1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Рынок и человек

Немцы вкладывают деньги в китайскую экономику

09.10.2002

Сегодня мы поговорим об инвестиционном буме в Китае – и об участии в нём немецких концернов. Крупнейшие компании ФРГ вкладывают сейчас многомиллиардные суммы в китайскую экономику. Что именно привлекает их в этом рынке? С какими трудностями сталкиваются в КНР предприниматели из Германии? Каковы перспективы сотрудничества двух стран? Обо всём этом и пойдёт речь в сегодняшней передаче.

В эту пятницу исполнится 30 лет со дня установления дипломатических отношений между ФРГ и КНР. Сама по себе эта дата не столь уж значительная – однако она стала для меня хорошим поводом поговорить о тех поистине феноменальных успехах, которых за такой сравнительно короткий исторический период добились на китайском рынке немецкие бизнесмены. Страна, с которой Германия 30 лет назад даже не имела дипломатических отношений, является сегодня одним из её важнейших внешнеторговых партнёров. Надо сказать, что как раз три десятилетия назад тогдашняя Западная Германия начала активно сотрудничать и с тогдашним Советским Союзом – достаточно вспомнить гигантскую сделку «газ-трубы». Однако ни СССР, ни Россия так и не сумели стать для ФРГ настолько важным партнёром, как Китай. И хотя германо-российское экономическое сотрудничество развивается, особенно в последние годы, весьма успешно, с германо-китайским сотрудничеством оно пока, к сожалению, просто несопоставимо – ни по своим масштабам, ни по своей динамике. Давайте послушаем, что думают о бизнесе в Китае немецкие предприниматели, дипломаты и журналисты.

На китайском рынке действуют сейчас более полутора тысяч фирм из Германии – в том числе и крупнейшие концерны страны. При этом многие немецкие предприниматели не просто довольны своим бизнесом в Китае – он прямо-таки в восторге от открывшихся перед ними перспектив.

«Самое поразительное в Китае – это та скорость, с которой идут преобразования. Здесь всё происходит в два раза быстрее, чем в других странах, в три раза быстрее, чем в Японии, в четыре раза быстрее, чем в Индии. Вообще Китай фантастически развивается – будь то в области инфраструктуры или на уровне отдельных предприятий», -

говорит предприниматель Юрген Хереус (Jürgen Heraeus), уже более десяти лет сотрудничающий с китайскими партнёрами: ему принадлежат в КНР шесть фирм. К тому же Хереус возглавляет рабочую группу по Китаю во влиятельной предпринимательской организации под названием Азиатско-тихоокеанский комитет немецкой экономики. Впрочем, в китайском рынке Юргена Хереуса привлекает не только его динамичность, но, прежде всего его огромные размеры и потенциал роста.

«Этот рынок обслуживает население в 1 миллиард 300 миллионов человек, причём доходы этих людей постоянно растут. Поэтому Китай – это просто фантастический рынок по сравнению, скажем, с Польшей, которая ведь тоже является крупной страной, или, например, с Эстонией, Литвой или Латвией. Если учесть, что в богатых китайских провинциях на 100 жителей приходится в среднем 40 сотовых телефонов, а в более бедных регионах мобильный телефон имеется пока только у одного из ста жителей, если учесть, что до сих пор только один процент населения страны обладает собственным автомобилем, то можно себе представить перспективы роста китайского рынка. Именно на эти перспективы роста, на это гигантское население, а также на невероятное трудолюбие китайцев и делают ставку иностранные инвесторы».

По объёму прямых капиталовложений в китайскую экономику немецкие бизнесмены занимают среди иностранных инвесторов восьмое место. Иными словами, другие индустриально-развитые страны, и, прежде всего США, сотрудничают с Китаем ещё более активно.

