1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Германия из первых рук

Немец, покупай немецкое!

18.08.2005

Сегодня у нас две темы: мы поговорим о том, как понравиться новому шефу или кадровику при приёме на работу. А поскольку в Германии в полном разгаре предвыборная борьба, то и начнём мы с благоглупостей, которые выдают при этом некоторые немецкие политики. Вот, например, премьер-министр Баварии Эдмунд Штойбер, выступая перед своими сторонниками, пожаловался, что не все избиратели в Германии такие шибко умные, как баварцы. Тут же вся остальная Германия обиделась, решив, что её в дураки записали. Советники Штойбера принялись объяснять, что он совсем не то имел в виду, никого не хотел ругать и оскорблять, а только призывал не голосовать за перекрасившихся коммунистов. Да кто же в это поверит? А министр сельского хозяйства и защиты прав потребителей в нынешнем правительстве, представительница партии «Зелёных» Ренате Кюнаст вдруг преисполнилась патриотизма, и призвала «немцев покупать немецкое». Но есть ли смысл в таком призыве? И даже если я круглый патриот, смогу ли я на практике покупать только немецкое?

Ударим патриотизмом по безработице!

«Всё со скидкой, всё дёшево!» - заливаются зазывалы в универмагах и на рынках. «Дешево и сердито!» - пестрят плакаты в витринах магазинов. «Скупость - это круто!» - уверяет телереклама. Когда розничная торговля пытается заманить покупателя не качеством товаров, а исключительно мизерными ценами, значит, что-то неладно в государстве немецком. Потребитель напуган. Уровень безработицы растёт, реальные доходы снижаются, а тут ещё одно за другим идут сообщения о том, что пенсионные фонды под угрозой банкротства, и медицинская страховка, того и гляди, подорожает. Вот потребитель с немецкой аккуратностью и складывает евро к евро в банке. А если что-то покупает, то смотрит, прежде всего, на цену. И вот именно в этой ситуации министр сельского хозяйства и защиты прав потребителей в нынешнем правительстве, представительница партии «Зелёных» Ренате Кюнаст нашла решение всех проблем: в самой массовой немецкой бульварной газете «Бильд» она выступила с призывом «Немцы - покупайте немецкое!» Логика у госпожи министра простая, как гвоздь: купят немцы-потребители больше немецких товаров, значит, фирмы-производители увеличат производство. А чтобы увеличить производство, они наймут дополнительных рабочих и служащих. Вот так и будет решена проблема безработицы. Меньше безработных в стране - больше денег. Вот так и наступит всеобщее благосостояние, а то и сразу благодать. Ну, если не во всём мире, то хотя бы в одной отдельно взятой стране. Но есть ли в наши-то дни у немецкого потребителя возможность последовать патриотическому призыву госпожи Кюнаст? Давайте подойдём к делу практически. Вот крупный универмаг в Бонне, майки, блузки, пояса. Сделано в Китае, в Турции, в Румынии. Кроссовки известных немецких фирм, а сделаны в том же Китае и во Вьетнаме. И даже макет Кёльнского собора в сувенирной лавке сделан в Тайване… А на плюшевых мишках знаменитой немецкой фирмы «Штайфф» и вообще висит бирка: «Сделано в Китае, контроль качества - фирма «Штайфф, Германия». Но это всё - эмпирические наблюдения дилетантки. А что скажет специалист? Давайте спросим Хольгера Бракемана, сотрудника «Штифтунг Варентест», независимой организации, которая проверяет качество товаров широкого потребления:

«У потребителя сегодня практически нет возможности определить, где на самом деле произведён тот или иной товар. И даже если на каком-то изделии висит знаменитая бирка «Made in Germany», то есть «сделано в Германии», это тоже ничего не значит. Может быть, к блузке только пуговички пришили в Германии, или ту самую бирку. Ещё сложнее установить, где произведён товар, когда речь заходит о бытовой технике, электронике или, например, автомобилях».

И то верно. Возьмём, например, популярную спортивную модель немецкой марки «Ауди». Комплектующие узлы и детали для неё поставляются со всей Европы. А сборка производится в Венгрии. Так на какой машине ездит гордый владелец спортивной «Ауди»: на немецкой или на венгерской? А его, немецкого потребителя, оказывается, не очень-то и интересует, где сделан понравившийся ему товар. Вот несколько высказываний покупателей в боннском универмаге:

«Я смотрю сначала на качество, потом на цену, стоит вещь того или нет. А уж где она сделана - это меня не волнует».

«Ну, в принципе, может быть, это и правильно. Но при немецких зарплатах и расходах на производство немецкие товары получаются дороже. Не каждый может себе позволить покупать только немецкое».

«Для меня самое важное - качество. А хорошие товары делают не только в Германии. У нас, к сожалению, тоже много всякой дряни выпускают».

«Ну, в таком случае и другие страны должны бы также реагировать, тогда нашему экспорту конец, если все действительно начнут покупать только свои, отечественные товары».

Вот, оказывается, какие продвинутые в Германии потребители. Они давно уже поняли, что живут в глобальном мире. Остаётся надеяться, что рано или поздно это дойдёт и до политиков.

