Нехватка врачей в сельской местности Восточной Германии | Германия из первых рук | DW | 05.09.2005
  1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Германия из первых рук

Нехватка врачей в сельской местности Восточной Германии

01.09.2005

Сегодня мы с Вами поговорим о нехватке врачей в сельских районах Восточной Германии. Но сначала отправимся на уборку зерновых в деревушку Хон неподалёку от Бонна. Страда, понимаешь, урожай убирать надо, так что и болезни, и врачи подождут, решил наш репортёр Марио Квадт:

Страда, понимаешь!

Зарычали 200 дизельных лошадок, и комбайн двинулся на поле. В этом году фермер Иоганнес Брюкнер и так уже запоздал с уборкой. Всё время шли дожди. Как солнышко выглянет, так он - на поле. И всё равно, зерно слишком сырое, влажность - выше 15 процентов:

«Если влажность выше 15 хотя бы на полпроцента, значит, зерно долго не пролежит. Значит, его надо сушить. А это дорого, цены на электричество и на солярку нынче неподъёмные. Вот, я и продаю некондиционное зерно. По сниженной цене. Вот, смотрите, озимая пшеница. Всё лето под дождём, убрал в дождь. Какой с зерна прок? На муку оно уже не годится, разве что на корм у меня его возьмут, а часть себе оставлю.»

Корма Иоганн Брюкнер заготавливает для лошадей. Ясное дело, лошади ему нужны не для работы, на это трактор есть. Лошадей ему отдают на постой богатые горожане. Часть лошадей - на пенсии, доживают здесь в сытости свои дни. Хозяева просто оплачивают их содержание, чтобы не попали старые лошади на живодерню. Для Иоганна Брюкнера это - хороший доход, и от погоды не зависит. А с погодой и доходами в этом году плохо:

«Лично я вот, в моём хозяйстве рассчитываю, что из-за плохой погоды я в этом году выручу на зерне процентов на 20-25 меньше, чем обычно. Если снова дожди не зарядят, тогда ещё хуже будет. Мукомолы и пекари вон уже говорят, что с осень хлеб и булочки подорожают, потому что зерна мало будет. Но это глупости всё. Мало будет зерна в Германии - в Америке закупят или в Канаде. И вообще, возьмите цену булочки. В этой цене стоимость муки - всего два цента - это. Так что если вам, горожанам, цены на хлеб поднимут, вы на нас, крестьян вину не сваливайте».

У Иоганнеса Брюкнера 170 гектаров земли под пшеницей, просом и рапсом. Эти культуры он выбрал, чтобы можно было в разное время убирать. Но в этом году непогода его доконала:

«Представляете, до чего дошло: утречком конюшни вычищу, позавтракаю, и сразу, как на службу, за компьютер. Смотрю прогнозы погоды. Один прогноз не понравится, я сразу другой метео-портал набираю. Метеорологи, они же все разные прогнозы дают. Наконец, найду такой прогноз, где солнышко обещают, ну думаю, бегу комбайн заводить. А на крыльцо выйду: дождь идёт».

Без компьютера и «Интернета» Иоганнес Брюкнер, как без рук. И вовсе не из-за прогноза погоды. Евросоюз пытается регулировать сельско-хозяйственное производство. Вот и получается, что деньги крестьяне зарабатывают не столько на поле, сколько за компьютером, выбивая субсидии из Брюсселя. А там, что ни год, то новости: то больше сей, то меньше, то пшеницу, то рапс, то подсолнухи. Нынче доплачивают за одно, на следующий год - за другое. Попробуй, за всем уследи. Отец Иоганнеса Брюкнера Иосиф, в компьютерах ничего не понимает. Зато в свои 72 года он всё ещё помогает и в конюшне и в поле. Кроме того, он заставил сына накрепко выучить главное крестьянское правило, чтобы с умом вести хозяйство, и не обанкротиться:

«У крестьянина всегда должен быть один урожай в поле, ещё один - в закромах, и ещё один урожай - на счету в банке».

Представляете себе кошмар: кто-то из Ваших близких заболел, а врача в ближайшей округе нет. Надо ждать, пока приедет за много километров неотложка. И даже с обычными болячками и недомоганиями не к кому обратиться, приходится добираться в соседний город. Вот такая ситуация складывается в сельских районах Германии, особенно на востоке страны. Хуже всего положение в федеральной земле Бранденбург. Там в ближайшие пять лет уйдут на пенсию до 50 процентов домашних врачей, а молодых специалистов им на замену нет. И что тогда? В двух небольших городах Бранденбурга побывали наши корреспонденты Сабине Кинкартц, Сабине Фоссен и Кристофер Бротт:

Медицина платная, а врачей нет

Пайтц - маленький городок неподалёку от Коттбуса. Население - 5.500 жителей. Сейчас здесь работают пять врачей. Но уже в ближайшие месяцы трое из них выходят на пенсию. Одна из них - доктор Гудрун Требе. Ей 67 лет. 40 из них она проработала в Пайтце. Каждый день к ней на приём приходят до 60 пациентов. Всех она знает по имени, со многими на «ты». Она - домашний, семейный доктор. Вот уже два года Гудрун Требе ищет себе на замену молодого врача. Пока безрезультатно.

