1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Мир

"Никому я не нужен...", или О жизни ташкентских беспризорников

В Узбекистане возобновил свою работу Центр правовой помощи несовершеннолетним. Уже с начала 2003 года сюда поступили более 150 бездомных детей - в основном, из различных областей Узбекистана и других стран СНГ.

default

Число бездомных детей неуклонно растет.

По информации международной гуманитарной организации terre des hommes, на данный момент по всему миру насчитывается несколько десятков миллионов беспризорников. В недалеком прошлом считалось, что больше всего бездомных детей можно увидеть на улицах бразильских городов и в целом в Латинской Америке. Но в последнее время ситуация изменилась. Число беспризорников неуклонно растет в бывших советских республиках. О бездомных детях на улицах Ташкента и о том, что предпринимается государством и неправительственными организациями для того, чтобы каким-то образом изменить сложившуюся ситуацию, рассказывает наша корреспондентка в Узбекистане Наталья Бушуева:

"В Узбекистане возобновил свою работу Центр правовой помощи несовершеннолетним. Три года назад этот приемник-распределитель для беспризорных детей при Городском управлении внутренних дел Ташкента был ликвидирован как совершенно ненужный социальный институт, но ,как отметили работники Центра, увеличение детской преступности заставило власти пересмотреть решение. Уже с начала 2003 года в Центр поступили более 150 бездомных детей. В основном это беспризорники из различных областей Узбекистана и других стран СНГ. Более половины из них приехали в столицу на заработки. Это дети из неблагополучных семей, утверждают работники Центра. Как рассказал начальник этого самого крупного в стране приемника-распределителя Эркин Байханов, детей собирают в подвалах домов, на вокзалах, а также в различных местах, где используется детский труд:

"Здесь бывают дети из России, из Казахстана, из Киргизии. Если родители не смогут сюда за ними приехать, мы сами отвезем их домой. У нас такое правило".

Центр рассчитан на 75 детей. Беспризорники могут находиться там 30 дней. За это время сотрудники центра оформляют их в детский дом или отвозят к родителям, если таковые имеются. Впрочем, не всегда все проходит гладко. Бездомные подростки на улицах Ташкента рассказали:

"Ну, мы их иногда обманываем. Говорим, что живем там-то и там-то. Нас отправляют куда-то, а мы потом оттуда убегаем".

"С автобуса прыгаем и убегаем".

Причина, по которой некоторые дети не хотят возвращаться домой - привычка к уличной жизни и плохое обращение родственников:

"Зачем домой мне идти? Так хорошо. Живем в подвалах, в подъездах спим".

Беспризорник Витя. Родителей нет. Сестра и тетя выгнали его из дома:

"Что мне остается делать? Матери и отца нету. Кому я нужен? Никому же не нужен. Сестра уже замужем, у нее свой ребенок есть. Зачем я им нужен? Она лучше своего ребенка покормит, чем братишку".

Виталий Литвиненко живет на улице уже пять лет:

"Мать уехала, отец у меня умер, а сестра требует за ночевку 500 рублей. Тарелка супа – 250 рублей. Денег, в общем, требует".

А вот что рассказали дети, находящиеся в Центре правовой помощи несовершеннолетним:

"У меня мама раком заболела, папа вены порезал. А я вообще-то детдомовский. Я в детдоме был, сбежал оттуда. Сел в автобус и до Ташкента добрался. Я не знал, куда еще ехать".

"Я из России. Мы в Туркмению ехали бабушку хоронить. Потом хотели обратно в Россию, но у нас украли все. Паспорт украли, метрику мою - тоже. Деньги украли, и мы здесь застряли".

Руководитель Центра правовой помощи несовершеннолетним Эркин Байханов отметил, что многие дети-беспризорники - граждане Таджикистана:

"Там трудно жить, они говорят. А здесь хорошо. Они к нам бегут, мы их тут бесплатно кормим, одеваем. Здесь хорошо, тепло, играй – когда хочешь".

Иногда родители попавших в Центр детей приходят за ними сами. И тогда с ними проводят вот такие беседы:

- Мы живем в семейном общежитии.

- А у нас другая информация. Ребенок ваш рассказывает, что вы по мусоркам лазаете.

- Да вы что?

- Ваш сын таксикоманством занимается, клей нюхает. Вы знаете об этом?

- Я столько раз отбирала у него клей. Я уже устала! Пожалуйста! Он больше не будет, я слово даю... Я за него отвечаю, это же мой ребенок! Сейчас я в кафе работаю через день. Посуду мою. Платят мало, но я кушать немножко беру там...

Если Центр правовой помощи несовершеннолетним рассчитан больше на детей из различных областей Узбекистана, то Центр "Мехр Таянчи" занимается в основном реабилитацией беспризорников Ташкента. С начала нового года в там создана "горячая линия". Ежедневно представители центра принимают по 20 - 30 звонков от граждан с информацией о беспризорных детях. Как рассказала сотрудница службы Татьяна Тодорова, каждый день в Центр приходят беспризорники, для которых здесь предусмотрена так называемая Творческая программа по реабилитации.

В центре для беспризорников "Мехр Таянчи" (официальное его название - Центр развития социальных услуг для детей, оказавшихся в трудных жизненных ситуациях) дети занимаются лепкой из глины, им дают базовые школьные знания, при необходимости устраивают в детские дома или проводят беседы с родителями. Их кормят и одевают. С ними занимаются психологи. Видимо, это дает свои результаты:

"Когда маленькие были, мы беспредельничали. Ну, там... людей обзывали, издевались над людьми, над бабками, деньги отбирали... По базару ходили, кушать себе воровали. Ну, как это называется? Как говорится, нечестным трудом зарабатывали себе на жизнь".

"А сейчас уже, дай Бог, чуть-чуть повзрослели и чуть поумнели. Не пьем..."

Дарья Брянцева , Наталья Бушуева, НЕМЕЦКАЯ ВОЛНА

Также по теме