1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Мосты

Немцы Поволжья: опрос в Саратове

05.01.2006

Сегодня мы с вами отправимся в Поволжье – колыбель национальной самобытности российских немцев.

Здесь при Екатерине второй создавались первые немецкие колонии, которые после октябрьской революции были по велению вождя пролетариата Владимира Ильича Ленина преобразованы в республику немцев Поволжья. О республике, её успехах в социалистическом хозяйствовании написано много монографий, исторических статей и книг. Так же, как о депортации немцев из Поволжья после издания печально известного Указа от 28 августа 1941 года. История уготовила российским немцам нелегкую судьбу в Сибири, Средней Азии. Лишь с началом перестройки уцелевшие немцы-колонисты и их потомки смогли правдами и неправдами возвращаться в Поволжье. Но большая часть поволжских немцев выбрала Германию. Часть тех, кто вернулся на Волгу, осели здесь, другая часть отправилась дальше – кто в Баден-Вюртемберг, кто в Баварию, Северную-Рейн Вестфалию, то есть на историческую родину. Сегодня в самом Саратове, в котором некогда центральная улица называлась Немецкой улицей, о прошлом напоминают разве что несколько домов, например, здание консерватории, гостиницы «Волга» и несколько других построек. Бывшая Немецкая улица, которая сегодня носит имя Сергея Мироновича Кирова, упирается в уютный сквер «Липки». Здесь я и попытался у прохожих выяснить, насколько саратовцам и гостям города знакома история города, Поволжья, бывшей республики немцев. Многие, завидев у меня в руках микрофон, спешили мимо или обходили меня стороной, другие охотно отвечали на несколько моих вопросов. Итак, предлагаю вашему вниманию – мнения саратовцев о том, что собой представлял их город и окрестности во время существования немреспублики и могут ли они себе представить места компактного проживания немцев в Поволжье сегодня? Я говорил с людьми старшего поколения, среднего возраста и совсем молодыми – студентами. Вот о чем говорят мои собеседники:

- Меня зовут Станислав Яковлевич. По специальности – бывший банковский работник.

- Вы коренной саратовец?

- Так точно.

- А вы помните, что в Саратовской области до войны была республика немцев Поволжья?

- Конечно, помню. Тогда я был еще школьником. Там в магазинах и прочих учреждениях были надписи не только на русском языке, но и на немецком языке.

- На улице тоже говорили по-немецки?

- Да, коренные, этнические немцы.

- В Саратове нынешняя улица Кирова раньше называлась немецкой?

- А еще раньше здесь была немецкая слобода, поэтому она и называлась немецкой. Саратов кончался раньше там, где сейчас улица Радищева и была немецкая слобода.

- А сегодня что-нибудь напоминает о немцах?

-Почти нечего. В городе Марксе, раньше он назывался Марксштадтом, еще есть немцы, да и около него есть деревушки, в которых живут немцы. А в основном, все коренное немецкое население во время войны было выслано в Западную Сибирь и в Казахстан. А для тех, кто вернулся, были очень неблагоприятные условия. По этой причине основная масса и уехала в Германию.

-Представители Вашего поколения, конечно, знают, кто такие поволжские немцы. А молодежь говорит, что это потомки немецких военнопленных. Вы знаете, когда немцы приехали в Поволжье?

-Это чушь! Они не знают истории. Почему здесь немцы-то появились? По указу Екатерины Великой. Здесь земли пустовали, а в то время Германия и Франция были уже настолько заселены, что даже крестьянам немецким и французским негде было сеять. Екатерина и предложила немцам приехать в Россию, занять столько земли, сколько каждый мог обработать. И на первое время она освободила их от налогов. Вот они и приехали. Все немцы, которые здесь в Саратове образовали республику немцев Поволжья, были выходцами из западной части Германии.

-Вы стали бы возражать, если бы на территории Поволжья был бы организован национальный немецкий район?

-Я был бы только рад, но ведь ничего не делается. Все только слухи. Я считаю, что немцы народ трудолюбивый, честный, порядочный и культурный. У них есть чему поучиться...

- Меня зовут Ниной Иннокентьевной. Я работаю в консерватории. Эту консерваторию организовал в свое время немец.

-Вы были бы против организации немецкого района?

- Я об этом не задумывалась. Мне кажется, что это разделение по национальным признакам нецелесообразно. Люди должны жить вместе и научиться уважать друг друга. Другой вопрос, что каждый имеет свои национальный особенности, поэтому какие-то национальные организации имеют право на существование.

-Вы родом из Энгельса. Вы знаете, почему этот город так называется?

- Я знаю, что это была столица республики немцев Поволжья.

У меня даже свидетельство о рождении на двух языках.

-А сегодня в этих районах остались немцы?

