туркменистана обратят внимание на вышеперечисленные документы. Сегодня, когда, как говорят некоторые политики, Туркменистан начал открываться и выходить из изоляции, не стоит ли напомнить обо всём этом, и новым властям приступить к исполнению требований международных организаций? Или эти резолюции были приняты для Ниязова, он умер, и всё на этом закончилось?
Собираются открыть региональный центр ООН в Туркменистане. Недавно Бердымухамедов посетил ООН и ЕС, и, выступая во время этих визитов и после возвращения в Туркменистан, он заявлял, что мы будем развиваться демократическим путём и, что социальный вопрос и жизненный уровень граждан Туркменистана доведём до уровня Европы.
Основываясь на этих обещаниях, Западу можно исходить не олько из экономических и геополитических соображений, но и требовать исполнения принятых Международными организациями документов, а новым властям в Ашхабаде исполнять их, если Бердымухаммедов хочет, чтобы его уважали в мировом сообществе и внутри страны и вывести страну из изоляции. Не силой и не держа в страхе свой народ, заставлять уважать себя, а делом.

Так считает лидер республиканской партии Туркмении Н. Ханамов. В свою очередь, корреспондент «НВ» Ораз Сарыев сообщает следующее: за пять лет из заключения были освобождены всего несколько заключенных, прошедших в числе основных обвиняемых по делу о так называемом покушении на президента – всего менее десяти. Некоторые имена известны, некоторые власти тщательно скрывают от общественности. Как стало известно корреспонденту, основная масса осужденных по ноябрьским событиям содержится в тюрьме Оводан-Депе, но лица, названные властями «главными преступниками», находятся в бывшем изоляторе СИЗО КГБ СССР, расположенному в Ашхабаде. Об этом корреспонденту «НВ» сообщил источник в силовых структурах Туркмении. По утверждению источника, в начале этого года Оводан-Депе посетил лично президент страны К. Бердымухамедов. В этой связи стоит напомнить, что недавно, будучи в США, и выступая в Колумбийском университете, К. Бердымухамедов заявил, что не знает о существовании в Туркмении политзаключенных.