1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Германия из первых рук

Немцам отбили аппетит

01.12.2005

Сегодня у нас на повестке дня скандалы. Мясо. Так можно мясо есть или всё-таки лучше круглый год поститься? Немецкий мясоед немножко ошалел. Сначала коровье бешенство, потом птичий грипп, теперь вот, оказывается, в целом ряде магазинов ему впаривали мясопродукты третьей свежести, а то и просто тухлятину. Второй скандал - зима настала. То, что на всех дорогах тут же образовались пробки, и машин было побито видимо-невидимо, это ещё не скандал, это - норма. Ну, не умеют в Германии водители по льду и снегу ездить, не приучены. А вот то, что после первого же снегопада в регионе Мюнстера 250.000 человек остались без электричества - это, по гамбургскому счёту, скандал. Вот, давайте с затемнения и начнём:

Выпал снег и свет погас

Стойте, стойте, скажете Вы: До Рождества-то и по западному и, уж тем более, по православному календарю ещё далеко. Чего ж уже сейчас затягивать сладкие рождественские песенки про то, как тихо падает снег и как хороши леса с полями в лунную ночь? А вот для 250.000 жителей в округе Мюнстер «тихая ночь» при свечах началась уже 26 ноября. Погас свет. Замолкли телефоны. Во многих домах отключилось отопление. Причина: выпал первый снег. Причём выпало его действительно много: в ночь на субботу от 30 до 50 сантиметров. Снег был мокрый. Под его тяжестью обрушилось около 50 мачт высоковольтных линий. В других местах просто оборвались покрывшиеся коркой льда провода. Началась жизнь при свечах: без телевизора, без холодильника и посудомоечной машины, для многих - без горячей пищи и горячей воды. Такого в Германии не бывало уже десятки лет. Ещё в конце сентября, когда случились перебои с подачей электроэнергии в Италии, и, почти одновременно, без света осталась штаб-квартира ООН в Нью-Йорке, немецкие эксперты уверяли, что в Германии такое невозможно. Председатель союза потребителей электроэнергии Ариберт Петерс успокаивал:

«Конечно, и в Германии может произойти отключение электроэнергии. Это же техника, а техника порой подводит. Но я должен сказать, что в Германии сети электроснабжения намного, намного надёжнее, чем в Италии или в США».

И вот всего два месяца спустя после этого заявления супернадёжные немецкие электросети не выдержали первого снегопада. В большинстве населённых пунктов восстановить снабжение удалось уже на следующий день. Круглосуточно работали около 400 сотрудников энергоконцерна «РВЕ». Подключились пожарные команды, служба технической помощи, бундесвер - всего до 5.000 человек. В регион бедствия завезли несколько сот передвижных электрогенераторов. Ими, в первую очередь, обеспечили все больницы, врачебные практики, школы, детские сады, магазины. И, тем не менее, в городке Охтруп, например, несколько тысяч человек оставались без света до среды. Для них было организовано бесплатное горячее питание. Те, у кого отключилось отопление, могли переночевать в зале городской ратуши. Теперь, когда ЧП ликвидировано, жители полны благодарности всем добровольным помощникам. И… готовят судебные иски против энергоконцерна «РВЕ». У фермера коровы стояли не доеные, у садовника помёрзли цветы в теплице, а в продуктовом магазине пропали продукты в холодильнике. А кто заплатит неустойку за простой на фирмах? Энергетики уже на всякий случай отбояриваются, ссылаются на «форс мажор», мол, Германия - это не Сибирь, такого снегопада никто предвидеть не мог. А вот председатель союза потребителей электроэнергии Ариберт Петерс, тот самый, который уверял, что подобные ЧП в Германии просто невозможны, сегодня напирает на то, что с поставщиками нужно разговаривать только с позиции силы:

«Поставщики электроэнергии снова станут вкладывать серьёзные деньги в модернизацию сетей энергоснабжения только при условии, что мы заставим их расплачиваться за убытки, вызванные перебоями в подаче энергии».

А убытки, по самым скромным подсчётам, составили 100 миллионов евро.

Теперь - о мясе. Как я уже говорил, немецкий мясоед до смерти напуган. Сначала коровье бешенство, потом птичий грипп, теперь вот, оказывается, в целом ряде магазинов нам предлагали мясо третьей свежести, а то и вовсе отбросы.

Мясо третьей свежести

Мясной скандал развивался по классическому сценарию: потяни за ниточку, вытянешь целый клубок. Ниточкой оказался склад-холодильник в баварском городе Деггендорфе. Начальник этого склада по бросовой цене купил 760 тонн отходов со скотобойни. По действующим в Германии санитарным нормам, они не годились даже для приготовления корма для кошек и собак. Но в накладных эти отходы чудесным образом превратились в обычное мясо и были проданы различным фирмам. В каких консервах, в каких сосисках, в какой колбасе потребитель купил и съел эти отходы, выясняет прокуратура. Начальник склада арестован. Всё это произошло в октябре. С тех самых пор по всей Германии начались усиленные проверки складов и предприятий мясной промышленности. И посыпались сообщения, способные отбить аппетит даже у самых заядлых мясоедов. В Гельзенкирхене, Гамбурге и Оснабрюке контролёры наложили арест на 158 тонн мяса, поставленного фирмой «Доменц». Фирма подозревается в том, что она подделывала документы о допустимых сроках хранения своих продуктов. В городке Тройсдорф под Бонном арестован, но потом отпущен под залог хозяин фирмы оптовой торговли, который пытался сбыть магазинам около тонны колбасы и других мясопродуктов, у которых истёк срок хранения. На складе в Дюссельдорфе обнаружены 3 с половиной тонны мяса птицы с истёкшими сроками хранения. Список можно продолжить. Всего выявлено более 50 случаев явных нарушений правил хранения мясопродуктов. Заместитель министра сельского хозяйства и защиты прав потребителей Герт Линдеманн пытается успокоить общественность:

«Все федеральные земли в своих отчетах указывают, что у них нет никаких указаний на то, что где-то возникла угроза здоровью населения. Это вовсе не значит, что всем этим махинациям не надо уделять должного внимания или, тем более, как-то их замалчивать. Это преступные махинации».

