1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Европа и европейцы

Немцы и мороженое

25.06.2002

Сегодня у нас очень приятная тема. Особенно приятная в эти страшно жаркие дни. Речь пойдёт о мороженом. Сначала – о том, что же это, собственно, такое, об истории мороженого. Обычно считается, что его придумали итальянцы. Ничего подобного. Мороженое пришло в Европу из Китая.

Уже около пяти тысяч лет назад в древнем Китае замораживали в естественных ледниках натуральные соки и смешивали со льдом зелёный чай. Затем «фруктовый лёд» стали подавать к столу по примеру китайцев персы и арабы. Легендарный врач Гиппократ за триста лет до нашей эры рекомендовал ученикам своей знаменитой медицинской школы готовить для больных мороженое. Смешанные со льдом мёд, фрукты и розовую воду очень любил древнеримский император Нерон. Лёд доставляли к его столу с горных ледников эстафетой специально отобранный рабы. Античный историк Плиний Старший рассказывает о существовавших ещё в первом веке нашей эры погребах, в которых хранился лёд даже в самое жаркое время года.

Но достаточно широкое распространение мороженое получило в Европе лишь в 13 веке – сначала в Италии, а позже и в других странах. В шестнадцатом веке итальянские кондитеры открыли «замораживающие» свойства селитры. Изготовлять мороженое стало проще, что, естественно, способствовало его распространению. Кроме Италии, особенно популярно оно было во Франции, где первая торговля мороженым была открыта в Париже в 1660 году. Тогда же научились изготавливать шоколадное и ванильное мороженое. Рецепты держались в строжайшей тайне. К середине семидесятых годов 17–го века во Франции насчитывалось уже более двух сотен мороженщиков (в основном, итальянцев). Тогда же один из министров Людовика Четырнадцатого надоумил короля ввести специальные пошлины на мороженое и продавать рецепты.

Вскоре знаменитый французский физик Реамюр установил, что мороженое становится вкуснее, если его во время замораживания размешивать, – и появился первый механический аппарат для изготовления мороженого.

В России мороженое долгое время подавалось только на царских приёмах. Оно оставалось здесь редким и дорогим лакомством до конца 19 века. А промышленное производство мороженого началось лишь в 1932 году – на восемьдесят лет позже, чем, например, в США.

Самый популярный сегодня в Европе сорт мороженого – ванильное. А вообще существует очень много различных видов: сливочное, молочное, шоколадное, ореховое, плодово–ягодное и так далее. Немцы с особенным удовольствием едят «эскимо», которое в Германии, кстати, никто так не называет. Глазированное шоколадом «эскимо» назвал так его создатель – американец Кристиан Нильсон. Но в немецком это слово не прижилось.

Впрочем, потребление мороженого всех сортов растёт в Западной Европе стремительно. Если двадцать лет назад каждый житель Германии съедал в среднем около шести килограммов мороженого в год, то сегодня – почти девять килограммов.

Не удивляет вас, что мы рассказываем о популярности мороженого в Германии, а звучит итальянская музыка? Это не случайно. Потому что 90 процентов мороженого, которое немцы покупают не в магазинах, а в кафе и с уличных лотков, делают именно итальянцы. Несколько десятилетий назад целые семьи мороженщиков начали приезжать на летний сезон в Германию. Многие проводят здесь по восемь месяцев в году, давно обзавелись собственными кафе и даже квартирами.

Франко Лаццарис, лимбуржский король мороженого, уже почти полвека торгует мороженым в этом небольшом гессенском городке.

За стойкой «главного» кафе стоит старший сын хозяина Фабио.

Гостей обслуживает его сестра Моника. Ей 23 года. Она – младшая из четырёх детей.

Её муж Паоло отвечает за холодильные установки и другое оборудование, с помощью которого делается мороженое. Между прочим, каждый день – свежее. Гигиенические требования к мороженщикам в Германии – строжайшие, и храниться (да и то не больше трёх дней) могут в морозильное камере лишь отдельные компоненты, но ни в коем случае не сырьё или готовое мороженое.

Дочь Франко Мильвия работает вместе с мужем в другом кафе, принадлежащем семье Лаццарис.

Рабочий день начинается в девять часов утра.

В это время доставляются главные ингредиенты, из которых делают мороженое: яйца и молоко. Глава семьи лично контролирует фермерские хозяйства–поставщики.

Прежде, чем молоко превратится вместе с добавками в мороженое, оно должно быть сначала пастеризовано. Технологические нормы и здесь очень строги. За нарушения можно очень быстро потерять лицензию.

«Нойтро» (то есть «нейтралка»), - так называется густая замороженная масса, которая является основой для изготовления самых разных сортов мороженого. Только ванильное, шоколадное и лимонное мороженое готовятся отдельно.

Что касается добавок, то семья Лаццарис гордится тем, что не использует ни консерванты, ни какие–либо химические вкусовые добавки... Лишь «настоящие» фрукты и ягоды.