«Это вполне естественно, потому что для всех нас Китай является, по сути дела, последним крупным рынком – если, конечно, не считать Луны. Так что многим фирмам просто ничего иного не остаётся, как идти на этот рынок, поскольку в других странах у них уже нет тех перспектив роста, которые необходимы для успешного ведения бизнеса. Хотя лёгким этот рынок никак не назовёшь», -

отмечает журналист Франк Зирен (Frank Sieren), долгие годы проработавший в Пекине в качестве корреспондента немецкого экономического еженедельника Wirtschaftswoche. Непосредственным свидетелем развития германо-китайского делового сотрудничества является и дипломат Вольфганг фон Лингельсхайм-Зайбеке (Wolfgang von Lingelsheim-Seibecke) – в своё время он возглавлял в Пекине экономический отдел посольства, а сегодня занимается Китаем в министерстве экономики ФРГ:

«Представители германской индустрии действуют на этом рынке вот уже 30 лет. Началось всё ещё во времена культурной революции со строительства сталелитейного завода в городе Вухане. Надо сказать, что этот проект осуществлялся в весьма авантюрной атмосфере. Затем, в 70-е годы, немецкие производители станков и оборудования участвовали в модернизации китайской химической промышленности. В 80- годы началось сотрудничество в области автомобилестроения. Сегодня половина всех китайских легковых автомобилей выпускается на заводах, принадлежащих концерну Volkswagen и его дочерней компании Audi. Так что лидерство Германии в этой сфере неоспоримо. В последние годы крупные проекты в Китае осуществили немецкие химические гиганты BASF и Вayer. Они построили здесь заводы, которые по своим размерам не уступают головным предприятиям этих концернов в самой Германии. Ну, а теперь в Китай пошли немецкие фирмы, работающие в области высоких технологий, которыми китайцы особенно интересуются. В качестве примера назову только несколько отраслей: электроника, информационные технологии в самом широком смысле, биотехнология, генная инженерия, а также альтернативные источники энергии и современные транспортные средства. Всё это – очень важные сферы, призванные сыграть свою роль в модернизации Китая, который ведь всё ещё считается развивающейся страной».

Нынешний всплеск активности немецких фирм в Китае дипломат Вольфганг фон Лингельсхайм-Зайбеке объясняет так:

«Германская индустрия позиционируется на китайском рынке после вступления КНР во Всемирную торговую организацию. Это рынок становится более открытым, таможенные пошлины снижаются, конкуренция обостряется. В этих условиях преимущества перед импортёрами будет иметь тот, кто выпускает продукцию внутри страны на местных предприятиях по местным расценкам».

В списке немецких инвесторов – все ведущие концерны Германии. Например, электротехнический гигант Siemens. Рассказывает Дирк Вестфален (Dirk Westphalen), возглавляющий в пекинском филиале компании отдел стратегического планирования:

«Первые контакты с Китаем мы установили в 1872 году, то есть 130 лет назад. И начали мы с поставок стрелочных телеграфов – для того времени это был образец высоких технологий. Затем мы выполнили ещё несколько крупных заказов: установили в Шанхае уличное освещение, проложили подводный кабель между Шанхаем и Гонконгом, а в 1904 году построили первую линию метро в Пекине».

Сегодня концерн Siemens имеет в Китае 55 дочерних фирм, из них 44 – это совместные предприятия. Примерно половину оборота обеспечивают компании, работающие в стремительно развивающейся телекоммуникационной отрасли:

«Каждый месяц число абонентов сотовой связи увеличивается в Китае на 5 миллионов человек. Это не только порождает гигантский спрос на новые «трубки», но и требует эффективно действующей технической инфраструктуры. Вот мы и устанавливаем соответствующее оборудование».

Кроме того, Siemens участвует в Шанхае в строительстве первой коммерческой трассы для скоростного поезда на магнитной подвеске Transrapid. Трасса соединит аэропорт с деловым центром города. В этом проекте задействован также немецкий сталелитейный и машиностроительный концерн Thyssen-Krupp. Свой первый локомотив он поставил в Китай в 1874 году – а сейчас годовой оборот его дочерних фирм составляет уже около одного миллиарда евро. На вопрос, чем именно Thyssen-Krupp занимается на китайском рынке, представитель концерна Хартмут Хайне (Hartmut Heine) отвечает так:

«Всем, что, так или иначе, связано со сталью. Правда, при этом мы сконцентрировались на производстве плоского стального проката, причём выпускаем его, прежде всего для нужд автомобильной промышленности. Второе направление, на которое мы сделали ставку, - это комплектующие части всё для той же автомобильной промышленности, которая развивается в Китае стремительными темпами. Вот мы и создали несколько совместных предприятий, которые поставляют автозаводам необходимые узлы и детали. Ну, и третье важное направление нашей деятельности в Китае – выпуск всевозможных эскалаторов. После многолетних переговоров мы основали два совместных предприятия, которые работают сейчас с огромным успехом и с полной загрузкой производственных мощностей».

