1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Мосты

Немцы о переселенцах, переселенцы – о немцах

06.02.2003

Что знают коренные немцы о переселенцах? И что российские немцы, стремящиеся уехать в Германию, знают о жизни в этой стране? Ответы на эти и другие вопросы попыталась найти Марина Аксенова в репортаже, подготовленном ею в Фонде независимого радиовещания России по заказу «Немецкой волны».

- Я лично сам никого не знаю, но слышал что такие есть. Сам я из бывшей ГДР. О них говорили в новостях.

- Это еще с царских времен, с времен Екатерины Великой. Я не против них. Добро пожаловать. Но мешает, что вечерами молодые люди собираются на улице, шумят – это неприятно. Все остальное – в порядке. Я толь ко не знаю, почему вечерами они уходят из дома? Это, наверное, потому, что к них нет работы.

- Наверное, они родились в России во время войны. Так это было?

- Я знаю, что несколько лет назад, они вернулись в Германию, а в Россиёю они попали после Второй мировой войны. И некоторым удалось выжить.

Как вы только что слышали и в Германии о российских немцах местные жители имеют весьма туманное представление. И это несмотря на ежегодный 100-тысячнй приток эмигрантов из России и стран СНГ. Впрочем, по словам представителя посольства ФРГ в Москве Вольфганга Мюссингера, и сами переселенцы, порой, не представляют, куда они едут и что их ждет на исторической родине.

- Они разочарованы, потому что у них было другое представление о Германии, какое было в 50-х годах или то, которое они получили от поездок в бывшую ГДР. Надо также иметь в виду, что не одинаковые проблемы возникают у немцев, приехавших к нам из разных уголков России. Например, человек, прибывший к нам из Москвы, быстрее осваивается в Берлине, чем житель алтайской деревни. Прошли десятилетия и Германия в культурном плане изменилась. Российские немцы были отрезаны от этих перемен. Народная танцевальная музыка, например, звучит у нас только в соответствующих культурных клубах, ну а молодежь у нас, как и везде, слушает много современной музыки, смотрит американские фильмы. Это не та Германия, о которой мечтали российские немцы.

Вальдемар Штефан, рабочий завода «Моторола» в Германии:

- После войны вообще Германия изменилась. Немцы перестали гордится тем, что они немцы. Национальная атрибутика сильно поменялась, все ее стеснялись и любое проявления национальных обычаев тогда, после войны, считалось фашизмом. Это искоренялось жестоко, о чем сейчас жалеют. А наши, как ни странно, это привнесли снова – эти традиции. И, в некотором смысле, они оказались больше немцами, чем те, которые проживали в Германии. Так или иначе, они не почувствовали, что приехали на родину. В русской прессе в Германии эти вопросы поднимаются очень часто. Какую мы сделали ошибку! Куда мы привезли своих детей! Мы их везли в культурную страну, а попали в страну, где с экранов телевизоров постоянно звучит слово Schieße. Появляется разочарование, страх за своих детей, в чем-то обоснованные.

- Как звать вашу корову?

- Вишня.

- В Германии-то уже не придется, наверное, доить?

- Надеюсь.

- Много людей с фермы уехало?

- Где-то процентов 15-20 коренных доярок только и осталось.

- Чем же они занимаются в Германии?

- Многие работают в магазинах, расфасовывают продукты на складах.

Из села Подсосново Алтайского края, где российские немцы проживают компактно, в Германию выехало две трети населения. Как показывают исследования социолога из Барнаула Владимира Матиса, 70% выезжающих на ПМЖ в Германию – это сельские жители.

- Они живут в небольших городах. Многие из них занимаются фермерским хозяйством. Работают у хозяина. Люди, приехавшие с территории Алтайского края, готовы делать любую работу, лишь бы содержать семью.

Вальдемар Штефан:

- Не зная языка, приехав из другой страны, трудно найти работу и приходится соглашаться на какие-то другие должности. Но многие к этому относятся болезненно и считают, что их унижают. У моей мамы есть подруга – ей за 70. Когда она узнала, что я был журналистом, актером, а в Германии работаю в доме для престарелых, ей стало просто плохо: «Да как Вы это пережили! Да это же невозможно – такое унижение! Да что же они с нами вытворяют!» Я говорю, что с нами никто ничего не вытворяет, мы это сделали сами.

