1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Украина

Нико Ланге: Украина ищет для себя подходящую модель развития

Жители Украины выступают за ее евроинтеграцию, уверен глава отделения немецкого Фонда имени Конрада Аденауэра в Киеве Нико Ланге. По его мнению, нынешнее сближение с Россией во многом остается "сближением на словах".

Нико Ланге

Нико Ланге, немецкий фонд имени Аденауэра

"Украина является успешным примером трансформации на постсоветском пространстве", - уверен Нико Ланге (Nico Lange), глава киевского бюро немецкого Фонда имени Конрада Аденауэра. Этот Фонд близок к правящему в Германии Христианско-демократическому союзу канцлера Ангелы Меркель (Angela Merkel). Ланге уверен, что большинство жителей Украины выступают за евроинтеграцию страны. Что же касается ставших в последнее время более тесными контактов официального Киева с Москвой, то немецкий политолог считает, что в данном случае речь идет прежде всего о сближении на словах.

Deutsche Welle: Господин Ланге, 24 августа Украина отмечает День независимости. Каковы, с вашей точки зрения, итоги последних 19 лет ?

Нико Ланге: Подвести итог 19-летней украинской независимости непросто. Украина является успешным примером трансформации на постсоветском пространстве. Страна добилась больших успехов, но все же сталкивается с определенными трудностями. Украина до сих пор ищет для себя подходящую модель развития.

- А по вашему мнению - в каком направлении должна развиваться Украина?

- Когда я беседую с украинцами - разного возраста и в разных регионах, - то прихожу к выводу, что они хотят, чтобы Украина двигалась в направлении Европы, Европейского Союза, а также европейских стандартов, которые облегчают людям жизнь и предоставляют им больше возможностей для самореализации. Особенно это касается молодых жителей страны. Что касается политической реализации этого стремления, то существуют разные взгляды на то, какие решения помогут быстрее достичь цели.

- Насколько Украина независима?

- Украина - суверенное государство, в этом нет никаких сомнений. Можно сказать, что за 19 лет Украина стала гораздо более известна в мире. Многие немцы не знали, что Украина вообще существует. Теперь на Западе никто не сомневается в том, что это независимое государство.

- Но многие украинцы сами теперь в этом сомневаются…

- Это их право. Я думаю, что украинцы порой чересчур сомневаются сами в себе. Это не очень конструктивно. Украинцы могут быть полностью уверены в себе. Это большая независимая страна. Если же говорить про политические решения последних месяцев, то я думаю, что ни одно из них не означает, что Украина перестала быть независимым государством.

- То есть харьковские соглашения президента Виктора Януковича, прежде всего касающиеся базирования российского Черноморского флота в Крыму, экономическое сближение с Россией и другие уступки - все это не затрагивает украинскую независимость?

- Эти решения не затрагивают государственный суверенитет. Однако они затрагивают возможности Украины проводить независимую экономическую политику…

- …которые теперь ограничены…

- …по меньшей мере, харьковские договоренности ограничивают возможности Украины для маневра. Но сближение с Россией во многом остается сближением на словах.

- Несколько месяцев назад вы написали аналитическую статью про первые сто дней работы нового президента Украина Виктора Януковича. Ее суть сводилась к выводу: "Ближе к России, дальше от демократии". Вы и теперь так думаете?

- Достаточно сравнить частые встречи премьер-министров и президентов Украины и России с одним-единственным визитом Януковича в Брюссель. Ясно, что нынешняя администрация в значительной мере опирается на Россию. Что касается демократии, то можно констатировать: закон о местных выборах не является шагом вперед. Продолжается дискуссия по поводу свободы прессы, эта ситуация вызывает большую обеспокоенность в Европейском Союзе и в Германии. Кроме того, следует отметить судебные преследования оппозиционеров и проблемы, с которыми приходится сталкиваться иностранным неправительственным организациям.

- Вас и Фонд имени Аденауэра эти проблемы коснулись напрямую. В июне вас пытались не пустить на Украину. Что тогда случилось?

- Мне было отказано во въезде в страну, я был персоной нон грата. Это произошло по инициативе Службы безопасности Украины. Лишь после вмешательства властей ФРГ и главы Европарламента меня пустили в страну… Я исхожу из того, что проблем больше нет, и что я смогу и впредь без проблем ездить на Украину. Мне сказали, что это было недоразумение.

- Если говорить о свободе прессы, то в чем именно заключается опасность?

- Должен признать, что дать оценку ситуации на Украине трудно. Существуют различные взгляды на ограничения свободы слова. Очевидно, что многие владельцы СМИ, преследующие и собственные экономические интересы, занимаются самоцензурой. У меня создалось впечатление, что многие журналисты живут в атмосфере страха и сами не хотят выступать с критикой, потому что в эпоху экономического кризиса боятся потерять работу. То есть цензура не всегда идет сверху.

- Есть ли на Украине свобода слова ?

- Да, но прежде всего в интернете и газетах. Для страны, в которой политическое мировоззрение формируется с помощью телевидения, это серьезная проблема. Я не совсем понимаю, почему недавно избранный президент, которого, по данным опросов, поддерживает большинство населения Украины, его администрация должны бояться свободы слова.

Беседовал Роман Гончаренко
Редактор: Сергей Гуща

архив

Контекст

Аудио- и видеофайлы по теме