1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Культура и стиль жизни

Немцы о Петербурге, или Шарм несовершенства

Самый нерусский город России заманивает в свои прохладные объятия, как правило, немецких бизнесменов, студентов, изучающих славистику, преподавателей университетов, деятелей искусств и общественных организаций.

default

"В Германии нам будет не хватать этого города..."

Немцев до первой мировой войны в Петербурге было больше, чем других иностранцев. Сейчас, по некоторым данным, здесь их живет не более 4 тысяч. Самый нерусский город России заманивает в свои прохладные объятия, как правило, немецких бизнесменов, студентов, изучающих славистику, преподавателей университетов, деятелей искусств и общественно-благотворительных организаций. Среди них - студенты факультета славистики Гамбургского университета Андреас Эльцер и Катрин Фишер.

Погружение в атмосферу мистического города

Андреасу 25 лет. Его темные волосы небрежно взъерошены, на спине - синий рюкзак. Спортивный стиль, лишенный питерской элегантности, выделяет его из толпы. Сразу видно - чужеземец. Но на самом деле, немец он на половину. Мама - русская. Отсюда - его неподдельный интерес к России. Родился и вырос Андреас Эльцер в Гамбурге, после школы пошел изучать славистику и публицистику. Вот уже целый год он в Петербурге: учится русской филологии и подрабатывает журналистом в "Немецкой Санкт-Петербургской газете". Его спутница - темноволосая Катрин Фишер - нежная девушка тургеневского типа. Она располагает к себе с первой минуты общения. Катрин любит русскую классику и обожает, прогуливаясь по Петербургу, погружаться в атмосферу мистического города, так часто описанную великими писателями.

"Я ощущаю присутствие петербургского духа из-за большого количества здесь музеев, квартир, в которых когда-то жили великие писатели и люди искусства. И порой, прогуливаясь по Мойке, я представляю, как здесь же прогуливался Пушкин. Мне кажется, что с тех пор город не очень сильно изменился. Для меня это невообразимо - ведь Гамбург, например, намного старше, но это не чувствуешь. Здесь в Петербурге всё сохранилось так, как это было в 18 или 19 столетии... И как раз, поэтому он мне нравится. Мне здесь хорошо, несмотря на то, что нахожусь я вдали от дома, ведь я говорю по-русски".

Хорошо Андреасу еще и потому, что Катрин всегда рядом. Если бы не Петербург, то они, может быть, и не встретились вовсе. Познакомились в Гамбурге, когда шел долгий и занудный процесс оформления документов для обучения в России. Узнав, что оба собираются в один и тот же город, они быстро нашли общий язык. С тех пор - а было это больше года назад - Андреас и Катрин не расставались. Несмотря на свой - по немецким меркам - юный возраст, уже думают о семье. Андреас шутит:

"Пожалуй, мой самый плохой опыт в Петербурге связан с тем, что здесь я нахожусь со своей подругой, и из-за этого я мало говорю по-русски. Но всё же, то, что мы вместе - скорее преимущество, чем недостаток".

Духовность соседствует с грубостью и равнодушием

Андреас и Катрин снимают двухкомнатную квартиру на Васильевском острове. Я рассказываю о том, что со второй половины 19 века большинство немцев селилось именно в этой части города из-за близости к научным и учебным учреждениям. Академия наук, библиотека, музеи, институты, университеты - всё это было и есть на Васильевском острове. В их создании неоспоримую роль сыграли немцы.

Катрин и Андреас общаются в Петербурге в основном с иностранными студентами. Как кажется Катрин, с русскими довольно сложно познакомиться. По их мнению, как это не парадоксально, в блистательном городе высокая духовность соседствует с грубостью и равнодушием. И это то, к чему Катрин и Андреас, с детства приученные к безусловной вежливости и взаимопомощи, никогда не привыкнут.

"Я заметила, что если тебя знают, то готовы для тебя горы свернуть. И это как раз большое преимущество по сравнению с Германией. Но на чужого человека здесь наплевать. Мне кажется, что здесь больше думают о себе, чем о других".

Петербуржцы никуда не торопятся

В конце лета Андреас и Катрин поедут домой. Но перед возвращением они хотят совершить путешествие - из Петербурга до Уральских гор - естественной границы, разделяющей Европу и Азию. Во время этой поездки Андреасу не терпится узнать, действительно ли Санкт-Петербург самый нерусский город России, действительно ли он - самый европейский. Об этом он судит, пока лишь сравнивая Петербург с Москвой. Узнаем еще одно мнение в этом вечном споре о первенстве двух российских столиц.

"Для меня противопоставление Москвы и Питера тождественно противопоставлению Берлина и Гамбурга. Петербург расположен на море, и поэтому более открытый, чем Москва. И люди здесь более открытые. ... Москва - полностью застроена, она чище Петербурга, но слишком уж необозрима и быстро утомляет. У Петербурга совсем другой шарм. Москва - столица, и это обязывает ее жителей к вечной спешке. А петербуржцы никуда не торопятся, они могут позволить себе выйти на прогулку, и поэтому жизнь здесь течет медленнее".

К неторопливому стилю жизни в Петербурге Андреас и Катрин быстро привыкли. Они уже знают, что именно этого им будет не хватать в Гамбурге.

"Я научился любить этот город. И мне нравится любить Петербург, который, может быть, не так совершенен, как мой родной Гамбург. Но в этом несовершенстве столько шарма! Несмотря на трехсотлетний юбилей, здесь далеко не всё готово, международный аэропорт, который считается вторым по величине в России, до сих пор большая стройка, трамваи едут с ужасным грохотом - всё излучает столько энергии, и как раз этого мне будет не хватать в Германии. И поэтому, наверняка, я сюда еще раз вернусь".

Виктор Вайц, Оксана Евдокимова, НЕМЕЦКАЯ ВОЛНА

Контекст