1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Германия

Немецким политикам разрешено подрабатывать на стороне

Побочные заработки есть и у немецких парламентариев, и у представителей исполнительной власти. Нет в Германии и временного запрета на переход высших должностных лиц с государственной службы в бизнес.

Рука, протягивающая деньги

Немецким парламентариям не возбраняется подрабатывать на стороне. И такой возможностью многие депутаты бундестага пользуются весьма активно. Одни по совместительству являются еще крупными или средними предпринимателями, другие заседают в наблюдательных советах солидных концернов, третьи работают адвокатами.

Из бизнеса в политику и обратно

Вольфганг Тирзе

Вольфганг Тирзе

Заместитель председателя германского бундестага, социал-демократ Вольфганг Тирзе (Wolfgang Thierse) ничего предосудительного в такой практике не видит. Он считает разумным для парламентария не терять контакта со своей профессиональной сферой и продолжать - хотя бы в ограниченной мере - работать по специальности с тем, чтобы по завершению своей депутатской деятельности иметь возможность снова вернуться к прежнему делу.

По данным консалтинговой компании Deducto, 156 депутатов бундестага прошлого созыва заработали за один год, помимо парламентского жалованья, в совокупности более 6,5 миллиона евро - в среднем по 43 тысячи каждый. При этом средняя величина - не показатель. У некоторых народных избранников суммы побочного приработка превышают депутатскую зарплату - 7668 евро в месяц плюс необлагаемые налогами 3868 на служебные издержки.

Несколько лет назад побочные заработки немецких парламентариев оказались темой бурной общественно-политической дискуссии, результатом которой стали новые правила депутатской прозрачности.

Прозрачные депутаты

В Конституционном суде ФРГ

Конституционный суд ФРГ подтвердил финансовую прозрачность депутатов

Теперь все члены бундестага обязаны не только конкретно указывать, кем и где подрабатывают, от кого получают деньги, но и сообщать председателю парламента точные суммы своих побочных доходов. Не всем новые порядки пришлись по душе. Девять депутатов даже обращались с иском в Конституционный суд. Среди них были не только адвокаты, которые опасались потерять некоторых из своих предпочитавших оставаться анонимными клиентов, но и, например, средний предприниматель Хайнрих Кольб (Heinrich Kolb). "Если правила останутся такими, как есть, - говорил он тогда, - то многим средним предпринимателям путь в бундестаг будет закрыт".

Дело в том, пояснил Кольб, что по сведениям о его коммерческих доходах можно будет судить о том, насколько успешна его фирма, а это, в свою очередь, могло бы подорвать ее конкурентоспособность. Конституционный суд, однако, не внял таким доводам и оставил новые правила финансовой прозрачности в силе.

Любопытство публики, однако, удовлетворяется не в полном объеме. Точные сведения о побочных доходах немецких парламентариев имеет только председатель бундестага, все остальные - лишь примерное представление. На парламентском сайте и в общедоступном справочнике бундестага указывается лишь категория приработка - от 1000 до 3500, от 3500 до 7000 или сверх 7000 евро в месяц.

Гонорары министров

Гидо Вестервелле

Гидо Вестервелле

Побочные заработки имеют представители не только немецкой законодательной, но и исполнительной власти - члены кабинета министров. Это, как правило, весьма солидные гонорары за лекции и выступления в изысканных обществах, как, например, у министра иностранных дел ФРГ, председателя либеральной СвДП Гидо Вестервелле (Guido Westerwelle). Генеральный секретарь этой партии Кристиан Линднер (Christian Lindner) считает, что у каждого политика должно быть право заниматься побочной деятельностью.

"Некоторые таким правом пользуются, и я не вижу в этом ничего плохого, поскольку это повышает независимость политического деятеля от чиновничьего жалованья, то есть от государства", - заявил Линднер.

Тезис в Германии не бесспорный, как и переход некоторых высших чиновников с государственной службы в коммерческие структуры. Импульсом для особенно бурных дебатов на эту тему в свое время послужило плавное перемещение бывшего канцлера ФРГ Герхарда Шрёдера (Gerhard Schröder) с этого поста на прибыльную должность в российский "Газпром", которому он - будучи еще главой немецкого правительства - оказал некоторые важные услуги.

Конституция и "кодекс чести"

Герхард Шрёдер на фоне логотипа Газпром

Герхард Шрёдер теперь трудится на "Газпром"

Антикоррупционная организация Transparency International и некоторые немецкие политики требовали тогда введения моратория в два-три года, в течение которых отставные государственные деятели не могли бы переходить с работы в правительстве на службу в коммерческие структуры, с которыми они ранее, так или иначе, имели дело. В условиях немецких правовых реалий такой запрет, однако, оказался неосуществимым, поскольку Конституция ФРГ всем гарантирует свободу в выборе профессии, в том числе и бывшим канцлерам или министрам.

Постепенно заглохла в Германии и дискуссия о добровольном моратории на переход в ту или иную коммерческую структуру, который предлагали зафиксировать в специальном "кодексе чести" для высших должностных лиц ФРГ. От идеи отказались, когда поняли, что такой кодекс привел бы только к росту цен – политические деятели при переходе в бизнес получили бы основания требовать от концернов надбавки за поруганную честь и "плохую" прессу.

Автор: Никита Жолквер
Редактор: Глеб Гаврик

Архив

Контекст