1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Германия

Немецкий эксперт: У России долгов больше, чем резервов

В результате кризиса значимость Западной Европы для России только возросла, - уверен берлинский профессор Вольфрам Шреттль. По его словам, Москва сейчас заинтересована в притоке новых денег, и дать их способен только ЕС.

Берлинский профессор Вольфрам Шреттль

Берлинский профессор Шреттль уверен, что в результате кризиса зависимость России от ЕС только возрастет

Вольфрам Шреттль (Wolfram Schrettl), профессор экономики из Института Восточной Европы при берлинском Свободном университете, считает дальновидным стремление Москвы более тесно сотрудничать с Пекином. Немецкий эксперт, однако, уверен, что Евросоюз в любом случае останется главным экономическим партнером России. Более того, Вольфрам Шреттль полагает, что в результате финансового кризиса зависимость РФ от Западной Европы только возрастет. Что же касается концепции внешнеэкономической стратегии до 2020 года, то ее недавнее рассмотрение российским правительством профессор считает излишним.

Вольфрам Шреттль: Я всегда был невысокого мнения о подобных программах. Особенно, если они охватывают период свыше десяти лет. А обсуждать подобные планы в нынешней ситуации вообще бессмысленно. Может быть, России следовало бы вообще прекратить разработку столь долгосрочных программ. Надо просто сказать: мы будем стремиться увеличить торговый оборот с государствами Юго-Восточной Азии, Китаем, Индией. Этого вполне достаточно. Потому что когда кто-то определяет, какими должны быть экономические показатели в 2020 году, это просто смешно.

- Концепция, которую представила министр экономического развития РФ Эльвира Набиуллина, предусматривает снижение зависимости российского бюджета от экспорта энергоносителей. Насколько реализуемы подобные планы?

- Задачу снизить зависимость экономики от экспорта сырья ставила перед собой не только российское, но и советское руководство. Москва никогда не хотела превращаться в сырьевой придаток Запада. Но в действительности все получилось наоборот. Зависимость от экспорта сырья на протяжении последних 30-40 лет только росла. И я полагаю, что сами по себе никакие новые программы ситуацию не исправят.

- Россия планирует расширять торговлю с Китаем и Индией. Некоторые эксперты уже поспешили объявить, что Москва решила переориентировать свою экономику на эти страны и что в результате могут пострадать страны Евросоюза. Но возможен ли подобный сценарий в принципе?

- В повышенном внимании к таким странам, как Китай или Индия, нет ничего необычного… Если интерес к новым сделкам взаимен, если они будут целесообразными с экономической точки зрения, если государство перестанет возводить какие-то искусственные барьеры, то рынок наверняка положительно отреагирует на расширение сотрудничества. Но ни Индия, ни Китай не способны заменить собой Западную Европу. Россия - хотя бы уже в силу своего географического положения - будет всегда тесно связана с Евросоюзом. Особенно в сфере экспорта энергоносителей.

- Если вспомнить о нынешнем финансовом кризисе - может быть, именно он отпугнул Россию от Запада и заставляет ее повернуться в сторону Китая?

- Напротив, если оценить ситуацию на биржах, то именно биржи в Москве и Шанхае оказались в числе наиболее пострадавших от финансового кризиса. К тому же в кризисный период Россия особенно заинтересована в притоке новых денег. А зарабатывает их Москва прежде всего благодаря экспорту нефти и газа в страны Евросоюза. Поэтому я считаю, что в результате кризиса значимость Западной Европы для России только возросла.

- Из-за кризиса многие российские компании испытывают большие проблемы: они набрали на Западе кредитов, а отдавать долги нечем. Причем из-за биржевого краха эти кредиты порой превышают стоимость фирм-заемщиков. Не получится ли так, что западные банки теперь за долги заберут себе некоторые российские компании?

- Нынешние долги частных российских компаний (пусть и не всегда можно с уверенностью судить, насколько они частные) делают их уязвимыми. У западных банков-кредиторов появилась теоретическая возможность взять такие предприятия - или, по крайней мере, большую их часть - под свой контроль. Но я уверен: подобный сценарий нереалистичен. Российское государство наверняка возьмет на себя обслуживание этих кредитов, и в итоге само станет собственником компаний-должников.

Однако вопрос в том, как это отразится на золотовалютных запасах? Как было объявлено, международные резервы страны снизились до 484 миллиардов долларов. А в середине октября глава Счетной палаты Сергей Степашин, выступая в Госдуме, сказал, что оценивает совокупный внешний долг России в 560 миллиардов долларов. То есть, у страны долгов уже сейчас чуть ли не на сто миллиардов больше, чем резервов. И надо учесть, что эти резервы в ближайшее время, скорее всего, будут только сокращаться.

- Страны Запада часто критикуют Россию за то, что она не открывает для них свои рынки. В концепции-2020 Эльвиры Набиуллиной одним из важнейших приоритетов назван как раз обмен активами с компаниями из стран Евросоюза. При этом особо отмечается, что речь идет об энергетической сфере. Насколько позитивно будет воспринята на Западе подобная смена настроений в Кремле?

- "Газпром" на протяжении всех последних лет стремился приобрести долю в западных энергетических компаниях. Прежде всего речь шла о возможности продавать газ в Европе конечным потребителям. Однако в последнее время российский газовый монополист несколько утратил интерес к этой теме. Я не исключаю, что у "Газпрома" сейчас просто нет денег на подобные проекты. Но, в принципе, трудно было бы что-то возразить против таких планов российских компаний, если бы западные концерны в свою очередь получили доступ к добыче газа в России.

Но попытки пойти на взаимный обмен в прошлом уже не раз заканчивались провалом… Судя по всему, Москва и впредь не будет заинтересована в том, чтобы давать западным компаниям возможность работать в российском энергетическом секторе.


Беседовал Вячеслав Юрин

Досье

Аналитика

Контекст

Архив