1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Мир

"Неудобные" беженцы: куда податься разоблачителям

Пока Эдвард Сноуден скрывается в Гонконге, Китай требует от США объяснений по поводу программы Prism. Кто и зачем принимает разоблачителей и "неудобных" беженцев, выясняла DW.

Бывший сотрудник ЦРУ Эдвард Сноуден, основатель Wikileaks Джулиан Ассанж, правозащитник Чен Гуанчен, оппозиционер Карлос Ортега - в последнее время немало известных личностей по политическим причинам вынуждены были искать убежище, чтобы избежать наказания у себя на родине или в третьих странах. Сноуден сейчас в Гонконге, трое других первоначально укрылись в посольствах государств, проявивших к ним благосклонность. В конечном итоге Гуанчен смог выехать в США, а Ортега - в Коста-Рику.

А вот Джулиан Ассанж, основатель Wikileaks, уже год живет на территории посольства Эквадора в Лондоне. В то же время в Швеции, где его обвиняют в изнасиловании, выдан ордер на его арест. Но больше всего Ассанж опасается, что шведское правительство выдаст его США, где ему грозит длительное тюремное заключение за обнародование тысяч секретных документов армии и Госдепартамента США.

Здание посольства Эквадора в Лондоне

Фасад здания посольства Эквадора в Лондоне уже знаком всем сочувствующим Ассанжу

Насколько отдельно взятое государство вправе решать, стоит ли принимать того или иного беженца? "В принципе, любая страна может сама определять, кому предоставлять политическое убежище, а кому - нет. За исключением тех случаев, когда это либо рекомендуется, либо исключается конкретным международно-правовым договором", - объясняет правовед из Гиссенского университета (Universität Gießen) Тило Мараун (Thilo Marauhn) в интервью DW.

"Каждое государство решает за себя"

Это значит, что если страна является участником, например, Конвенции о статусе беженцев, а просящий убежища преследуется у себя на родине по политическим мотивам, она должна его принять. На государство не возлагаются обязательства подобного рода только если оно не участвует в конвенции или если человек покинул свою страну не из-за преследований по политическим мотивам.

Тило Мараун

Тило Мараун

Но даже если на государство не распространяется обязанность принимать политических беженцев, у него тем не менее есть возможность это сделать. В этом случае все зависит от того, действует ли в стране соглашение о взаимной выдаче преступников. К примеру, в Гонконге, несмотря на то, что это автономный район Китая, действует собственное соглашение о выдаче преступников США. Согласно ему, у Гонконга есть возможность отказать в экстрадиции, если существует вероятность того, что человека будут преследовать в США по политическим мотивам - как в случае со Сноуденом.

"Эдвард Сноуден может выяснить это в ходе судебного разбирательства, - говорит Мараун. - Однако, по моим оценкам, выиграть ему в конечном итоге не удастся, хотя процесс и позволит ему оттянуть срок экстрадиции".

Беженцы как инструмент идеологической борьбы

Итак, в ситуации со Сноуденом нужно ждать дальнейшего развития событий, особенно учитывая, что против него в США пока еще даже не выдвинули обвинение. Однако Джулиан Ассанж уже порекомендовал ему ходатайствовать о предоставлении убежища в Эквадоре. В случае, если бы разоблачитель спецслужб США подал такое ходатайство России, она готова была бы его рассмотреть, заявил министр иностранных дел РФ Сергей Лавров в интервью информационному агентству AP.

Панорама Гонконга

Возможно, Эдвард Сноуден еще долго сможет наслаждаться гонконгскими видами

Готовность принимать политических беженцев в государствах, где правозащитники фиксируют ограничение по меньшей мере одной из свобод, эксперты объясняют политическим подтекстом подобных шагов. "Как правило демократические государства принимают политических беженцев из Китая, Мьянмы, России и других стран. Когда же последние в свою очередь предоставляют политическое убежище гражданам США, тем самым они декларируют: смотрите, американцы, у вас самих со свободой явно не все в порядке, ваша система тоже "производит" политических беженцев", - поясняет эксперт из Германского общества внешней политики (DGAP) Зильке Темпель (Sylke Tempel) в интервью DW.

Военные преступники, диктаторы, Бобби Фишер

Подчас вопрос предоставления политического убежища или экстрадиции определенного беженца становится предметом затяжных дипломатических переговоров - даже если дело касается разыскиваемых военных преступников или диктаторов. Так, например, в конце 1991 года бывший генеральный секретарь ЦК правившей в ГДР Социалистической единой партии Германии Эрих Хонеккер (Erich Honecker), шесть месяцев укрывался в посольстве Чили в Москве, прежде, чем его выдали ФРГ.

После окончания Второй мировой войны многие военные преступники нашли убежище в странах Латинской Америки. Приютом как для нацистов из Германии, так и для латиноамериканских тиранов стал, к примеру, Парагвай, где с 1954 по 1989 годы правил диктатор Альфредо Стресснер, сын немецкого иммигранта.

Весьма странной была ситуация с американским гроссмейстером Бобби Фишером. Когда бывший чемпион мира по шахматам рассорился с собственным государством на почве своих публичных антиамериканских высказываний, политическое убежище ему предоставила Исландия. При этом исландские власти подчеркивали, что это был исключительно жест солидарности по отношению к выдающемуся шахматисту, о его политических взглядах речь не шла.

Смотреть видео 01:10

Спецслужбы США: прослушка помогла предотвратить теракты

Аудио- и видеофайлы по теме