1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Германия из первых рук

Немцы и французы пишут историю

06.07.2006

В ближайшие дни в Германии и во Франции поступит в продажу учебник послевоенной истории Европы для старших классов гимназии.

default

Особенность учебника в том и состоит, что написали его совместно немецкие и французские историки. Ну и, конечно, мы будем постепенно прощаться с чемпионатом мира по футболу. А жаль, красивый был праздник, и Германия была неузнаваемо хороша в этот месяц. Но давайте начнём с истории, той самой, которая ни слова, ни полслова не соврёт. А звучать для нас будут римейки более или менее известных песен, которые появились в немецких хит-парадах за последнюю неделю и связаны с футболом:

История - одна, точки зрения - разные

Добрых три с половиной года десять учителей истории из Франции и Германии - по пять с каждой стороны - пытались договориться между собой, какие же события были самыми важными в послевоенной истории обеих стран и всей Европы. Казалось бы, о чём спорить, история-то одна, общая? Тем более что речь-то идёт не о временах очаковских и покорения Крыма, а о событиях последних десятилетий, возьми, да проверь. Ан нет, оказывается, история - вернее, наше восприятие истории - напрямую зависит от точки зрения. Ведь совсем недавно Германия и Франция числились исконными врагами. И разные взгляды на историю долгое время определялись образами врага. Но даже если убрать все старые обиды и националистическую шелуху, разные подходы останутся. Что немцу важно, то французу - не более чем заметки на полях. Вот с этим и столкнулся один из авторов нового учебника, преподаватель гимназии имени Фридриха Эберта в Бонне Петер Гайсс. А ещё он обнаружил для себя, что сама методика преподавания во Франции и в Германии влияет на представления учеников об истории:

«В Германии мы стараемся предоставить ученикам как можно больше свободы в поисках источников информации, мы стараемся не подгонять информацию под какую-то жесткую схему. Нашим партнёрам было не всегда просто согласиться с тем, что дискуссия остаётся открытой, что мы не пытаемся подвести учеников к какому-то определённому выводу».

Получается, что французские учителя делают упор на факты, или на то, что они считают фактами, а немецкие - на самостоятельную работу учеников, где факты и их оценка устанавливаются в результате дискуссии. Ещё в ходе написания учебник, если можно так выразиться, обкатывали на учениках боннской и парижской гимназий. Всем им понравилось, что к учебнику приложен компакт-диск с записями исторических речей. Послушать всегда интереснее, чем прочитать. А вот что ещё понравилось немецким школьникам:

«Мне очень понравилось оформление учебника. В нём множество рисунков и фотографий, типично по-французски. В наших немецких учебниках всегда упор на текст. Формулировки такие сложные, что трудно разобраться, что к чему или что-нибудь запомнить. Мне такой французский вариант больше нравится. Всё проще и с картинками».

Но вернёмся к тому, что французу важно, а немцу - нет. Вот, например, тема распада колониальных империй. Немцы с удивлением узнали, какое важное место во французских учебниках истории отводится алжирской войне, насколько отношения с бывшими колониями определяли и определяют послевоенную политику во Франции. У Германии в это время уже давно не было колоний, для неё определяющим фактом политической жизни был раздел страны. Соответственно, здесь сохранился совершенно иной подход к такой теме, как коммунизм. В послевоенной Франции партии и профсоюзы коммунистического толка всегда играли важную политическую роль. И сегодня коммунистическая идеология во Франции считается вполне нормальной частью политического спектра. Иное дело в Германии. Здесь коммунизм всегда ассоциировался с разделом страны, Берлинской стеной, диктаторским режимом бывшей ГДР и советской экспансией. Ну, а доморощенные западногерманские коммунисты так и не избавились от репутации содержанок Кремля. Или вот роль США в послевоенной Европе:

«Во Франции США традиционно рассматривают как великую державу, как своего рода соперника на международной арене. В Германии это невозможно, потому что Германия после 45-го года никогда не считала себя великой державой и соперником. Многие в Германии не забыли, какую роль американцы сыграли в восстановлении экономики и в установлении демократии в Германии. Поэтому у французов и у немцев совершенно разные точки зрения на роль США в послевоенной Европе».

А вот для Фредерика Мюнье, преподавателя парижской гимназии имени Генриха Четвёртого, самой интересной частью учебника стал раздел, посвященный тому, как в Германии шла дискуссия о тяжком наследии национал-социализма, об ответственности немцев за преступления Второй мировой войны:

«Этой теме уделялось очень мало внимания в учебных программах французских школ. Новый учебник содержит целый ряд документов и аналитических статей. Я думаю, это поможет французским ученикам по-новому взглянуть и на свою собственную историю».

Эксперимент с общим учебником истории для гимназий двух стран вызвал большой интерес во многих странах. Петер Гайсс в последнее время без конца даёт интервью журналистам из Японии и Южной Кореи. У этих двух стран тоже сложная и трагическая совместная история. До сих пор в обеих странах совершенно по-разному оценивают историю оккупации Кореи японскими войсками во время Второй мировой войны. Поэтому Петер Гайсс пока не видит перспектив создания единого учебника послевоенной истории для японских и корейских школ:

«Я как-то не уверен, что этот германо-французский учебник может стать примером для подражания в Азии. Я очень в этом сомневаюсь. Понимаете, этот учебник - это результат долгого и сложного диалога между двумя нашими странами. Это результат отказа от стереотипов и признания исторических реалий. Это очень долгий процесс. Такой учебник не может стоять в начале процесса, он не может стать инструментом для примирения между народами, он может только стать его результатом».

