1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Центральная Азия

"Неофициальный" рост цен в Узбекистане

Мир стоит на пороге глубокого продовольственного кризиса. Его последствия уже сейчас ощущаются в Центральной Азии, хотя пока ситуация остается стабильной.

default

Цены в Узбекистане чаще всего меряют по стоимости хлеба. Скоро он может стать для очень многих недоступным

Мир стоит на пороге глубокого продовольственного кризиса. Его последствия уже остро ощущаются в Центральной Азии, где в последние полгода во многих регионах не хватало хлеба и заметно выросли цены на продукты питания.

Эксперты высказывают опасения, что мировой кризис может стать причиной резкого ухудшения социальной ситуации и даже голодных бунтов в центрально-азиатском регионе. Тревожный сигнал поступил на этой неделе из Казахстана, который объявил о том, что до сентября приостанавливает экспорт зерна. Между тем, именно Казахстан, один из крупнейших мировых экспортеров муки и зерна, является и основным поставщиком этой продукции для соседних стран. Впрочем, пока ситуация, например, в Узбекистане остается относительно стабильной, хотя цены неумолимо растут. В этом убедили нашего корреспондента Тенгиза Ибрагимова и два простых наблюдателя – один из узбекской столицы, другой – из провинции.

Зависимая зерновая независимость

Еще в 1996 году президент Узбекистана Ислам Каримов объявил о зерновой независимости страны. В действительности в Узбекистане выращивается от трех до четырех миллионов тонн зерна ежегодно, однако эксперты напоминают, что речь идет о кормовом зерне. Из него не сделаешь макароны, не испечешь хлеб. Страна зависит от поставок зерна, по большей части, из Казахстана, меньше – из России и других стран.

Общемировое увеличение спроса на зерно и муку не могло не отразиться и на закупочных ценах и, следовательно, на конечных ценах для потребителей. Как говорит наш собеседник из узбекской столицы, с апреля 2007 года по настоящий момент цена на розничный хлеб в Ташкенте очень резко выросла – в четыре раза с 200 сумов до практически тысячи (это примерно 50 евроцентов). В одной связке с продовольственными ценами находятся и цены на топливо, так стоимость бензина в Ташкенте повысилась втрое за последний год. Это повлекло за собой волну инфляции.

Размер потребительской корзины - часть гостайны

К сожалению, известно, что получить официальные статистические данные о росте цен и о размере потребительской корзины в Узбекистане нет возможности. Как с иронией замечает наш собеседник, обнародование этих данных означало бы, что "все мы далеко за гранью бедности". Тем не менее, разные подсчеты время от времени ведутся. Известен, например, расчет казахстанского посольства в Ташкенте, проведенный еще два года назад. Согласно ему, минимальный размер потребительской корзины в Узбекистане составил 80 долларов США, аналогичный ответ американского посольства включал большее число товаров и составил уже 120 долларов.

Какой бы ни был ее размер на сегодняшний день, очевидно, что минимальная заработная плата, которая составляет 20800 сумов (это примерно 10 евро), в несколько раз меньше прожиточного минимума – на нее можно купить разве что 20 буханок хлеба в месяц.

Минувшей суровой зимой фиксировали случаи смерти от переохлаждения, но случаев смерти от голода в Узбекистане пока не зафиксировано, говорит наш собеседник. Во-первых, ситуация не достигла крайней точки, а во-вторых, многих спасает от голода то обстоятельство, что узбекистанские семьи, как правило, многодетны и все поддерживают друг друга, как могут, особенно члены одной махалли.

Дефицита каких-либо продовольственных товаров в Ташкенте не наблюдается, говорит наш собеседник. Однако Ташкент – это не Узбекистан, подчеркивает он. Дефицит начинается от Самарканда и дальше на север страны. Родственник нашего собеседника, приехавший из Нукуса неделю назад, рассказывает, что магазины в этом городе просто пусты. До провинциальных городов не доходят поставки иностранных продуктов питания, не говоря о том, что в небольших городах и на селе спрос ограничен нехваткой средств.

В махаллях распределяют продукты

По словам жителя Самарканда Халила Шадыева, сейчас ситуация с обеспечением семей продовольственными товарами в городе несколько наладилась:

"Стало немножко лучше в том плане, что через махаллю распределяют хлопковое масло, на каждого гражданина махалли пол-литра. Но, кроме того, появилось на базаре такое же масло, правда, несколько дороже. Например, разливное хлопковое масло стоит ( по талонам – Н.В.) 1300 сумов за литр. На базаре получается, один литр стоит примерно чуть больше 2 тысяч сумов. Ну, естественно, например, в моей семье нас четверо, и то, что нам дают в месяц на душу 500 грамм, то есть 2 литра, нам не хватает на месяц. Поэтому мы вынуждены дополнительно докупать на базаре подороже".

Кроме того, добавил Халил Шадыев, его семья по талонам может покупать в специализированных магазинах и ряд других товаров, например, муку.

Хлеб как мерило социально-экономического состояния

"Правда она более низкого качества, то есть это второй сорт, она не совсем белая мука, мы не берем, многие отказываются. Некоторые семьи вынуждены брать и такую муку, чтобы не покупать хлеб. Но, правда, лепешки из белой муки высшего сорта или первый сорт, смешанный с высшим сортом, - они стоят очень дорого. Например, иногда я покупаю лепешки, большие, весом чуть меньше килограмма, такая лепешка стоит тысячу или 1200 сумов. Это, конечно, накладно, но я вынужден покупать, потому что если покупать "Дока-хлеб", он очень легкий, и стоит 400 сумов и не выгодно её покупать, потому что слишком маленький вес, хотя большая, пышная буханка".

Чтобы составить полную картину о хлебе в Самарканде, следует добавить, что традиционно самаркандцы предпочитали хлеб, испеченный в домашних условиях. Однако в связи с ростом цен на такой хлеб, они стали постепенно переходить на "ноны урус", "русский хлеб", то есть, буханку. В Самарканде работают два хлебзавода. Еще недавно себестоимость одной буханки составляла 196 сумов, а в магазинах она продавалась по 250 сумов. С 1 апреля, говорит Халил Шадыев, такой хлеб стоит триста сумов, но найти его трудно. В том магазине, куда приходит наш собеседник, в день на продажу поступает всего 40 -50 буханок.

Цены на другие продукты питания в Самарканде в последнее время тоже повысились. Килограмм мяса обходится примерно в 6 тысяч сумов (около 3 евро). Сахар, сообщает Халил Шадыев, стоит свыше тысячи сумов за килограмм.

Халил Шадыев – глава семьи из четырех человек. Это в Узбекистане - средняя по размеру семья. Его суммарный доход вместе с женой – около 170 евро в месяц. Этих денег хватает лишь на то, чтобы обеспечить семью только самыми необходимыми продуктами питания:

"Нормальное питание это когда в день на каждого приходиться по 100-150 граммов мяса и рыбы, но минимально если брать тогда 400 тысяч, то есть на одного по 100 тысяч как минимум нужно тратить только на пропитание. Не считая одежды. И у меня двое детей – студенты, и их проезд и канцтовары я не считаю. Вот такие расходы".

По словам Халила Шалдыева, с первого апреля люди живут уже по новым ценам, но еще со старой зарплатой: продовольственные товары, плата за электроэнергию и за прочие коммунальные услуги успели подорожать, а вот повышенные, согласно указу президента, пенсии и зарплаты пока не поступили.

Тенгиз Ибрагимов, Михаил Бушуев

В тему

Контекст