Не женское дело: почему женщины в России против закона, их защищающего | Россия и россияне: взгляд из Европы | DW | 08.03.2018
  1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Россия

Не женское дело: почему женщины в России против закона, их защищающего

Список из 456 запрещенных для российских женщин профессий мешает работодателям брать на работу представительниц прекрасного пола. Эта ситуация не выгодна ни им, ни нанимателям.

Евгения Маркова за рулем грузовика

Евгения Маркова вопреки запретам смогла стать водителем-дальнобойщицей

В России и ряде других постсоветских стран до сих пор существуют списки профессий, которыми не могут заниматься женщины. Когда-то эти профессии считались тяжелыми и вредными. Теперь многие из них автоматизированы, но по-прежнему недоступны представительницам прекрасного пола. Многие из них недовольны ситуацией, но реагируют по-разному: одни вынуждены отказываться от запрещенных профессий, другие устраиваются на работу в обход законодательства, а третьи отстаивают свои права в суде.

Дискриминация в типографии

Женщинам нельзя быть сварщиками, дальнобойщиками, матросами, кузнецами, авиамеханиками, печатниками - всего в приложении к статье 253 Трудового кодекса (ТК) Российской Федерации содержится 38 видов деятельности и 456 профессий. За нарушение ТК работодатель может быть оштрафован на сотни тысяч рублей.

Елена Георгиевская

У Елены Георгиевской пока не вышло получить работу помощника печатника

Список был составлен еще в 1974 году, чтобы защитить женщин от чрезмерной нагрузки, но теперь, спустя почти полвека, многие дамы недовольны. "Несколько лет назад я работала в типографии в Калининграде корректором, мне платили в районе 12 тысяч, - рассказывает литературный редактор Елена Георгиевская. - Печатник зарабатывал 28-35 тысяч. Ну, естественно, меня удивляло, что печатник работает по графику два дня рабочих - потом два выходных, а мы пять дней. То есть им было проще".

Елена посмотрела, как работают печатники, и поняла, что могла бы и сама справиться с этим: "Там ничего суперсложного нет. Там пресс, конечно, есть, но все работает на рычагах. Я позвонила, поинтересовалась, а может ли женщина быть помощником печатника - они просто бросили трубку. При том, что отвечала женщина из отдела кадров".

Несправедливый запрет на профессию

В итоге Георгиевская продолжила работать корректором, занимается редактурой и расшифровкой интервью. Но запрет по-прежнему кажется ей несправедливым: "На самом деле многие женщины физически очень выносливы. Иногда наблюдаешь в пятиэтажках женщину с продуктами и с ребенком. Лежит ребенок и тут же 5 кг картошки, она все это затаскивает по лестнице, потому что нет лифта. И думаешь, что работа печатника - она хотя бы автоматизирована".

Инфографика - страны, правительствами которых сейчас руководят женщины

В мировой политике женщин становится все больше, но по-прежнему мало

По оценке эксперта антидискриминационного центра "Мемориал" Ольги Абраменко, проблема особенно остро стоит в моногородах и шахтерских регионах, где большая часть высокооплачиваемых профессий находится в запретном списке. "Например, женщинам запрещены все подземные работы. Ясно, что в угледобывающих регионах будет явный перекос с самого начала. Мужчинам достанется высокооплачиваемая работа, а женщина может стать разве что уборщицей или продавщицей", - указывает Абраменко.

Елена Георгиевская считает, что низкая оплата труда наносит женщинам не меньший вред, чем, например, работа в шахте: "Работая дворничихой, женщина рискует получить экзему или отравление. Она колет лед, зарабатывая 10 тысяч в месяц. И получает огромный стресс, живя в нищете".

В обход законодательства России

Некоторым дамам удается обходить законодательный запрет, но это создает большое количество сложностей. Дальнобойщица Евгения Маркова с детства мечтала водить грузовик. Ей нравятся дороги и дальние рейсы, она может много часов провести за рулем. Евгения записалась на курсы, прошла обучение, стала искать работу. И с удивлением обнаружила, что Трудовой кодекс запрещает женщинам водить автомобиль грузоподъемностью свыше 2,5 тонн.

Евгения Маркова

Евгения Маркова

Некоторые компании готовы идти на компромисс - как правило, Евгению оформляют на работу просто как водителя, без уточнения транспортного средства. А в одной компании ей оформили зарплатную карту на имя вымышленного человека по имени Евгений Марков.

"Получается такая парадоксальная ситуация: работодатель согласен меня принять, его устраивают мои навыки и я в целом. Я, в свою очередь, согласна работать: меня устраивают условия труда, машины, маршруты, мне все нравится. Но государство говорит работодателю: нет, вы не имеете права ее принять на работу. В результате мне приходится выбирать из тех работодателей, которые умеют выкручиваться. Возможно, это не всегда лучшие для меня варианты", - сетует Маркова.

Контекст

Она признает, что с дальними рейсами, действительно, справится не всякий водитель: "Ехать, долго сидеть, быть при этом внимательным, особо сильно не расслабляться в течение длительного времени. Это действительно могут не все, но это точно связано не с полом. Возможно, с темпераментом и обменом веществ".

Дойти до ООН, отстаивая свои интересы

Отдельные женщины, столкнувшись с законодательным запретом, пытаются открыто бороться за свои права. В сентябре 2017 года Самарский районный суд признал гендерной дискриминацией отказ Самарского речного пассажирского предприятия (СРПП) принять местную жительницу Светлану Медведеву на работу рулевого-моториста.

Суды отказывали Медведевой на протяжении пяти лет - она прошла все инстанции вплоть до Антидискриминационного комитета ООН, который признал правоту женщины. После этого дело было пересмотрено в Верховном и районном судах.

"Решение этого комитета ООН обязательно для РФ - это тоже признано российскими судами, - комментирует Ольга Абраменко. - Но российское законодательство не соответствует международным нормам - следовательно, оно должно быть изменено".

Речь о том, чтобы изменить Трудовой кодекс, идет уже давно. Российские железные дороги (РЖД) недавно выступили с предложением ликвидировать список запрещенных профессий в своей отрасли. Руководители РЖД хотели бы иметь возможность брать женщин на должности машиниста, составителя поездов, аккумуляторщика. Но министерство труда против - глава ведомства Максим Топилин готов пересмотреть или сократить перечень профессий, но настаивает на том, что такие вопросы должно решать правительство, а не работодатель.

Смотрите также:

Смотреть видео 01:52

8 марта или День без женщины: необычная акция к Международному женскому дню

Контекст

Аудио- и видеофайлы по теме