1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Мосты

Немцы в Узбекистане

10.10.2002

Ирина Щур руководит республиканским немецким культурным центром «Видергебурт» в Узбекистане. Центральный офис культурного центра находится в столице – Ташкенте. Культурный центр поддерживает ГТЦ – германское общество по техническому сотрудничеству. Со стороны же узбекских властей особой поддержки в плане реабилитации немцев Узбекистана пока нет. Впрочем, первые признаки интереса к немцам Узбекистана со стороны республиканских властей появились. С руководителем «Видергебурт» Ириной Щур беседует наш внештатный автор Евгений Орлов.

- Ирина Алексеевна, расскажите, пожалуйста, когда и как создавался немецкий культурный центр в Ташкенте?

- Наш культурный центр немцев Узбекистана создан 12 лет тому назад по решению немцев, которые проживали здесь не только в Ташкенте, но и те, которые жил недалеко в Казахстане в небольших городках. Они собирались здесь в Ташкенте и пришли к мнению, что надо создать такой центр. К моменту создания во главе угла стояла задача объединения всех немцев, возрождения немецкого языка, немецкой культуры, обычаев, традиций. Кроме всего прочего, реабилитация немцев. Узбекистан – единственная страна, в которой не принят закон о реабилитации немцев. До сих пор нас немцев считают здесь фашистами. И мы до сих пор боремся за принятие такого закона. Мы обращались с письмом в государственные органы, к президенту республики Узбекистан. Мы обращались с просьбой помочь в немецкое посольство в Узбекистане. В марте этого года прошла встреча межправительственной узбекско- германской комиссии. Узбекистан представлял генерал Парпиев, а Германию господин Флюман. И на этой встрече господин Парпиев впервые заявил о том, что этот закон будет принят. Хотя сроки его принятия пока еще не установлены.

- Влияет ли отсутствие этого закона на положение немцев в Узбекистане?

- В 1941 году всех немцев огульно объявили диверсантами и шпионами и этот обвинение фактически до сих пор все еще не снято. Это одна сторона дела. С другой стороны люди все еще не получили никаких компенсаций и льгот, которые они должны были бы получить. При переселении, депортации они потерли все имущество, их лишили права на образование. Старшее поколение практически вообще не смогло получить образование. Некоторые так и остались неграмотными. И до сих пор последствия этих лишений ощущается в немецкой диаспоре. Закон о реабилитации предполагает наличие компенсаций. В России, например, за потерянное имущество выплачивается компенсация. Вторая сторона реабилитации заключается в том, что немцев уже никто не может просто так на улице обозвать фашистами, шпионами и диверсантами, как это здесь довольно часто имеет место быть, даже в общественных местах и на общественных собраниях.

- Сколько сейчас насчитывается немцев в Узбекистане?

- На момент организации нашего культурного центра немцев здесь было 49 800 человек. В настоящее время осталось 16000 человек. Часть людей уехали в Германию, а другая часть мечтает вернуться в Россию в места, где они когда-то жили, где жили их родители, в места компактного проживания немцев, где огни могут вспомнить и свою культуру и обычаи и традиции, где они могут общаться на родном немецком языке.

- В каком районе Узбекистана проживает наибольшее количество немцев?

- Согласно статистике, самое большое количество немцев сейчас проживает в Ташкенте и Ташкентской области – это примерно половина всех немцев, проживающих на территории Узбекистана. Очень много немцев живет в Самарканде, Бухаре, Фергане. Буквально четыре дня тому назад я вернулась из поездки вместе с интернациональным культурным центром. Проходили дни культуры в Наманганской области. Там тоже проживает очень много немцев. И мы мечтаем создать там немецкий центр. Я познакомилась там с семьей, которая имеет 17 человек детей. Немецкая семья – мама немка. Я разговаривала с акимом района и он говорит, что они стараются по мере сил поддержать вот эту семью.

- Как можно оценить материальное положение немцев в Узбекистане?

- Вопрос сложный. Нацию отличает стремление во что бы то ни стало выжить и хорошо организовать свою жизнь. Люди трудолюбивые. И все стараются найти свое место в жизни, хотя надо сказать, что здесь сейчас все очень сложно. Многие предприятия закрываются или уже закрыты. Люди теряют рабочие места. Вот уже два года наш культурный центр старается как-то поддержать представителей немецкой диаспоры. У нас есть бухгалтерские курсы. Мы стараемся дать профессиональное образование. При поддержке GTZ у нас с прошлого года появились курсы, готовящих автомехаников для иномарок. Организованы они совместно с фирмой «Мерседес». В этом году у нас состоится новый набор. И самые способные их тех, кто учился в прошлом году, продолжат свое обучение. В этом году мы помогли многим проступить в колледж. Ребята после 9 или 11 класса, не имевшие специальности поступили в медицинский колледж.

Филиал института имени Гете помогает петербуржцам в изучении немецкого языка

Татьяна Орестова преподает немецкий язык на курсах немецкого языка в петербургском филиале института имени Гёте. Татьяна побывала в гостях программы «Мосты».