«Когда мы уйдём на пенсию, нашим пациентам волей-неволей придётся ездить в Коттбус, если нам на замену сюда, в Пайтц, никто не приедет. Это будет серьёзная проблема не только для пожилых пациентов. У нас в городке высокая безработица, с деньгами у людей туго. Своих машин у многих нет, а автобус ходит редко и билет стоит дорого. А старикам совсем худо будет, надо ведь до остановки дойти, потом до врача в городе. Им это просто не по силам. Ну, в случае острого заболевания или приступа приедет «скорая». А что делать хроническим больным?»

Но почему молодые врачи не хотят самостоятельно работать в маленьких городках? Вот, как это объясняет председатель правления объединения врачей больничных касс Ганс-Йоахим Гельминг:

«Прежде всего, надо не забывать, что этот молодой врач сначала как минимум шесть лет учился. Потом ещё пять лет проходил ординатуру. Можете быть уверены, что за это время он не только ничего не сумел скопить, но ещё и влез в долги. Теперь он покупает практику в маленьком городке. Опять кредиты, опять долги. А что его ждёт? У нас в Бранденбурге 12-часовой рабочий день - не исключение, а норма. Врачей ведь уже и сейчас катастрофически не хватает. Потом вся эта бухгалтерия, расчеты с больничными кассами. Ведь каждый приём, каждый визит надо задокументировать, иначе касса его не оплатит. А ночью или в выходные частенько ещё надо дежурить, всегда быть готовым выехать по вызову. Врачи в одном городе или в округе устанавливают такой график дежурств. Кроме того, надо ведь за новинками следить, чтобы квалификацию не потерять. Знаете, сколько нормальный врач у нас в Бранденбурге за всё это получает? В среднем выходит по 2.300 евро чистого дохода в месяц. На такие условия только идеалист и может согласиться. А людям ещё и жить надо».

Гудрун Требе всего два года тому назад переехала в новую, просторную практику, купила новую диагностическую аппаратуру. У неё работают две медсестры. Если доктор Требе так и не найдёт себе замены, её служащие останутся без работы. Но хуже всего придётся пациентам. Вот мужчина, который терпеливо ждёт свей очереди в приёмной:

«Это проблема. Если она уйдёт на пенсию, мне придётся искать другого врача. Но проблема-то в том, что у них и так уже работы по горло. Им новые пациенты не нужны. А в Коттбус ездить мне не с руки, это же целый рабочий день пропадает. Значит, вообще к врачу ходить не буду».

А может быть, Пайтц - это исключение? Давайте, посмотрим, что делается в Финстервальде. Этот городок побольше, здесь 20.000 жителей. Расположен он в 80 километрах к югу от Берлина.

В приёмной доктора Сабины Ламбрехт постоянно трезвонит телефон. Сестра Биргит едва успевает отвечать на звонки. В комнате ожидания - десять стульев, и все заняты. Доктор Ламбрехт - свой человек, к ней привыкли, ей доверяют:

«Раньше люди к пастору обращались, а сегодня к нам идут со всеми заботами. Тут надо набраться терпения, и выслушать человека, даже если он не о своей болезни, а о нахальной невестке рассказывает. Поговоришь с такой пожилой женщиной, и ей уже полегчало. Конечно, на это уходит время, а больничная касса это не оплачивает. У них ведь какое представление: где болит? что болит? получите рецепт, до свидания, следующий. Только это и оплачивается. У нас, в провинции, так работать нельзя. Всё-таки, мы с живыми людьми работаем, а не с машинами».

Сабине Ламбрехт - 64 года. Она устала. Каждый день она встаёт в 6 утра. А лечь спать ей редко удаётся до половины двенадцатого. Она твёрдо решила в будущем году уйти на пенсию. Но на кого оставить практику и пациентов? Замены нет. И дело не только в деньгах, уверена доктор Ламбрехт:

«Проблема в том, что у нас такая высокая безработица. Врачей не хватает, а другой работы нет. Вот представьте себе: приехал в Финстервальде молодой врач. Какие у него перспективы? Жене или мужу работу не найти, хорошей школы для детей тоже нет. Кроме того, молодёжь вся поразъехалась на заработки. Вечером даже выйти не куда. Идёшь по улице - одни старики навстречу, все вроде меня. В таком городе молодому человеку и жить скучно. Больших денег тоже не заработаешь. Но если бы я хотела стать миллионершей, я бы, наверное, другую профессию выбрала. А я - врач».

Радиожурнал подготовили Сабина Кинкартц, Сабина Фоссен, Кристоф Бротт и Марио Квадт.