1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Кино

Непутевый ангел-хранитель в новой немецкой комедии

Михаэль Хербиг - мастер смешных комедий, которые неизменно собирают полные кинозалы не только в Германии. В кинопрокат вышел его новый фильм.

Немецкий кинорежиссер и комический актер Михаэль "Булли" Хербиг (Michael "Bully" Herbig) знаменит своими пародийными комедиями, которые неизменно имеют огромный кассовый успех в Германии. Его фильмы "Мокасины Маниту" ("DerSchuhdesManitu"), который посмотрели 12 миллионов кинозрителей, и "Космический Дозор" ("(T)Raumschiff Surprise"), который посмотрели 10 миллионов зрителей, являются одними из самых успешных немецких фильмов всех времен. В России же больше всего известна "блистательная", как назвали ее российские кинокритики, сатира на сталинскую эпоху "Отель Люкс", в которой Хербиг сыграл главную роль. Сейчас в кинопрокат Германии вышла новая картина Хербига "Buddy". Он снял ее в качестве режиссера, написал для нее сценарий, стал ее продюсером и сыграл в ней главную роль. "Buddy", что переводится как "приятель", - это история о бестолковом ангеле-хранителе и его подопечном, неисправимом ловеласе и бабнике. Элементы комедии смешаны здесь с экшеном и мелодраматической романтикой.С Михаэлем Хербигом встретился корреспондент Deutsche Welle.

DW: Насколько "Buddy" отличается от ваших прежних фильмов?

Михаэль Хербиг: Я думаю, легко будет заметить, что этот фильм ни в коем случае не пародия, это мой первый не пародийный фильм. Опять комедия, но этот раз намного эмоциональнее, чем все, что я делал раньше. Когда 20 лет подряд скоморошничаешь, и со стороны тебя воспринимают как комика, то с этим приходится каким-то образом мириться. Но я с детства обожаю кино и всегда был страстным поклонником, например, Хичкока. Потом появился Спилберг с его "Челюстями", все это классические блокбастеры из разряда мейнстримного развлекательного кинематографа. В Германии практически невозможно снимать по-настоящему большое жанровое кино. Так что пародия была удобным форматом для жанровых экспериментов. Мне они доставляли огромное удовольствие, и зрителям, очевидно, тоже понравились. Но потом появилось ощущение, что пародий я уже достаточно наснимал.

- В новом немецком кино есть два знаменитых "ангела-хранителя": Бруно Ганц (Bruno Ganz) и Отто Зандер (Otto Sander) из фильма "Небо над Берлином". Это они вас вдохновили?

- Поначалу я думал только о том, чтобы обратиться к новому жанру и думал при этом совсем о других фильмах. И вдруг появилась идея об "ангеле-хранителе". В этом нет ничего нового, мотив известный. Но у меня ангел-хранитель сам бестолковый и доводит своего подопечного до безумия. Не профессионал, одним словом, а любитель, который своими действиями скорее вредит, чем помогает. Такой поворот сюжета показался мне интересным. Он стал отправной точкой.

Поначалу, кстати, я сам не хотел играть эту роль. Но потом появилась идея, что ангел использует музыкальные вставки как средство воздействия на подопечного. Потому что действовать тому на нервы - единственное, что он может. Вот я и подумал: он должен петь. Для родителей знакомая ситуация: дети в машине всегда хотят слушать один и тот же диск или - что еще утомительнее - одну и ту же песню. Родители умоляют: "Давай включим что-нибудь другое!" Но дети их просто терроризируют. Так вот: я и подумал тогда, что должен играть такую роль сам. Не мог же я требовать от других актеров, чтобы они пели одну и ту же песню на протяжении всего фильма!

Михаэль Хербиг

Михаэль Хербиг

- А вы сами-то верите в ангелов-хранителей?

- Мне было бы очень приятно, если бы они существовали. Я верю в интуицию, в ее защитную функцию. Когда внутри неспокойно, когда не очень уютно чувствуешь себя перед тем, как принять какое-то важное решение, то лучше оставить это на утро. И если на следующий день неприятное это предчувствие пропало, можно решать. Есть тут какое-то "шестое чувство", вернее, предчувствие.

- Где снимался ваш фильм?

- Поначалу было трудно найти подходящий город как место действия. В сценарии я писал просто "ГОРОД", "Большой город". Под этим обычно представляют Нью-Йорк, Лос-Анджелес или Торонто, где тоже часто снимают. Но фильм немецкий и потому город должен был быть в Германии. Я живу в Мюнхене, но у него на заднем плане горы, а горы в этот сюжет никак не вписывались. Берлин заснимали в последние годы уже до дыр. Оставались еще Франкфурт с его небоскребами и Гамбург.

КОНТЕКСТ

Во время работы над сценарием я часто ездил в Гамбург, чтобы почувствовать местный колорит. И он меня все больше вдохновлял. Вот тогда я по-настоящему и понял, какой же это красивый город, как много в нем всего. Причем у меня был свежий взгляд. Один гамбуржец сделал мне такой замечательный комплимент: "Приехал мюнхенец и раскрыл нам глаза на красоту нашего города".

- Вы долго жили и работали в США. Какую пользу принес вам этот опыт?

- Раньше мне кинозрители говорили: "Знаете, ваши фильмы так не похожи на немецкое кино". Мне это казалось немного обидным: мол, получается, что немецкое кино и смотреть уже нельзя.

Дело в том, что американцы полностью используют киноэкран и его возможности. А немецкие кинофильмы часто снимают так, как будто показывать их должны в небольшом окошечке телевизора. Отсюда и изобилие крупных планов с лицами в пол-экрана. Отсюда и реплика одного зрителя: "Мне не хватает панорамных кадров". Моим первым фильмом, который я увидел на киноэкране, были "Звездные войны". Помню, как я сидел в девять лет в кинозале перед огромным экраном, на котором огромный космический корабль бороздил безбрежные пространства и проносился прямо над моей головой. Тогда я думал, вот это да, вот это картинка. Это впечатление осталось на всю жизнь. Возможно, отсюда и моя идея-фикс, что картинка должна быть панорамной.

- Почему зрители непременно должны посмотреть "Buddy"?

- Это смешная комедия, анархичная, на которой, впрочем, прольются слезы не только от смеха и не только женские слезы. По-моему, это уже очень много для кино.

Ссылки в интернете