Ещё одна отрасль, в которой германо-китайское сотрудничество развивается особенно успешно, - это химическая промышленность. Почему это так, объясняет Йорг Вуттке (Jörg Wuttke), генеральный директор китайского представительства концерна Bayer:

«Для химической промышленности Китай является сейчас самым быстро растущим рынком в мире. К тому же Китай – крупнейший в Азии импортёр химической продукции. Местные предприятия лишь наполовину удовлетворяют потребности страны. Так что цель нашего проекта в Нанкине – заполнить эту брешь. Иными словами, мы ориентируемся, прежде всего, на внутренний китайский рынок».

Однако было бы ошибкой считать, что немецкие бизнесмены испытывают на китайском рынке одни лишь положительные эмоции. Не будем забывать, что Китаем по-прежнему правит коммунистическая партия, что, по мнению дипломата Вольфганга фон Лингельсхайм-Зайбеке, серьёзно влияет на характер сотрудничества:

«В Китае экономический уклад по-прежнему в значительной мере определяется и формируется государством. Китайские власти придерживаются принципа управляемости инвестиционных потоков. Иными словами, правительство всё ещё полагает, что оно точно знает, какие именно инвестиции, в каком объёме и в каком месте больше всего нужны стране. Отсюда вывод: предпринимателям всего мира, в том числе и немецким, необходимо поддерживать хорошие контакты с теми ведомствами, которые принимают соответствующие решения».

О забюрократизированности китайской экономики и коррумпированности местных чиновников открыто говорит и предприниматель Юрген Хереус:

«Вам могут разрешить производить продукцию, но запретят её продавать. Или вам дадут разрешение что-либо продавать, но не позволят это изготавливать. Или вам разрешат и производить, и продавать, но не дадут возможности предоставлять клиентам сервисное обслуживание. Нас это не устраивает! Наша цель – сконцентрировать всю цепочку в одних руках: и разработку товара, и его производство, и сбыт, и сервисное обслуживание клиентов. Далее: нас не устраивает закрытость китайского рынка для зарубежных компанией, предоставляющих различные услуги – будь-то банки, страховые компании или адвокатские конторы. Весьма серьёзной проблемой является также пиратское копирование марочных товаров. Это – очень сложная проблема, мы с ней в своё время ещё в Гонконге намучились. Надо отметить, что уже и сами китайцы осознали необходимость борьбы с пиратством, поскольку появилось немало преуспевающих китайских компаний, продукцию которых тоже стали копировать. Проблема состоит только в том, что Китай – очень большая страна. Если в центре, в Пекине, провозглашаются весьма строгие меры против пиратства, это вовсе не означает, что в глубинке, в провинциях и городах, местные, скажем так, властители спешат претворять их жизнь – потому что эти начальники имеют свой собственный интерес».

А журналист Франк Зирен считает, что одна из главных проблем для двустороннего сотрудничества – это волюнтаризм властей и отсутствие правовых норм.

«Во-первых, китайцы, имея такой огромный рынок, прекрасно понимают, что именно они могут определять правила игры на нём. Тут ни членство в ВТО, ни договорённости на двустороннем германо-китайском уровне ничего не изменят: в конфликтной ситуации последнее слово всегда остаётся за китайцами. Во-вторых, в Китае по сути дела нет правовой системы, и её не создашь за считанные годы, поскольку большинство жителей страны даже не осознаёт такой необходимости. Так что тем, кто привык на все случаи жизни заключать письменные соглашения, кто признаёт только твёрдые правила игры, будет достаточно трудно работать на этом рынке. Но если заранее смириться с такой неопределённостью и постоянно меняться вместе с системой, то можно добиться больших успехов. Так что решающее значение имеет ментальность тех, кто приходит на этот рынок».

Как пелось в одной популярной некогда песенке – «Хоть похоже на Россию, только всё же не Россия».