1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Культура и стиль жизни

Ника Вагнер: У Бетховенского фестиваля будет сильный русский акцент

Новая руководительница Бетховенского фестиваля, правнучка Вагнера и пра-правнучка Листа, поговорила с DW о фестивальной стратегии и детстве в "драконьем гнезде".

Ника Вагнер

Ника Вагнер

В течение многих лет Ника Вагнер (Nike Wagner), ожидала своей очереди возглавить Байройтский фестиваль, который основал ее прадед Рихард Вагнер (Richard Wagner) и которым поочередно руководили ее дед Зигфрид (Siegfried Wagner) и отец Виланд Вагнеры (Wieland Wagner). Но в жесткой конкурентной борьбе Ника не сумела добиться права на Байройтский престол, занятый ныне ее младшей кузиной Катариной (Katharina Wagner). Свое представление о том, как должен функционировать музыкальный фестиваль, 70-летняя Ника Вагнер, опробовав свои силы в Веймаре, сейчас реализует в Бонне. Нынешний Бетховенский фестиваль – первый под ее началом.

DW: Госпожа Вагнер, что, по вашему мнению, определяет успешность фестиваля?

Ника Вагнер: Уж точно не только загруженность залов. Несколько счастливых лиц – это тоже важно.

- На рок-концертах счастливых лиц тоже много, а слушателей – на порядок больше.

- Не будем путать понятия: "классика", то есть серьезная музыка, никогда не писалась для условных "всех". Она требует высокой чувствительности и подготовки. Популярная музыка обслуживает совершенно другие потребности - в массовом угаре, ритмичных движениях, иллюзии освобождения от условностей… Впрочем, последнее при счастливом стечении обстоятельств касается и классики.

- Через 5 лет мир будет отмечать 250-летие со дня рождения Бетховена. Готовите ли вы к этой дате что-то особенное?

- Я только что стартовала цикл премьер – новых сочинений, написанных по заказу фестиваля. Его открыл Сальваторе Шаррино. В ближайшие годы предполагается написать еще четыре сочинения, которые будут исполнены в 2020 году в рамках одной программы. Еще один проект связан с "Фиделио", единственной оперой Бетховена. Я веду переговоры с композитором Майклом Найманом: хочу, чтобы он написал нового "Фиделио". Может быть, это будет опера, а может – фильм или звуковой коллаж.

- Как вы относитесь к модной сегодня тенденции исполнения классической музыки в неожиданных местах?

- Начнем с того, что эта тенденция не нова: еще в 1970-е годы предпринимались попытки исполнять классику в непривычных местах, чтобы привлечь так называемую "молодую публику". Я не считаю такие попытки принципиально неправильными, но всячески призываю учитывать акустические особенности пространств. Скажем, исполнять струнные квартеты в заброшенном бассейне – это абсурд.

Прямые трансляции из фестивального зала на Рыночную площадь Бонна являются одной из традиций Бетховенского фестиваля

Прямые трансляции из фестивального зала на Рыночную площадь Бонна являются одной из традиций Бетховенского фестиваля

В остальном же я призываю почаще вспоминать слова великого Гете, который, как известно, и сам был директором театра и знал, о чем говорил: "Кто бегает за публикой, видит ее задницы".

- Сегодня средний возраст слушателей, сидящих на хороших местах во время "топовых" симфонических концертов фестиваля, приближается к 75. Видите ли вы в этом проблему?

- Начнем с того, что современный человек живет в целом дольше, а его биологический возраст снижается. Сегодняшние 70-летние – это на самом деле 60-летние. Поэтому я не понимаю, почему я должна пренебрегать пожилой публикой. Это образованные люди, которые многое в своей жизни слышали и могут сравнивать. Работать для такой публики – чистое удовольствие.

Это отнюдь не значит, что мы пренебрегаем молодыми слушателями. Например, у нас есть правило "десять за десять": то есть, за 10 минут до начала концерта молодые люди, школьники и студенты, могут купить билет даже на самый дорогой концерт за 10 евро. Что дешевле, чем, скажем, билет в кино. И это работает: если вы посмотрите на наш Бетховенский зал во время фестиваля, то увидите, что в первых рядах, на самых дорогих местах, очень часто сидят молодые люди.

- Вы носите фамилию Вагнер. Естественно, вы не можете не следить за тем, что происходит в Байройте. Каково ваше отношение к руководству фестиваля и скандалам, которые сотрясают Байройт?

- Начну с положительного: Кирилл Петренко продирижировал в Байройте "Кольцо нибелунга", невероятное по музыкальному качеству! Это лучшее, что случалось в Байройте за последние десятилетия. И неважно, кто его пригласил: мой покойный дядя Вольфганг Вагнер (Wolfgang Wagner) или мои кузины. Вот только Петренко ушел из Байройта, не правда ли?

Дети драконьего гнезда: кузины Ева (слева) и Ника Вагнер на открытии музея в вилле Ванфрид, 25 июля 2015 года

Дети "драконьего гнезда": кузины Ева (слева) и Ника Вагнер на открытии музея в вилле "Ванфрид", 25 июля 2015 года

- Ваша сестра Ева (Eva Wagner) тоже.

- Это интриги местного значения. Не уверена, что они меня интересуют. Байройт всегда был главным "драконьим гнездом" страны.

Контекст

Но в какой-то момент надоедает требовать соблюдения высоких творческих стандартов там, где они просто не востребованы. Среди певцов там много выдающихся артистов, чего нельзя сказать о дирижерах. Байройт превратился в светское мероприятие.

- В этом году открылся новый музей в вилле Ванфрид, где прошло ваше детство. Как вам понравился этот музей?

- Многое сделано правильно. Не плоха сама по себе и идея создания в вилле Вагнера Musée Sentimental ("музей чувств" - концепция создания исторических выставок с использованием оригинальных предметов - Ред.) Проблема только в том, что для подобного музея вам необходимы оригинальные экспонаты, а в Ванфриде их почти не осталось. Кроме того, характерной особенностью всех квартир и домов Вагнера была переполненность, избыточность. Всего было очень много: бархата, шелка, мебели, картин... А тут мы видим абсолютно открытое пространство. В музее царит атмосфера морга. Сам характер пространства противоположен вагнеровскому.

- Вернемся к Бетховенскому фестивалю. В нем традиционно участвовало много артистов из России. Будет ли это так и впредь?

- Тема фестиваля следующего года - "Революции". А тут, как вы понимаете, без русских просто не обойтись! У фестиваля будет сильный русский акцент.

Смотрите также:

Контекст