Владимир Матис:

- Там не дают забыть о том, что ты русский. Это в принципе не реально. Ты – чужой. И дело не в языке.

Чужие среди своих и чужие среди чужих. Неужели это – все, что ожидает эмигрантов в Германии. Что приобретает эта страна, принявшая почти три миллиона этнических немцев.

Владимир Матис:

- Немецкой руководство можно понять. Они думали, что немцы, которые приедут, поднимут уровень рождаемости в Германии, который был 0,6 ребенка на семью. Религиозность всегда была характерной чертой немецкого народа. И с этим связана, в том числе, и высокая рождаемость. Немецкие социологи и психологи в Германии считали, что если приезжает многодетная семья, в которой 7-8 детей, то, по крайней мере, у 3-4 из них тоже будет по три – четыре ребенка. Однако, эта гипотеза не оправдалась. И уже в следующем поколении было падение рождаемости. Но отчасти была решена проблема рабочей силы.

Вольфганг Мюссингер:

- Надо различать два потока переселенцев. В первой половине 90-х годов приехало очень много переселенцев. Более 100 000 человек в год. И все они отлично говорили по-немецки. Они действительно в России сохранили свои традиции. И они нам хорошо помогли. Это было время, когда экономика в стране была в стадии подъема. И мы нуждались в рабочей силе, которая не была особенно квалифицированна. Например, в строительной индустрии. Их дети были лучшими учениками в школе. Сейчас они уже студенты. Они нас обогатили, так как в будущем мы видели в них квалифицированных специалистов. И у них появится больше детей, чем в обычной немецкой семье. Но во второй половине 90-х годов ситуация изменилась. Стали приезжать те, которые в начале не хотели выезжать, плохо или вообще не говорили по-немецки, просто чтобы получать пенсии и социальные пособия. Они быстро стали грузом для нашей экономики.

Ирма Якоби из седа Подсосново Алтайского края, прожив в Германии всего три месяца, вернулась обратно – в родной колхоз. Им пришлось покупать новый дом взамен проданного и обживаться.

- Три с половиной месяца мы там пожили – как чужие. Мы думали, что лучше будет, но мужики наши скучали. Им сразу не понравилось, как только мы сошли с автобуса. Они думали, что там к в нашем селе красиво, а там другие дома. Мой болел там. Два месяца почти ничего не ел. Это – тоска. Тосковал по родине. Я домой хочу и все. Как только приехали домой – все, кто на знали, все поздоровались. Даже председатель обрадовался и главный инженер.

Кто не помнит такие музыкальные комедии как Двенадцатая ночь", "Собака на сене", "Летучая мышь", "Сильва", "Благочестивая Марта", "Дон Сезан де Базан", "Вольный ветер", "Прощание с Петербургом". Все эти картины снял замечательный советский режиссер Ян Фрид, который уже более восьми лет живет в Германии. Когда Ян Фрид уезжал из России, петербургские газеты не оставили это событие без внимания - "Король вальса покидает Петербург", "Прощальная гастроль Фрида", "Прощание с Петербургом". А на прощальном вечере в Доме журналиста выступил мэр Санкт-Петербурга уже покойный Анатолий Собчак. Причина, по которой великий мастер, добившийся большого признания и многомиллионных зрительских симпатий решился в довольно серьезном возрасте восьмидесяти шести лет переехать в другую страну стало то, что сюда переехали его дочь и внук. Сегодня Ян Фрид живет в Штутгарте. С ним встретился мой коллега Александр Павлов.

Впервые на немецкую землю Ян Борисович ступил 9 мая 1945 года в звании майора советских ВВС.

- Мои ощущения были, как и у каждого человека, который гуляет по поверженному, дырявому Берлину. Большая радость. Наши танкисты, у башен своих танков, потягивали спирт из котелков. По улицам шли с тележками возвращавшиеся из концлагерей люди разных национальностей. Они улыбались всем даже немцам, которых на улицах было очень мало. Картину радости омрачали лишь картинки того, как толпы голодных немцев отрезали куски от валявшихся на улицах лошадиных трупов.

Единственным трофеем, привезенным Яном Борисовичем из Германии была немецкая овчарка, которую он подобрал

на военном аэродроме под Берлином.

