1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Культура и стиль жизни

Немцы играют Чехова: дядя Ваня матерится, Платонов ездит на метро

Поразительна близость персонажей из русской провинции конца 19 века людям, живущим на Западе в конце 20-го – начале 21 веков: "Они даже молчать умудряются мимо друг друга..."

Три сестры на сцене берлинского Theater am Kurfürstendamm

"Три сестры" на берлинской сцене

Чтобы вспомнить о Чехове и задуматься над тем, что он значит для мирового культурного наследия, не нужно поводов. Чехов всегда на повестке дня. И если вы попросите немца назвать парочку русских имен или известных фамилий, можете не сомневаться, что, пусть и не на самом первом месте, но после Горбачева, Путина, Медведева, Чайковского или Толстого, Чехов "всплывет", непременно!

Антон Павлович Чехов

Антон Павлович Чехов

17 (29) января Антону Павловичу Чехову исполнилось бы 150 лет. Важный, большой юбилей. И не только для России и Германии. И не потому, что в России он родился, а в Германии умер. Наследие Чехова давно перестало быть чем-то национальным. Он давно принадлежит всему миру. Весь мир ставит его пьесы и продолжает восторгаться его умением описывать многогранность человеческих характеров.

Дядя Ваня на сцене Deutsches Theater Berlin

"Дядя Ваня" на сцене Deutsches Theater Berlin

Кто-то утверждает: "Ах, эти русские с их сложными душами и вечными проблемами, с их тоской по утраченному и невозможному!" Другие видят в чеховских героях отражение проблем сегодняшних, причем не только русских. А уж в наши-то кризисные времена размышления на тему бренности бытия и смысла жизни стали чем-то очень близким и понятным каждому гражданину планеты.

Чехов в немецком театре

Немецкий театр открыл для себя Чехова уже давно. Но не сразу в той степени интенсивности, которая есть сейчас. Чехов предстал перед немецким зрителем и читателем в полном объеме где-то в 70-х годах прошлого столетия. Цюрихское издательство Diogenes выпустило в свет самое крупное на тот момент переводное собрание сочинений классика. И, как пишут немецкие театральные критики, именно с этого момента началось триумфальное шествие Антона Павловича, его "Дяди Вани" и "Чайки" по сценам Германии, Швейцарии и Австрии.

Актер Ульрих Маттес (Ulrich Matthes) в роли Ивана Петровича Войницкого в пьесе Дядя Ваня (постановка Юргена Гоша)

Ульрих Маттес в роли Войницкого в спектакле Юргена Гоша "Дядя Ваня"

Каждый в свое время, Чехова ставили великие Петер Цадек (Peter Zadek) и Клаус Михаэль Грюбер (Klaus Michael Grüber), Петер Штайн (Peter Stein) и Юрген Гош (Jürgen Gosch). Режиссерам и зрителям герои Чехова приглянулись своей невероятной современностью. По словам критика Георга Хензеля (Georg Hensel), поразительна близость персонажей из русской провинции конца 19 века людям, живущим на Западе в конце 20-го – начале 21 веков: "Они не соприкасаются. Они говорят и чувствуют мимо друг друга. Они даже молчать умудряются мимо друг друга"…

Современный репертуар

Они несчастны, они недовольны своей жизнью и миром, их окружающим. Их мечты несбыточны, а любовь не взаимна. Они боятся перемен и будущего, цепляются за прошлое. Сегодня в репертуарах немецких, швейцарских и австрийских театров можно встретить не только "Трех сестер" или "Вишневый сад", но и "Платонова" с "Ивановым". А немецкие критики и историки театра гордо вписывают Чехова в один ряд с Шекспиром, Шиллером и Ибсеном.

Чайка в постановке Юргена Гоша

"Чайка" в постановке Юргена Гоша

Газета Die Zeit среди самых ожидаемых театральных премьер 2010 года называет постановки "Палаты номер 6" в берлинском Немецком театре (Deutsches Theater Berlin) и "Вишневый сад" в Штутгарте (Schauspielhaus Stuttgart).

Платонов в бассейне

Хочется отметить несколько самых заметных постановок Чехова последних лет. Режиссер Штефан Пухер (Stefan Pucher) поставил на сцене театра Münchner Kammerspiele "Платонова". Платонов здесь - скучающий романтик и мечтатель, буквально купающийся в собственной лени, при этом постоянно ищущий (на словах!), где бы найти применение себе и другим и приносить некую полезность обществу. Он открыто признается всем и вся, что он лузер, и, судя по всему, именно этим привлекает прекрасных дам.

Звезды немецкого кино Катя Риманн, Ясмин Табатабаи и Николетта Кребиц в роли трех сестер на сцене берлинского театра Theater am Kurfürstendamm

Звезды немецкого кино Катя Риманн, Ясмин Табатабаи и Николетта Кребиц в роли трех сестер на сцене берлинского театра Theater am Kurfürstendamm

Платонов и его окружение прибывают на сценическое пространство в вагоне метро, играют на музыкальных инструментах, весело поют и танцуют, словно в мюзикле, периодически купаясь в установленном по центру сцены бассейне. В общем – "купание в собственной скуке" подается режиссером буквально. Действие фактически перенесено в наши дни, которые тоже полны интересовавших Чехова дискуссий о нехватке денег и подлинных смыслов бытия…

Ваня и Нина в Берлине

Юрген Гош, умерший в прошлом году патриарх немецкого театра, поставил в 2008 году на сцене Deutsches Theater Berlin "Дядю Ваню", да так талантливо, что спектакль был признан авторитетным жюри журнала "Театр сегодня" (Theater heute) постановкой года. Гош ушел от традиционных представлений о том, как "надо" ставить Чехова на немецкой сцене. Чехова для Гоша вообще переписали, вложив в уста немецких артистов современную лексику. То есть – фабула на месте, герои те же, но говорят они на современном сленге.

Опера Черный монах (композитор - Филипп Эрсан) на лейпцигской сцене

Опера "Черный монах" (композитор - Филипп Эрсан) на лейпцигской сцене

За "Дядей Ваней" последовала гошевская инсценировка "Чайки", и опять – попадание в точку, восторженные рецензии и полные залы. "Учитель любит Машу, Маша любит Костю, который любит Нину, которая любит Тригорина, который, так уж вышло, любит только лишь себя самого", - значится в аннотации к спектаклю на сайте Deutsches Theater Berlin.

Провокация столкновения

Но вернемся к премьерам нового сезона. В мае-июне 2010 года пройдет очередной Венский театральный фестиваль Wiener Festwochen. Туда съезжаются самые-самые "театральные сливки". В программе этого года заявлена постановка Франка Касторфа (Frank Castorf) "В Москву, в Москву" (режиссер объединяет два произведения Чехова: "Три сестры" и "Мужики"). Касторф - один из самых известных сегодня немецких режиссеров, провокатор-интеллектуал, известный, в частности, инсценировками Булгакова и Достоевского. В данном случае его интересует, откуда пошла русская революция. Амбициозная цель такова: показать с венской сцены Россию накануне больших перемен. И все это – глазами Антона Павловича Чехова…

Автор: Дарья Брянцева
Редактор: Ефим Шуман

Контекст

Аудио- и видеофайлы по теме