А вот французский коллега Петера Гайсса и соавтор нового учебника Фредерик Мюнье призывает посмотреть на проблему с исторической перспективы:

«Представьте себе, что через 60 лет будет опубликован совместный израильско-палестинский учебник истории. Вы скажете, это уму непостижимо, это бред какой-то! А теперь подумайте: если бы кто-нибудь 60 лет тому назад предсказал, что французские и немецкие историки сядут за один стол, чтобы написать единый для обеих стран учебник истории, его бы тут же объявили сумасшедшим. И вот, пожалуйста, вот он, этот учебник. Для современных школьников это совершенно нормально и даже интересно. А вот моя бабушка до сих пор в полном шоке и ужасе от самой этой идеи».

Новый немецко-французский учебник выходит на двух языках. Он поступит в продажу уже в этом месяце. Учебник не обязательный, а дополнительный, школы и учителя могут по желанию использовать его в учебной программе. А тем временем уже полным ходом идёт работа над совместными учебниками истории от античных времён и до Второй мировой войны.

А ведь интересная идея, правда? Представьте себе, написали бы такой совместный учебник истории Россия и Польша или, скажем, Латвия. Очистили бы совместную историю от взаимных предрассудков, обид, официозной лжи и националистической шелухи. Вы скажете, это уму непостижимо? А давайте, посмотрим лет этак через 30. А пока, как ни жаль, приходится постепенно прощаться с чемпионатом мира по футболу. Красивый был праздник, и Германия была на удивление хороша. Словно по всей стране целый месяц праздновали карнавал. Такими раскованными, улыбчивыми и дружелюбными свет ещё немцев не видел. Вот, скажем маленькая рыбная забегаловка в центре Кёльна. Открыта она далеко за полночь, сюда стекались после матчей и пивных голодные болельщики со всего света. Как хозяйка с ними объяснялась?

«Да у меня же руки-ноги есть. Он на что-то ткнёт, я на что-то покажу, посмеялись, договорились. Они ж голодные, а у нас порции - на убой».

А вот в одной из гостиниц Дортмунда и горничные и официанты в ресторане до сих пор ходят в футболках с гербом Тринидада и Тобаго:

«Они понавезли своих сувениров для болельщиков, а потом начали их раздавать всем постояльцам и сотрудникам. Вот и мне перепало».

Вообще, в Дортмунде, где прошло несколько матчей, творилось настоящее столпотворение. Репортёр телерадиокомпании «ВДР» Сильке Беккер описывает его так:

«Значит, когда здесь швейцарцы были, они уже с семи утра носились стадами по всему городу со своими коровьими бубенцами. Но для меня лично чемпионы среди болельщиков - бразильцы. Полный отпад. Весь город танцевал. Весь Дортмунд - сплошная самба, и регги с румбой. Она барабанили и плясали как заведённые, и только где-то к утру сморились».

Даже совершенно далёкие от футбола люди, и то поддавались этому настроению праздника. Вот, например, музыкант и художник Джерри Фелмли. Он уже 39 лет живёт в Германии, но в своих спортивных пристрастиях так и остался американцем. Вот и футбол для него бывает только американский, а то, что мы тут, а с нами заодно и весь мир, считаем футболом, так это для него презренный соккер. Команды на чемпионате он различает только по цветам национальных флагов. И, соответственно, выбирает себе фаворитов. А может быть, он только притворяется, а втихаря всё-таки смотрит все матчи?

«Я по цветам выбираю, потому что я художник и музыкант. Вот бразильцы - зелёный с желтым, красивое сочетание. Я вообще люблю сочные, светлые тона, весёленькие. Шведы - хорошая команда, у них голубой с жёлтым. Но лучше всех - датчане. Бело-красный флаг, это же просто классика!»

Вы же видите, ну действительно ничегошеньки Джерри Фелмли в футболе не понимает. Какие датчане, они же до чемпионата не дошли, вылетели ещё на подступах! Но даже мистер Фелмли не смог спрятаться от футбольных страстей, ведь живёт он в самом центре Кёльна:

«Каждый вечер какая-нибудь команда выигрывает. Каждый день какие-нибудь болельщики колесят в своих машинах с флагами по городу, сигналят, орут, смеются. Сейчас, к концу, правда потише стало, хоть выспаться можно. Для меня это всё - как затянувшийся карнавал. Но люди празднуют, без драк, мирно всё, весело. Почему бы не порадоваться за них»?

Вообще-то, хорошо бы всем, кто ничего в футболе не понимает, послушать по радио футбольный букварь от Энджи, то есть, от Ангелы Меркель

И далее госпожа Канцлер голосом пародиста объясняет Францу Беккенбауэру, что такое защита. Тоже ведь госпожа канцлер ничегошеньки в футболе не понимала, а как по-чемпионски болела перед телекамерами почти на каждом матче…

Вот и всё на сегодня. Передачу мне помогла подготовить Барбара Груббер.