Справедливости ради надо сказать, что в 99 процентах случаев речь действительно не идёт об испорченных продуктах, которыми можно отравиться, а лишь о нарушениях очень строгих и сложных правил хранения мясо и мясопродуктов и об использовании некондиционного и второсортного сырья в их изготовлении. Но потребителей это не успокаивает. Как есть сосиски или колбасу, если нет гарантии, что туда не подмешали какие-то отбросы? Если верить результатам последнего опроса, 25 процентов немцев намерены вообще отказаться от мясных продуктов. В 2001 таких «отказников» было всего 7 процентов. Министр сельского хозяйства и защиты прав потребителей Хорст Зеехоффер полон негодования:

«Приходится исходить из того, что мы имеем дело с беспардонными преступными махинаторами, которые ради прибыли готовы нарушить все правила и законы. Лишить их этой прибыли - вот для них самое чувствительное наказание».

Министр даже разработал целый каталог из десяти пунктов для борьбы с махинаторами. В частности, предполагается усилить контроль и повысить штрафы за нарушения санитарных норм и правил хранения мясопродуктов. Кстати, сейчас предельная величина такого штрафа составляет всего 10.000 евро - сущий пустяк для любой фирмы средней руки. Следующая мера - опубликование списка фирм-нарушителей в СМИ и в Интернете. Но пока всё это - не более чем декларация о намерениях, которые ещё предстоит оформить в виде постановлений и законов. А что же делать тем временем потребителям? Тило Боде, сотрудник независимой инициативы «Foodwatch“, занимающейся контролем продуктов питания, советует:

«Потребитель должен выбрать себе мясника или магазин, которому он доверяет. И не стесняться спрашивать: откуда мясо, сколько и где оно хранилось? Откуда колбаса, где она изготовлена? Но чтобы эффективно защищать свои права, потребители должны объединяться в союзы и инициативы, как, например, « Foodwatch“. Тогда мы сможем усилить нажим на тех, кто по долгу службы должен контролировать качество продуктов питания».

И, в заключение, совсем другая тема: 1 декабря - международный день борьбы со СПИДом. В Германии, по официальным данным, насчитывается 44.000 ВИЧ-инфицированных. Но количество случаев новых инфекций по сравнению с прошлым годом выросло на 20 процентов. Врачи бьют тревогу: СПИД больше не воспринимается как смертельная опасность. Когда болезнь только появилась, гомосексуалисты первыми стали пропагандировать «безопасный секс». Но сегодня и в их среде число инфицированных растёт. Вот два примера из Мюнхена:

Тестостерон на службе СПИДа

«Когда мне первый раз сказали, что у меня нашли что-то такое в анализе крови, у меня началась истерика в лифте. Я пошёл в церковь, потому что там было пусто, и мне хотелось выплакаться. Я помолился, а потом поговорил с моим другом. Я боялся, что я его тоже заразил. К счастью, он полностью здоров. А у меня диагноз подтвердился. Теперь я каждый день себя спрашиваю, а что будет теперь со мной? Как мне жить, чего ещё добиваться в жизни? Я постоянно думаю о смерти, о том, как я буду умирать, кто придёт на мои похороны».

Томасу - 25 лет. Он прекрасно выглядит. Когда он был ещё подростком, по телевидению постоянно говорили об опасности секса. Врачи боялись, что разразится настоящая эпидемия. Но эпидемия в Европе не разразилась. Томас за всю свою жизнь не встречал ни одного человека, у которого был бы СПИД или ВИЧ-инфекция. И в кругу его друзей об этом говорить было не принято. СПИД считался проблемой прошлого века. Как-то так сложилось мнение, что опасны гомосексуальные связи только с мужчинами старшего поколения. А молодые - они все здоровые, зачем же предохраняться? Теперь ВИЧ-инфекция стала проблемой и для Томаса. О том, что ждёт его впереди, он мог бы узнать у Михаэля. Михаэлю 42 года. Вот уже 14 из них он живёт с вирусом в крови. Ему ещё повезло, что он родился в богатой стране. Медицинская страховка оплачивает ему набор лекарств, которые не могут победить вирус, но продлевают его жизнь. Это 20.000 евро в год. Но у лекарственного коктейля много побочных воздействий. Михаэль чувствует постоянную усталость. Работать он не в состоянии, и живёт на социальное пособие. Михаэль и 15 лет тому назад прекрасно знал, что есть такая болезнь СПИД, знал, как от неё предохраняться, и, тем не менее, не уберёгся:

«Мужики все одним миром мазаны. Хоть, молодые, вот это поколение «безопасного секса», хоть такие старики, как я. Как только дело доходит до секса, все мы разум теряем. Как ударит в голову тестостерон, так и всё нипочём. А потом плачем и раскаиваемся».

Передачу помогли подготовить Торстен Хармс и Дороти Силлем.