1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Центральная Азия

"Неожиданные" приговоры

Судебной сенсацией называют окончившийся в среду процесс в Ташкенте в Верховном Суде Узбекистана над 12-ю офицерами милиции и военными врачами Ташкентской тюрьмы.

default

Все они обвинялись узбекским правосудием в том, что допустили беспорядки в Андижане в мае этого года, в результате которых погибли 187 человек по официальным данным, свыше 500 – по данным очевидцев и правозащитников. Для некоторых из подсудимых приговоры оказались неожиданно мягкими, для других – неожиданно суровыми.

Суд проходил в закрытом режиме. В первые несколько дней в зал пускали троих "избранных" узбекских журналистов, но в ходе процесса выяснились такие детали поведения военных во время андижанской трагедии, что и этих избранных в зал допускать перестали.

В числе подсудимых – бывший начальник управления внутренних дел Андижанской области Дилмурод Окмирзаев, его бывший заместитель Носиржон Мамадиев, и бывший начальник уголовно-следственного управления по борьбе с терроризмом Атаназар Якубов. Эти трое – бывшие полковники, в отличие от других девяти подсудимых, во время процесса сидели не в клетке, а в зале – вместе со своими адвокатами.

И из зала суда они отправлялись каждый раз вовсе не в изолятор временного содержания, а на снятые для них квартиры. Адвокаты, да и все присутствующие на процессе, были на 100 % уверены в том, что бывших полковников "подведут под амнистию", которую Ислам Каримов объявил в связи с 13-й годовщиной Конституции. Эту уверенность подтверждало также то обстоятельство, что полковников сначала уволили со службы. В противном случае их судил бы военный трибунал и наказание было бы намного серьезнее. А так полковников судила уголовная коллегия Верховного Суда.

Поэтому то, что произошло в зале Верховного Суда в среду, можно назвать одним словом – "шок". Председательствующий на процессе заместитель председателя Верховного Суда Бахтиёр Джамалов в течение трех часов зачитывал приговор. 9 человек в клетке для подсудимых слушали его понуро и обреченно. Зато полковники в зале, пришедшие в этот день в хорошо отглаженных костюмах, явно с нетерпением поглядывали на часы, всем видом давая понять, что все происходящее их уже вроде и не касается.

Все резко изменилось, когда Бахтиёр Джамалов сказал, что было бы несправедливо, в то время как все остальные подсудимые наказаны, оставить без наказания не выполнивших свой долг офицеров. И заявил: бывший начальник УВД отправляется в колонию общего режима на 2,5 года, его замы будут сидеть 2 года. Суд постановил взять их под стражу в зале суда.

Никто из полковников даже не понял, в чем дело. Когда к ним подошла охрана, они принялись от нее отмахиваться. Сажали всех троих в общую клетку минут двадцать, из клетки преступники стали ругаться с адвокатами и давать поручения родственникам, что им срочно передать в колонию.

Другие милиционеры также получили по 2 – 3 года, с конфискацией имущества.

В отношении некоторых подсудимых наказание, по мнению местных обозревателей, оказалось еще либеральным, поскольку они изменили присяге. Так, милиционеры Раззаков и Джураев во время атаки на их батальон спрятались в дежурной части, а свое оружие просто потеряли, постовой Сабиров, который был обязан поднять тревогу, удрал через забор...

Столько неожиданный финал процесса над милиционерами обозреватели связывают с уходом с поста министра внутренних дел Закира Алматова.

В завершение стоит сказать, что наиболее строгие приговоры получили военные врачи Ташкентской тюрьмы – майор Муродулло Сувонов и старший лейтенант Бобиржон Хакбердиев. Майору дали 11 лет, старшему лейтенанту – 8. Майора признали виновным в том, что за 5 тысяч долларов он передал находящемуся в тюрьме лидеру организации "Акрамия" Акраму Юлдашеву мобильный телефон. С его помощью Юлдашев, по мнению обвинения, координировал все действия активных участников беспорядков.