1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Беларусь

Николай Статкевич: Политика ЕС - капитуляция перед белорусским режимом

Экс-политзаключенный Николай Статкевич оценил в интервью DW развитие ситуации в Беларуси после снятия в феврале санкций ЕС с руководства страны, а также курс Брюсселя в отношении Минска.

Год назад, 22 августа президент Беларуси Александр Лукашенко помиловал шестерых, последних на тот момент политзаключенных. Один из них, экс-кандидат в президенты Николай Статкевич, после выборов 2010 года был осужден на 6 лет за организацию массовых беспорядков в Минске. В интервью DW Статкевич оценил развитие ситуации в стране после снятия в феврале этого года санкций Евросоюза с белорусского руководства, в том числе с Александра Лукашенко. Cтаткевич также объяснил, почему негативно воспринимает политику Брюсселя в отношении Минска.

DW: Каким был для вас минувший год?

Николай Статкевич: Могу сказать, что для меня лично это было хорошее время, потому что я увиделся с моими близкими и смог путешествовать. Ведь более 4,5 лет из 6-летнего срока я отбывал не в колонии, как другие политзаключенные, а в закрытой тюрьме. Из них полтора года - в одиночной камере. Напомню, что никакой реабилитации полизаключенных, на которой настаивал Евросоюз, до сих пор не произошло.

Николай Статкевич

Николай Статкевич

Никого из осужденных не восстановили в правах, а мне после освобождения назначили 8 лет милицейского надзора. Я не могу участвовать в выборах как кандидат, хотя это противоречит Конституции Беларуси - судимость не может быть препятствием.

Меня освободили в разгар президентской кампании 2015 года, и я решил проводить уличные акции, чтобы привлечь внимание граждан к ситуации в стране. Ведь в минувшие до того 5 лет в Минске не было ни одного оппозиционного митинга. Так вот, за свою активность я получил уже 11 административных взысканий и штрафов на общую сумму в 5,5 тысячи евро. Это больше, чем моя военная пенсия подполковника за 2 года.

Платить штрафы нечем, судебные исполнители пытались ворваться в дом жены, описали имущество, отключили телефон, и теперь я пользуюсь телефоном жены. В любой момент этот вид надзора может быть заменен на более жесткий. И меня могут отправить обратно в тюрьму.

- Освобождение политзаключенных было главным условием ЕC для снятия санкций с белорусских чиновников. Брюссель надеялся строить отношения с Минском "на общих ценностях - уважении прав человека, демократии и верховенстве права" и призывал устранить препятствия в работе независимых СМИ. Как меняется ситуация в стране?

- После отмены санкций практически ничего не изменилось. Из шести освобожденных год назад политзаключенных трое покинули страну из-за сильнейшего давления и прямых угроз. Единственное отличие может быть в том, что вместо арестов теперь оппозиционерам присуждают огромные штрафы, а за решетку садят активистов, не столь известных на Западе и не имеющих там широких контактов, как представители оппозиционных политических партий.

По моим данным, сейчас в тюрьмах находится 16 человек явно по политическим мотивам, хотя белорусский правозащитный центр "Весна" признает наличие только 2 политзаключенных. Проблема в том, что правозащитники присваивали статус политзаключенного только представителям партийной оппозиции.

Но партии давно не проводят никаких протестных акций, центр политической активности сместился в сторону неформальных демократических групп - именно их активисты стали основным объектом преследований со стороны властей. Режим же никак не может обойтись без политзаключенных - это инструмент запугивания общества и возможность для торговли с Западом.

- Евросоюз ожидает от Минска демократических парламентских выборов, Александр Лукашенко заявил, что выборы 11 сентября "пройдут в демократичной и свободной атмосфере". Насколько можно верить его обещанию?

- Лукашенко уже не раз обещал европолитикам честные избирательные кампании. Так было и в 2010 году. Но я считаю, что никаких свободных и честных выборов в Беларуси нет и не будет, а система их имитации сохранена. В избирательных комиссиях представителей оппозиции - меньше 1 процента.

Ведь даже если властям понадобится оппозиционер в парламенте, им придется дать команду установить проходной процент такому кандидату. Видеть же прогресс только в том, что выборы прошли спокойно, а общество массово не протестует, Евросоюзу вовсе не следует.

- Как вы оцениваете прогноз, согласно которому, если во время парламентской кампании не случится массовых репрессий, то процесс нормализации отношений между Минском и Брюсселем будет продолжен?

- Конечно, ЕС сам выбирает свою внешнюю политику. Но я считаю ее капитуляцией перед белорусским режимом. Беларусь ждут драматические изменения, ее социально-экономическая модель себя изжила, недовольство населения растет.

Россия же платит за лояльность все меньше, а хочет от Минска все больше. И торговать суверенитетом страны, как это было раньше, у Лукашенко уже не получается, это опасно для его личной власти.

Поэтому, на мой взгляд, нынешнее развитие отношений ЕС с Минском вряд ли позволит Брюсселю сохранить стабильность в стране и регионе. Оно только лишь предоставит Кремлю дополнительные возможности для замены Лукашенко на еще более безропотную марионетку.

Смотрите также:

Смотреть видео 11:50

Бросит ли Лукашенко Путина ради ЕС? - DW Новости, 03.09.2015

Аудио- и видеофайлы по теме