- Татьяна, Вы ведете курсы немецкого языка для всех, то интересуется немецким языком, и в частности для российских немцев, которые собираются переезжать в Германию. Что это за люди?

- Это люди абсолютно разные. Часто это пожилые пары. Обычно такие люди вывозят сваи семьи вместе с собой, потому что они примерно представляют, что в Германии хорошее социальное обеспечение и какое-то время семья сможет жить на те деньги, которые они будут получать от государства. Таких большинство. Примерно половина посетителей курсов готовится к выезду в Германию. Каждые три месяца к нам приходят в среднем 100 новых людей.

- А вы не знаете, удается ли этим людям после завершения курсов при Гете-институте сдать экзамен, который проводят чиновники?

- Мне не известны такие случаи, чтобы люди из-за плохих знаний немецкого языка получили отказ.

- А у вас есть какая-то особая методика преподавания? Ведь пожилым людям, которые всю жизнь говорили на диалекте, а не на литературном языке, наверное, гораздо сложнее изучать немецкий язык, нежели молодым?

- Как правило, люди, которые приходят к нам вообще не знают немецкого языка и начинают с нуля. Согласно нашей методике, мы не имеем права говорить ни слова по-русски с самого начала.

- Вам не кажется странным, что Вы – русский человек преподаете немецкий язык немцам?

- История нашей страны предполагает отсутствие знаний немецкого языка даже у немцев.

- У немцев это особая история. Вы с ней знакомы?

- Безусловно. Я знаю, что было очень много гонений. Их выселяли за пределы крупных городов. Зачастую им было просто запрещено говорить на немецком языке.

- Вы говорили о том, что в основной массе это пожилые люди, а молодежь приходит к вам?

- Насколько я знаю у молодых людей немецкого происхождения меньше шансов выехать в Германию: чем у пожилых людей.

- Скажите, а те, кто получил отказ в приеме в Германию, изучают ли они, тем не менее, язык и пытаются ли огни сохранить национальную самобытность?

- Я знаю многие семьи, которые празднуют не только православное Рождество, но и Рождество католическое и таким образом пытаются поддерживать традиции.

- То есть нельзя сказать, что все люди, которые приходят на ваши курсы, стремятся приехать в Германию.

- Конечно, есть определенное число людей с такими намерениями. Но, как правило, это не дискутируется.

- Как вы считаете, можно ли за три с половиной месяца дать какие-то знания немецкого языка?

- Три с половиной месяца длятся курсу одной ступени. Но, чтобы выйти на какой-то элементарный уровень владения языком, нужно потратить где-то полтора года.

- То есть кандидат на переселение должен как минимум заниматься полтора года языком, чтобы выдержать экзамен?

- Я думаю, что да. Конечно, можно заниматься и частным образом, и потратить меньше времени.

- Сколько стоят ваши курсы?

- По сравнению с теми же курсами Гете-института в Германии не дорого. 4000 рублей за три с половиной месяца плюс 500 рублей за учебник.

- Увеличивается ли интерес к немецкому языку в Санкт-Петербурге?

- Сейчас интерес к немецкому языку очень высок. Большое количество немецких фирм работает на нашем рынке. Люди стремятся выучить язык, чтобы получить более престижное место в немецкой фирме. Есть специальные курсы, которые называются Wirtschaftsdeutsch – экономический немецкий. Но это уже более высокая ступень, это не начальный уровень.

- А вы откуда знаете немецкий?

- Все преподаватели Гете-института по образованию дипломированные филологи-германисты. Все педагоги проходили стажировку в Германии и получили образования учителя Гете-института. Все учителя владеют методикой Гете-института. Кроме того, руководители Гете-института также способствуют повышению профессионального уровня преподавательского состава.

- То есть в настоящее время вы в Германии улучшаете свои знания немецкого языка?

- Я приехала сюда, чтобы освежить знания немецкого, узнать больше о жаргоне в немецком языке и что бы посмотреть, как работают учителя немцы в Гете-институте.

- Что собой представляет ваша практика в Германии? Вы принимаете участие в семинарах?

- Есть целый ряд семинаров, которые можно посещать или получив стипендию Гете-института или заплатив за него. Учителя Гете-института имеют право один раз в два года на получение стипендии. На этих семинарах рассматриваются самые разные темы: литература, СМИ. Есть семинары, которые длятся три месяца, есть двухнедельные семинары, есть месячные.

- По вашему мнению, у немцев в России есть какое-то национальное будущее? Есть ли у них возможности изучать немецкий язык, улучшать эти знания, сохранять свою национальную культуру или Вы считаете, что им следует уезжать в Германию?

- Насколько мне известно, при евангелическом соборе в Санкт-Петербурге существует центр встреч для российских немцев. Там есть бесплатные курсы для российских немцев. Есть курсы для детей, для молодежи, для пожилых. Так что я думаю, что у российских немцев есть будущее и у нас в Санкт-Петербурге. По крайней мере, в настоящий момент никто их не преследует. Они могут свободно исповедовать свою веру, изучать немецкий язык и иметь отметку в паспорте о своей национальности.