″Немец″ на киноэкране: провал между двух стульев | Кино: что снимают и смотрят в Германии | DW | 18.07.2013
  1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Кино

"Немец" на киноэкране: провал между двух стульев

Вряд ли этот фильм носит автобиографические черты, но суть конфликта близка режиссеру. Он сам из России, но живет и творит в Германии.

Родился в Челябинске, живет в Берлине. Занимался музыкой, работал помощником режиссера в театре, играл на сцене, в Высшей школе кино и телевидения в Мюнхене постигал азы кинорежиссуры, учился у таких известных мастеров немецкого кино как Вернер Шрётер (Werner Schroeter) и Каролине Линк (Caroline Link). С подобной биографией можно было бы ожидать от Станислава Гюнтнера (Stanislav Güntner), на счету которого несколько короткометражек и два телевизионных совместных проекта с Украиной, по меньшей мере, любопытного дебюта в большом кино.

Название фильма звучит, во всяком случае, для немецкого уха интригующе: "Nemez". Написанное латинскими буквами русское слово, обозначающее выходца из Германии, в этом первом кинопрокатном фильме Станислава Гюнтнера обозначает "выходца из России". Ага, скажет зритель. Уже интересно: проблема национальной идентичности "русских немцев", чужих и в Советском Союзе, чужих и на своей исторической родине в Германии. Посмотрим, как эту проблему решил начинающий режиссер, которому по собственному опыту или на примере своих родных и знакомых должно быть известно, каково "сидеть между двух стульев". Герой его фильма – молодой парень из семьи немцев-переселенцев по имени Дима. Для русских он - немец. Для немцев - чужак.

Грабитель снаружи, рыцарь внутри

Конфликт зритель должен принимать как данность. Или же делать соответствующие выводы из того факта, что Дима состоит на службе у похитителя культурных ценностей Георгия, который пользуется услугами одаренного юноши при взломах квартир коллекционеров и нумизматов. Одаренность Димы состоит в том, что он легко взламывает замки и не теряет присутствия духа в экстремальных ситуациях. Впрочем, Дима – благородный взломщик. Своих не предает, отсиживая за них даже тюремный срок, и пострадавшим не просто сочувствует, но даже возвращает им их украденную собственность, прозрев ввиду жестокой несправедливости. Одним словом, типичный случай "рыцаря", скатившегося в силу обстоятельств по наклонной плоскости. Что за обстоятельства толкнули его на воровской путь, не говорится. Видимо, надо исходить из того, что виной - "сидение межу двух стульев"…

Во всяком случае, выйдя на волю, Дима решает порвать со своим криминальным прошлым. Очень кстати он знакомится с прелестным юным созданием немецкого происхождения с почему-то русским именем Надя. Немецкому зрителю символика объясняется тут же: Надя – уменьшительный вариант "Надежды". А тут и еще один символ: лестница, которая в буквальном смысле ведет на очередное место преступления, а в переносном - к заветным мечтам и грезам, недостижимым для "русских немцев" в Германии, из-за чего они принимают решение вернуться в Россию. Решение это принял отец Димы, по профессии геолог, а в Германии - водитель такси. Ради него и решается Дима на свой последний криминальный "подвиг". Надо добыть денег для отца на его собственный бизнес, чтобы он, наконец, перестал жаловаться на жизнь.

Заботливая мать, разумеется, предпочитает остаться в Германии с сыном, который по уши влюблен и вообще привык к жизни в Германии, поэтому никуда возвращаться не хочет. Георгий, между тем, не дает проходу своему отрекшемуся от него и банды подручного, требуя вернуть драгоценность, наличие которой он подозревает у Димы.

Юная подруга Димы тоже влюбляется в "немца", поразившего ее своим благородством, смелостью и великодушием. И все бы хорошо, но только Георгий наметил себе новую жертву, а жертва эта по случайному стечению обстоятельств является профессором Нади, которая, разумеется, не только фотографирует, но и мечтает научиться владеть карандашом и кистью, чтобы творить искусство не хуже "старых мастеров".

Хотели поинтереснее...

Наверное, вы уже поняли. Художественный фильм с интригующим названием оказался проходным, если не сказать, примитивным детективом с предсказуемыми перипетиями и сюжетом, который просто пучит от стереотипов и банальностей.

Мафиозный босс Димы злобно сверкает глазами, лупит всех тросточкой со стальным набалдашником и пугает пистолетом. Юная девица не только хороша собой, но и талантлива и непременно из приличной семьи. Папа ее, разумеется, консервативный бюргер и противится связи дочери с "криминальным иностранцем". Присутствует, конечно, и ревнивый бывший друг - естественно, тщеславный пижон. Куда ему до Димы, который вместо одной розы приносит своей возлюбленной огромный букет и на "откуп", полученный от соперника, покупает ей дорогое ожерелье.

В таком сюжете актерам развернуться негде. Но даже скидка на заведомо неблагоприятные обстоятельства не позволяет сказать, что актеры выкладываются на все сто. Как это часто бывает с немецкими фильмами на "русскую" тему: хотели, как можно интереснее, а получилось как всегда... Нелегкая судьба детей мигрантов в Германии не получает в фильме "Немец" развития. На месте Димы мог быть кто угодно, и даже не обязательно человек, раздираемый между двумя "родинами", а вполне обычный немецкий подросток.

И как детектив этот фильм не заставляет позабыть обо всем на свете. Скорее наоборот: напоминает, как много уже снято хороших детективов и триллеров, а также психологических драм о проблемах с национальной идентичностью. Короче говоря, в ряду детей мигрантов в немецком кинематографе, в котором стоят такие режиссеры, как, например, Фатих Акин (Fatih Akin) и Томас Арслан (Thomas Arslan), с дебютом Станислава Гюнтнера теснее не стало.

Обсудить в сети Facebook

Ссылки в интернете