- Мы собирались лететь в Литву, где дислоцировалась наша часть. На летном поле я увидел лежащую собаку. Мимо нее пробегали солдаты, и она провожала их взглядами, просящими о помощи. Я взял ее с собой в самолет. Через двадцать минут мы были на родном аэродроме в Литве. Я обратился к дежурному хирургу батальона. Тот осмотрел собаку, сказал «ничего серьезного. Это осколочное ранение. У нее оторвался кусок мяса». Хирург быстро сделал операцию. Через неделю собака была абсолютно здорова и не отходила от меня.

Современную Германию Ян Фрид считает очень организованной, дисциплинированной и трудолюбивой страной.

- Везде тут у нас порядок, подтянутость, чувство ответственности. Каждый отвечает за свои поступки. Перед сном, я довольно поздно выхожу прогуляться 020 и хожу по улице, как днем, ничего не опасаясь. Я еще не видел тут ни одного хулиганского эксцесса, не вижу пьяных драк. Как гражданин Штутгарта, я могу похвастать, что в нашем городе самый низкий процент преступности во всей Германии.

В уютной штутгартской квартире Ян Борисович живет вместе со своей супругой актрисой Викторией Захаровной Горшениной, которая 45 лет проработала вместе с Аркадием Райкиным. В Германии Ян Фрид и Виктория Горшенина отыграли свою золотую свадьбу. В чем же залог такого долгого и дружного брака?

- Взаимопонимание, любовь и взаимопомощь. Это очень важно. Если кто-то в «творческой паре» более талантлив, то его партнер должен делать все возможное, чтобы содействовать росту своей супруги. Я, к примеру, знавал пары... Он – крупнейший, талантливейший режиссер, а она обращается с ним, как с дураком, хотя перед этим человеком что называется надо стоять руки по швам. Все зависит от отношений и от того, как один человек любит другого. Главное должно присутствовать взаимоуважение.

Единственно на что досадует Ян Борисович, так это на то, что не знает немецкого языка, что мешает ему жить полноценной творческой жизнью. Зато у него есть российской телевидение, и он постоянно следит за тем, что происходит в России, в том числе и в кинематографической жизни.

- Я не знаю, может, я просто не видел эти картины, но мне до сих пор не удалось увидеть нечто лучшее, чем то, что было создано во времена советского кинематографа.

В свое время, Ян Борисович был учеником великого кинорежиссера Сергея Михайловича Эйзенштейна и театрального режиссера Всеволода Мееровича Мейерхольда. И свои первые фильмы снял в начале тридцатых годов. В целом Яну Фриду везло, - он специализировался на экранизации классики, в частности поставил «Хирургию» по Чехову. Но вот к пятнадцатилетию Советской власти ему пришлось снять фильм из жизни флота «Балтийская слава». Актера Павликова, который должен был сыграть контр-адмирала, командир эсминца, на котором проходили съемки, представил своей команде как настоящее начальство. Чтобы те, мол, привели себя и судно в порядок. И все бы прошло хорошо, если бы Павликов не оказался пьяницей:

- Я находился в Кронштадте, где мы снимали. А Павликов находился в Ораненбауме, откуда катер доставлял пассажиров на остров Котлин. Там его и переодели, и загримировали. Оттуда на катере он должен был подъехать, подняться по лестнице, поздороваться с командой и пройтись вдоль строя. И вот команда «Становись» подана, подъезжает катер, контр-адмирал еле поднимается по трапу и говорит «Здравствуйте, революционные моряки!», те хором ответили ему. Тот долго смотрел перед собой, потом пальцем подозвал командира корабля и очень громко спросил в эту торжественную минуту: «Послушай, а где у тебя здесь гальюн».

Съемка прекратилась и в драбадан пьяного Павлика тут же посадили обратно в катер и отправили на Большую землю. Оказалось, что он выпил еще в Питере, а затем еще заправился, в гримерной. Когда Павликов поднимался по трапу, его уже приходилось поддерживать, чтоб он не свалился в воду. Съемка была сорвана.

В Фильмах Яна Фрида. Многие дебютировали многие звезды советского кино. Среди них Михаил Боярский, Людмила Гурченко, Василий Меркурьев, Николай Рыбников и многие другие...

В мае нынешнего года Яну Фриду исполнится девяносто пять и многие из его учеников приедут в Германию выступить в рамках юбилейной и предъюбилейной программы, которую организует кельнское культурное общество «Доктор Живаго».