Что касается рецептов изготовления мороженого, то многие из них держатся в секрете. Рецепты перешли к Франко Лаццарису по наследству. Его дед ещё в начале двадцатого века делал домашнее мороженое в итальянском городе Виченца. Ну а сам Франко начинал свою профессиональную карьеру с того, что торговал мороженым с лотка в послевоенной Италии.

Позже он приехал в Германию, где открыл вместе с женой первое кафе-мороженое в Лимбурге.

С тех пор семья живёт в двух странах. Весной Лаццарисы приезжают в Германию, а в ноябре закрывают все свои кафе и зиму проводят в Италии.

Совсем расстаться со своими родными Доломитовыми Альпами они не собираются.

Деревня, в которой живёт семья Лаццарис, расположена к югу от знаменитого горного курорта Кортина д;Ампеццо. Летом деревня кажется безлюдной.

Когда–то эти места считались беднейшими во всей Италии. Климат здесь суровый, крестьянским трудом прокормиться очень трудно.

Но около ста лет назад жители Доломитовых Альп открыли для себя возможность сезонной торговли мороженым. Они начали заниматься ею сначала в крупных итальянских городах, потом в соседней Австрии и, наконец, в Германии. Сегодня практически весь регион специализируется на «мороженом бизнесе».

В деревне остаются лишь младшие школьники, которые, когда подрастут, тоже наверняка станут мороженщиками. Их всего семь человек. Правда, в деревенской школе они составляют три класса. Учит их одна учительница (зарплату ей на две три платят сами жители деревни, на треть – государство). Немецкий язык дети учат самостоятельно, когда приезжают на летние каникулы к родителям, работающим в Германии.

Распорядок жизни в этих доломитских деревнях полностью зависим от сезонной торговли мороженым.

Дону Альфредо, приходскому священнику, тоже пришлось подстраиваться под ритм жизни своих прихожан.

«Важные церковные праздники, первое причастие, крещение новорождённых, венчание, - всё это летом просто исключено.

Люди съезжаются лишь поздней осенью. Сначала они занимаются домом, хозяйством, а уж зимой мы навёрстываем упущенное: репетируем в церковном хоре, готовим детей к первому причастию, справляем свадьбы... Все семейные праздники и юбилеи вроде золотой свадьбы люди тоже переносят на зиму».

Ещё одна семья из деревни – семья Бортолотов – торгует мороженым в немецком городке Кохем на Мозеле. Между прочим, приезжая домой, в Италию, мороженщики любят справлять свои семейные праздники с пивом и жареными сосисками. Почему? Скучают по Германии, в которой проводят большую часть года?

Сосиски, пиво и даже песенный репертуар показывают, что некоторые мороженщики в куда большей степени «онемечились», чем им, вероятно, хотелось бы.

Фабио Лаццарис говорит:

«Приезжая домой, в Италию, я действительно скучаю по Германии. Но и домой страшно тянет. Это не просто желание отдохнуть после трудового сезона. В Италии – друзья, с которыми вместе вырос, наши корни. Да, мы ведём, если хотите, двойную жизнь. Но с шизофреническим раздвоением личности это ничего общего не имеет. Мы и в Германии тоже чувствуем себя отлично, там – наше дело... Но всё же корни наши – в Италии».

Уезжая домой, итальянские мороженщики просто запирают свои кафе до марта–апреля. Иногда и убирают всё оборудование, но только в том случае, если сдают помещение на предрождественское время – например, кондитеру, который торгует пряниками.

А деревни в Доломитских Альпах в это время просыпаются от летней спячки. Повсюду видишь немецкие номерные знаки на автомобилях. Эмигранты (или лучше было бы говорить – реэмигранты?) вернулись домой.

Если погода позволяет, Фабио Лаццарис и его зять Паоло уходят в горы. Они увлекаются альпинизмом. Надо восполнить восемь месяцев разлуки с горами.

А Ренцо Бортолот любит со всей огромной семьёй посидеть в отпуск в ресторане. Для мороженщика это особенное удовольствие. Ведь здесь уже не он обслуживают, а его обслуживают.

«Если судить с финансовой точки зрения, то сезонная работа за границей в течение длительного времени является очень хорошей материальной основой для нашей семьи. У нас теперь совершенно иные финансовые возможности, чем раньше. Но с точки зрения социальной возник целый ряд проблем. Деревенские старики большую часть года вынуждены оставаться здесь в одиночестве, а детям, если они ещё ходят в школу в деревне, приходится жить у тётушек и бабушек.

Но сравнивать нашу жизнь с жизнью тех людей, которые просто уезжают на заработки, тоже нельзя. У нас – своё дело, мы работаем в одних и тех же кафе, живём в своих собственных (или снимаемых на много лет) квартирах в Германии... И уезжая в марте–апреле в Кохем, в общем–то, едем не на чужбину, а тоже как бы домой».