1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Европа

Немецкий эксперт: Эрдоган будет действовать крайне жестко

Исламовед Михаэль Людерс рассказал в интервью DW, почему военные пытались свергнуть Эрдогана, и как изменится политика президента Турции после неудавшегося переворота.

Президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган с начальником Генштаба Хулуси Акаром

Президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган с начальником Генштаба Хулуси Акаром

Немецкий публицист и исламовед Михаэль Людерс (Michael Lüders) рассказал в интервью DW, что могло заставить военных попытаться свергнуть турецкого президента и что изменится в политике Эрдогана после неудавшегося военного переворота в ночь с 15 на 16 июля.

DW: Господин Людерс, как вы оцениваете положение дел в Турции на данный момент?

Мартин Людерс: Очевидно, что путчисты не смогли достичь своей цели и свергнуть правительство. Проправительственные силы в армии и вне ее оказались в состоянии вернуть ситуацию под контроль. Путч можно считать неудавшимся.

- Попытку переворота поддержала не вся армия и пока неизвестно, кто стоит за его организацией. Возможно ли, что его инициировал Фетулла Гюлен, как заявил президент Эрдоган?

Михаэль Людерс

Михаэль Людерс

- Это обвинение на уровне рефлекса со стороны Эрдогана. Определенно, было бы упрощением считать, что за этим стоит движение Гюлена, то есть, международная организация с глубокими корнями в Турции, выступающая за консервативно-исламскую картину мира. Движение Гюлена в свое время было тесно связано с партией Эрдогана. Но потом они поссорились, в том числе, по причине разных взглядов на распределение власти и ресурсов. Кроме того, движению Гюлена не нравилось стремление Эрдогана к всеобъемлющей власти. Версия о том, что движение Гюлена в одиночку могло организовать переворот, звучит довольно неубедительно.

- Какая мотивация могла быть у мятежников?

- Вероятным мотивом могло быть недовольство части военных и гражданского населения политическим курсом правительства Эрдогана. В центре критики, возможно, оказались притязания Эрдогана на абсолютную власть, а также вопрос о том, что делать с ростом насилия в Турции - здесь речь идет о терактах, конфликте на юго-востоке страны и в Сирии. Вероятно, по этим аспектам существовали разные точки зрения, возможно, у мятежников были и какие-то личные счеты с Эрдоганом, вызванные его решениями. Но это всё - лишь предположения, проверенных данных у нас до сих пор нет.

- Было ли что-то, что указывало на возможное выступление части военных против Эрдогана и его правительства?

- Нет, таких признаков не было. Отношения Эрдогана с турецкой армией в последнее время были довольно хорошими. Раньше военные видели в турецком президенте соперника, потому что он лишил их власти. До прихода к власти правительства Эрдогана в 2002 году, армия была инстанцией, которая определяла турецкую политику вплоть до проведения переворотов. Эрдоган в значительной мере ограничил ее влияние. В обмен он предоставил военным различные привилегии. В связи с этим отношения Эрдогана с военными можно назвать хорошими.

Генштаб отлично находит общий язык с Эрдоганом. Поэтому попытка военного переворота стала неожиданностью. И путч был не очень хорошо подготовлен. Это видно, например, потому что мятежникам не удалось установить полноценный контроль над СМИ. А это - одна из предпосылок успешного переворота. Еще им не удалось переманить на свою сторону сомневающиеся части армии.

- В ночь попытки переворота Эрдоган возвращался по воздуху из отпуска в Анкару. Со стороны это выглядело довольно рискованно. Он уже тогда был уверен, что переворот не удастся?

- Сразу после прибытия в Анкару он устроил пресс-конференцию, чтобы дать сигнал, что ситуация стабильна. Когда происходит переворот, то президенту разумно предстать перед общественностью и продемонстрировать своим сторонникам, что он на месте и на него можно рассчитывать и в дальнейшем. Но, конечно, это может быть рискованным. Когда он на вертолете летит над Турцией, нельзя исключать попыток нападения.

- Сторонники Эрдогана оказали сопротивление мятежникам. Поспособствует ли это тому, что Эрдоган почувствует укрепление своих позиций и продолжит свою политику, прежде всего, по отходу от демократических принципов?

- Скорее всего, после этого неудавшегося переворота Эрдоган будет крайне жестко обходиться со всеми своими противниками и оппонентами - и не только с военными. Все, кто когда-либо позволял себе критические замечания о нем или его стиле правления, окажется под подозрением в предательстве. Наверняка теперь по Турции прокатится так называемая волна зачисток. Противники Эрдогана будут лишены своих постов. В конечном итоге попытка переворота способствует тому, что власть Эрдогана будет еще более усилена.

- Какие последствия попытка военного переворота в Турции будет иметь для Европы, НАТО и борьбы с "Исламским государством"?

- Предполагаю, что здесь ничего не изменится. Президент Обама и канцлер Меркель выразили свою солидарность Эрдогану, осудив попытку переворота. Опосредованно это укрепляет позиции турецкого президента. Поэтому можно исходить из того, что политика Турции останется прежней - с ее положительными моментами и темными сторонами.

Смотрите также:

Контекст