Ну, ясное дело, министр сельского хозяйства и защиты прав потребителей Ренате Кюнаст, как и каждый политик, сморозив глупость, тут же стала уверять, что её просто неправильно поняли. Выступив с призывом к немцам покупать только немецкое, она, мол, имела в виду, что не надо покупать товары, произведённые в странах, где используется детский труд. А ещё она имела в виду, что не обязательно ведь везти минеральную воду или йогурт за сотни километров из Франции или Италии, жечь при этом сотни тысяч тонн горючего и загрязнять окружающую среду. Справедливости ради надо сказать, что подозревать Ренате Кюнаст в квасном или, в нашем немецком случае, в пивном патриотизме не стоит. Она - представительница партии «Зелёных», а «Зелёные» всегда выступали за мультикультурное общество. Так что, давайте спишем её сомнительное высказывание на угар предвыборной борьбы. А теперь - другая тема. Рабочих мест мало, а претендентов много. Как понравиться новому шефу или кадровику при приёме на работу?

Как стать начальником?

В ближайшие два часа Катарина Кунхардт на телефонные звонки не отвечает. Перед ней - целая стопка заявлений о приёме на работу. Госпожа Кунхард отвечает за подбор кадров в фирме «Ферхау». На этот день она уже назначила нескольким претендентам собеседования. Фирме требуются инженеры различного профиля - от электротехники до электроники и астронавтики. На каждое свободное место приходит от 60 до 100 заявлений. Собеседование в отделе кадров - это только предварительный отбор. Тем, кто его пройдёт, предстоят серьёзные переговоры по специальности. А другие, примерно каждый десятый, даже и аудиенции у госпожи Кунхардт не удостоились:

«Вот, смотрите, вот совершенно глупая ошибка: кандидат взял какое-то своё старое заявление и направил его мне. Он обращается ко мне: уважаемая госпожа Кёлер. Но я-то не Кёлер, а Кунхардт. Меня от этого не будет, но о чём эта ошибка говорит: человек не взял на себя труда, хотя бы позвонить, и узнать, с кем он хочет поговорить. Или ему просто было лень написать новое заявление. Нам такие работники не нужны».

Ещё одна серьёзная формальная ошибка - плохая фотография или небрежно отпечатанный текст заявления и автобиографии. А если пятен от кофе или яичницы на заявлении нет и все другие формальности соблюдены, начинается разбор по существу. Вот, например, пробелы в автобиографии: где человек был вот эти два года, чем занимался? Не приветствуется и работа не по профессии: зачем инженер работал экскурсоводом на Майорке? Таким кандидатам безо всякого собеседования направляется стандартный ответ: «Мы очень сожалеем, что вынуждены Вам сообщить…» В переводе с канцелярского на простой язык это значит: Вы нам не нужны. А какой же кандидат нужен, у кого есть реальные шансы?

«Уже заявление нашего кандидата должно быть целенаправленным. Из текста должно быть ясно, что он заранее собрал информацию о нашей фирме, знает, чем мы занимаемся. Кроме того, он должен иметь чёткое представление о том, какое место в фирме он хочет занять. У него должно быть законченное высшее образование, хорошие оценки в дипломе. Он должен обладать опытом практической работы и хорошими отзывами. Возраст - до 30 лет».

В общем, если суммировать все требования, то фирме необходим 30-летний специалист с 40-летним стажем. А если серьёзно, то любая фирма в Германии предпочитает нанимать на работу не свежеиспечённых выпускников, а людей с практическим опытом работы. А фирме «Ферхау» требуются молодые специалисты для отдела сбыта. Им предстоит работать с заказчиками. Так что одних знаний по профессии недостаточно:

«Они должны уметь расположить к себе собеседника, ведь им работать с заказчиками. Поэтому они должно выглядеть уверенными в себе, уметь направить разговор в нужное русло, не останавливаться на мелких деталях, вовремя сменить тему. Кроме специальных знаний, им требуется умение подходить к делу, как предприниматели. Очень важен внешний вид, ведь они представляют нашу фирму. Всё это они должны продемонстрировать в ходе собеседования».

Конечно, не каждый кандидат отвечает всем этим требованиям. Но те, кто прошёл все стадии собеседований и проверок сразу попадает в «резерв управленческих кадров». Как же выглядит идеальный «молодой и перспективный менеджер? Знакомьтесь: Расмус Блюмель. Ему всего 27 лет, а он уже занимает пост заместителя директора кёльнского филиала фирмы «Ферхау». Электроникой он увлёкается с детства. Во время учёбы в институте проходил стажировку в различных фирмах. В частности, успел поработать в Японии. Кроме японского и английского он выучил ещё и испанский язык:

«Я думаю, всё дело в моём послужном списке. Сегодня надо уже во время учёбы набирать опыт практической работы по специальности. Тогда у тебя есть шансы».

Расмус отвечает почти всем требованиям, которые предъявляются к «молодым менеджерам», кроме одного: ходить он предпочитает в джинсах и кроссовках. Но для встреч с клиентами держит в шкафу своего кабинета строгий костюм и галстук. Так что, далеко пойдёт.