1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

По Германии

Немецкое солдатское кладбище в России: мнение петербуржца

"Упоминания об инициативах германской стороны увековечить память солдат Вермахта на российской земле сочувствия у многих в России не вызывают. Ведь речь заходит о памятниках оккупантам. А может быть, это ревность..."

default

На германо-российском солдатском кладбище подо Ржевом.

Эта германская организация создает солдатское кладбище в деревне Сологубовка под Санкт-Петербургом. Зачастую упоминания об этом Союзе связаны с инициативой германской стороны увековечить память солдат Вермахта на российской земле. В России такие инициативы сочувствия у многих не вызывают. Ведь речь заходит о памятниках оккупантам. Впрочем, может быть, это ревность. В доме висельника, как известно, о веревке не говорят. В нашей стране, несмотря на старания поисковых групп аж с 1960 годов все еще остаются не найденными и не захороненными сотни тысяч солдат Красной Армии. Признаюсь, я и сам чужд пафоса перезахоронения останков солдат. Мне не совсем понятна аргументация: маленькие заброшенные кладбища раскопать и сделать из них большие и ухоженные. Мои аргументы против захоронения следующие:

Аргумент первый, экологический. Останки увозят ни куда-нибудь в Германию, а перезахоранивают на огромном поле в России. И еще ставят надгробия. Может быть, я размышляю эгоистично, но я не хотел бы жить в этой деревне Сологубовке. Вид кладбища всегда навевает невеселые мысли, а огромное кладбище и вовсе давит на психику. Скажем так: я вообще за кремацию. Это и экологичнее, и меньше места занимает.

Аргумент второй, культурно-исторический. Лесное солдатское кладбище – это обычно очень живописное место, порой идиллическое. Это уже в каком-то смысле часть природы. У нас, в Ленинградской области, леса преимущественно некрасивые: низменные, буреломные. И лесное кладбище среди этого леса, как оазис. Я думаю, что родственники, потомки погибших, побывав в таком месте, сами бы не захотели переносить отсюда останки солдат в голое поле. Такие места что-то значат и для нас: эти маленькие кладбища, в каком бы состоянии они ни были, являются культурно-историческими памятниками местности, в которой расположены. Это неотъемлемая часть ландшафта и истории края.

Аргумент третий. Моральный аспект. Самый весомый аргумент, на мой взгляд, единственный, который могут привести в пользу своего проекта активисты « Народного союза по уходу за немецкими воинскими захоронениями» - это осквернение кладбищ, которые находятся не под надзором. Я думаю, что ни для кого сегодня не секрет, как обращались советские чиновники не только с останками людей, но и с живыми людьми. Начиная с революционных времен, грабились не только могилы богатых людей, родовые помещичьи склепы, но и – на государственном уровне – вскрывались царские гробницы и осквернялись мощи святых. В то же время без всякого следа сгинули миллионы людей. Лишь в последние десятилетия сотрудники общества «Мемориал» начали находить массовые захоронения, без всякого намека на то, кто лежит в этих братских могилах? Во время войны не считались ни с жизнью военнослужащих, ни с жизнью женщин и детей. Умершие в блокаду ленинградцы имеют мемориал, но не имеют своих имен на могилах. Они все безымянны. Трудно осуждать военное поколение людей. И уж точно – не нам этим заниматься. После войны работы было много ради оставшихся в живых.

Уже в послевоенные годы на кладбищах строились спортивные площадки, стадионы, возводились многоэтажные жилые дома. Мне кажется, что Народный союз по уходу за немецкими воинскими захоронениями занимается сизифовым трудом. Эти акции, безусловно, символичны. Но прежде всего для немцев. Эти акции мало освещены в нашей прессе, о деятельности Союза большинству людей неизвестно. Таким образом общественное мнение не расшевелить.

Таково мнение петербургского слушателя "Немецкой волны" Павла Апеля.

Контекст