-Очень мало. Их не устраивает, что у них нет национальной республики. Они сами настроили себя против всех. Ведь люди сами по себе очень добрые. У нас в Энгельсе сейчас живут представители 91 национальности. У никто никого из-за этого не преследует. Немцы сказали, что они все поля примут до квадратного метра, заводы до винтика и шурупа, но строили то их не только они. Здесь жили и татары, и немцы, и украинцы, и русские. Но это заявление, дескать, мы это все возьмем в свои руки, восстановило всех людей против немцев.

- Они делали такие заявления в начале 90-х?

- Сразу, как только начались разговоры о том, чтобы восстановить республики немцев Поволжья со столицей в Энгельсе. И как только в прессе появились эти слова, что мы, мол, от русских примем все, народ возмутился. Народ не против того, чтобы немцы здесь жили, но против восстановления республики немцев Поволжья.

- А Вы сами как считаете?

-Вы знаете, у нас есть один совхоз, номер 23, за Энгельсом. Там только немцы. Лучшие экономисты были немцами. Дворяне себе в экономы брали немцев. Немцы - самые пунктуальные и исполнительные люди. Но, видите, им тоже не понравилось. Они обиделись, что их депортировали, выселили, отобрали все. Но ведь обидели не только немцев.

- Среди ваших знакомых есть немцы?

-Я училась с подружкой, у нее мать немкой была, отец – русский. Дормидонтова Ирина. Муж у нее – знаменитый в Энгельсе невропатолог - Гусев Олег. Мы учились в одной школе – десятой.

- Они еще здесь живут, в Германию не уехали?

- А зачем? Она замужем за русским, папа то тоже был русский.

- Скажите, а как Вы относитесь к идее вернуть этой улице ее прежнее название - Немецкая улица?

-Почему нет? Они ведь такие же люди, как и мы.

-А к восстановлению республики немцев Поволжья, или национального района?

- Я бы не возражала.

- Справедливость должны быть восстановлена?

- Конечно. Это же саратовские немцы, они же воевали на нашей стороне.

- Как вас зовут?

-Дарья. Студентка социально-экономического университета.

- Нужна ли республика немцев Поволжья?

- Я думаю, что им и в Германии неплохо живется.

-То есть Вы считаете, что им лучше уезжать в Германию, чем создавать здесь свою республику?

-В принципе, да. Ну, мы же русские живем в России. А они немцы, и должны жить в Германии.

-Вы знаете, как раньше называлась улица Кирова?

- Немецкая улица.

-А то, что до войны здесь была республика немцев Поволжья?

- Слышала.

- А сегодня осталось что-то немецкое в Саратове и в Саратовской области?

-Остались немцы, которые не уехали, улицу Кирова опять переименовали в Немецкую.

-Нет, еще не переименовали. А вы бы не возражали против ее переименования?

-Да, нет. По-моему, здесь раньше была немецкая слобода.

-Вы против организации республики немцев Поволжья?

-Национальный район – можно. По всему миру существуют национальные районы. Я не против. Они довольно успешно функционируют, привносят новый элемент в культуру.

- Мы, мать покойная, сестра покойная, племянник и я – мы на пароходе из Саратова ехали до Маркса. А вниз по реке спускали баржи, на которых стояли эти несчастные немцы, плечом к плечу. Баржи были забиты немцами, которых выселили в течение 24 часов. Там и плач, и крики, и вопли, и лай собак.

-Вы считаете, что это было несправедливо?

-Несомненно. Когда мы приехали, какой был чистый город Марксштадт. Это же очень педантичный, культурный народ. Чистота была везде. У них везде порядок. У них и сейчас порядок. Мы к этому не привыкли. Я не знаю, если возродить... Пусть живут. Господи! Я считаю, что вреда они не принесут, а окажут только помощь.

- Скажите, Вы знаете, как раньше называлась улица Кирова?

- Немецкая.

-Откуда вы это знаете, ведь Вы совсем еще юная?

- Да не знаю. Ее вроде бы даже обратно в немецкую переименовали, а потом снова назвали проспект Кирова.

-А о том, что на территории Поволжья до войны была немецкая республика – знаете?

-Я знаю, что здесь жили немцы.

-А где они сейчас живут?

-По-моему, там же где-то они живут и сейчас.

-А Вы знаете, что их депортировали и преследовали.

-Не слышала.

-Если сегодня воссоздать республику немцев Поволжья или национальный немецкий район, нужно это Поволжью? Стала бы жизнь лучше, экономически стабильнее?

-Я думаю, да. Немцы привнесли бы в нашу культуру что-то свое.

-Вы были бы рады этому?

-Да, возможности такой дружбы была бы очень рада.

Итак, как вы слышали, мнения у саратовцев в основном сходятся. Нет у них враждебного отношения к российским немцам, которое пытаются навязать общественности некоторые российские газеты. Люди с теплом вспоминают о своих земляках – поволжских немцах.