1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Культура и стиль жизни

Немцы поют госпел не только на Рождество

Рождественские рынки и глинтвейн - это не единственные атрибуты главного немецкого праздника. В Германии появилась новая традиция: госпел проникает в душу и заполняет брешь, оставленную церковью.

default

Мода на госпел пришла и в Германию

Может показаться странным, что именно в Германии пользуется популярностью госпел. Почему именно в стране, жители которой все реже ходят в церковь, так распространен этот жанр духовной музыки? Почему евангелическая песня афроамериканцев вдруг прижилась на земле Гёте и Шиллера? Но факты говорят сами за себя: в одном лишь Берлине 50 госпельных хоров, судя по информации на сайте berlin-gospel-web.de, и 500 во всей Германии, утверждает сайт gospelszene.de. В действительности, их, вероятно, еще больше.

Музыковеды объясняют госпельный бум в Германии общим интересом к "черной музыке", возникшим у немцев после Второй мировой войны и усиленным фильмами типа Blues Brothers и Sister Act. В последние десять лет исполнители госпел и руководители хоров - многие из них американцы, работающие в Германии - приложили максимум усилий для того, чтобы удовлетворить жажду немцев к концертам и воркшопам. И не только в предрождественское время.

Верить по-новому

Адриэн Морган Хаммонд сделала карьеру в жанре госпел, а в Германию она приехала в амплуа актрисы мюзиклов и джазовой исполнительницы. Сегодня она руководит тремя госпельными хорами в Кёльне и его окрестностях и проводит в год 20 певческих семинаров в церквях по всей Германии. "Музыка госпел здесь очень популярна", - говорит она. Никогда еще не приходило меньше 400 зрителей.

Морган Хаммонд родом из Калифорнии и пела госпел в юности в церковном хоре. "Я очень удивилась, когда узнала, что немцы любят эту музыку. Она не является частью их культуры, но, наверное, имеет к ней какое-то отношение", - предполагает певица. "Немцы всегда сдерживают свои эмоции. Поэтому госпел привлекает их тем, что позволяет публично показывать свои эмоции. И веру в Бога они могут показывать новым, непривычным для них способом".

Свежий имидж

Gesangbuch in der Kirche

Одна из пионеров современного немецкого госпел Ангелика Рехааг (Angelika Rehaag) - создатель и руководитель Госпельной академией в окрестностях Дюссельдорфа - основала в 1995 году госпельный фестиваль и руководит сама семью хорами. "Люди не чувствуют себя в церкви как дома, в ней слишком много философии и теологии", - поясняет Рехааг. "Госпел, напротив, проникает в самое сердце".

Госпел имеет хорошие шансы завоевать и сердца молодых людей в Германии, уверена Ангелика Рехааб. "Многие молодежные церковные хоры называются госпельными независимо от того, поют они госпел или нет", - говорит она. "Люди не хотят иметь ничего общего с церковью, а вот госпел - это уже звучит интересно".

Госпел - да, Бог - нет

Более скептически высказывается католический священник Ансгар Пуф, настоятель церкви св. Иосифа в Дюссельдорфе, при которой руководит одним из своих хоров Ангелика Рехааб. "Часто люди начинают петь госпел и не понимают, о чем они поют. Потом они начинают понимать текст и задумываются о вере, - говорит он. - Следующим шагом по логике вещей должно стать вступление в церковь. Но я еще ни одного такого случая не знаю".

Кристиане Элерт (Christiane Ehlert), 42-летняя трудотерапевт давно уже не ходит в церковь, но вот уже два года поет в хоре Морган Хаммонд. "Моя любовь к этой музыке не имеет никакого отношения к церкви, - говорит Элерт. - Она меня тонизирует, это своего рода лекарство. Но это не имеет никакого отношения к вере в Бога".

Прочь из тишины

Морган Хаммонд подчеркивает, что ей не приходится никого убеждать - музыка говорит сама за себя". "Я не пытаюсь вбивать им в голову религию. Но в каждой песне, которую мы исполняем, содержится божественное послание, - поясняет она. - На него отзываются даже неверующие люди". Теперь она считает себя миссионером: "Я пытаюсь революционизировать церковь и вернуть в нее людей, которые устали сидеть в церкви молча и страдать".

Контекст