1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Политика и общество

Немецкий эксперт: Удивительна не победа Додона, а результат Санду

Эксперт Германского общества внешней политики Мартин Зиг в интервью DW объяснил победу пророссийского политика Игоря Додона на выборах президента Молдавии и озвучил два варианта его политики.

Игорь Додон

Игорь Додон

Мартин Зиг (Martin Sieg) - эксперт по Молдавии, внештатный сотрудник Германского общества внешней политики в Берлине (DGAP). В интервью DW он объяснил, почему считает победу пророссийского лидера социалистов Игоря Додона на выборах президента Молдавии ожидаемой и почему это не внешнеполитический разворот от Европы к России - а также ответил на вопрос, сможет ли новый глава государства решить проблему Приднестровья.

DW: Выборы состоялись, победил лидер Партии социалистов Игорь Додон. Как вы объясняете его победу?

Мартин Зиг: Победа Додона не так уж удивительна. В принципе, в Молдавии был выбор между, с одной стороны, кандидатом против истэблишмента (Майей Санду) и, с другой стороны, широким альянсом за статус-кво, в который входили и Додон, и Влад Плахотнюк (молдавский политик и бизнесмен, которому СМИ приписывают большое влияние на правительство. - Ред.). Санду вела кампанию, на которую она смогла потратить всего несколько десятков тысяч евро. У другой стороны были и медийные, и основные финансовые ресурсы. Поэтому не удивительно, что она не получила доступа к значительным слоям избирателей и вела часть избирательной кампании через Facebook. Удивительна не победа Додона, а хороший результат Санду.

- Можно ли говорить о чистых выборах в ситуации, когда, очевидно,не все из живущих за границей граждан Молдавии имели шанс проголосовать? На многих участках за границей не хватило бюллетеней. Сдругой стороны, сообщается, что для тысяч жителей Приднестровья были организованыавтобусы, чтобы они могли проголосовать - очевидно, за Додона. 

Мартин Зиг

Мартин Зиг

- Да, такая информация есть. У жителей Приднестровья есть право голоса. До тех пор, пока это законно, это невозможно критиковать. Тому, что происходило за границей, трудно дать оценку. Я бы не стал делать акцент на дне голосования. Но можно отметить, что против Санду велась очень грязная односторонняя кампания. То есть можно ставить вопрос о том, как велась дискуссия, как это могло исказить результат выборов. Но я не думаю, что сама процедура голосования была существенна сфальсифицирована.

- Вы упомянули Влада Плахотнюка. Какую роль он сыграл на этих выборах?

- Влад Плахотнюк не смог добиться победы своего кандидата в первом туре. Это был связано с тем, что проевропейские силы договорились о едином кандидате - Майе Санду. Затем он заявил, что будет поддерживать Санду. Но это не следует понимать слишком буквально. Это его заявление, скорее, дискредитировало ее и обернулось для нее потерей голосов. В СМИ, которые контролирует Плахотнюк, никакой поддержки не ощущалось. Там, скорее, была непрямая поддержка господина Додона. Плахотнюк и Додон, конечно, не являются политическими союзниками. Но я считаю, что для Плахотнюка Додон был намного меньшим злом, чем Санду.

- По некоторым оценкам, около миллиона из 3,6 миллионов жителей Молдавии работают за границей - в Евросоюзе и России. Можно ли сказать, что эти люди повлияли на выборы или даже решили их исход?

- Я бы так не сказал. Из более полутора миллионов отданных голосов на избирателей за границей пришлось чуть больше 130 тысяч. Есть другой момент. Можно предположить, что гастарбайтеры, которые ездят на сезонные работы в Россию и сейчас дома, сыграли решающую роль. Это возможно. Есть очень много молдавских семей, которые зависят от российского рынка труда. Точно так же, как есть многие, кто зависит от работы на Западе. За это их нельзя критиковать.

- Каким будет правление нового президента - ведь его полномочия ограничены?

- Да, это так. Он может организовать референдум по соглашению об ассоциации с Европейским Союзом (соглашение, предусматривающее среди прочего зону свободной торговли, вступило в силу летом 2016 года. - Ред.). Но конечный успех референдума зависит от правительства. Президент не может один изменить внешнеполитический курс страны. Что касается президентства Додона, то есть два возможных сценария. Один предусматривает, что он будет использовать должность президента для кампании против правительства, чтобы добиться смены власти в результате парламентских выборов 2018 года. Но, возможно, будет какая-то договоренность по сохранению статуса-кво.

Выборы президента не были судьбоносным решением о том, куда будет двигаться страна. Таким решением станут парламентские выборы. Неожиданно хороший результат Майи Санду - самый важный политический сигнал этих выборов. Он заключается в том, что проевропейские силы вернулись. Она фактически стала третьей силой в стране, наряду с правительством вокруг Плахотнюка и пророссийскими силами Додона. Теперь вопрос - удастся ли Санду и другим проевропейским правым силам консолидироваться. От этого решающим образом будет зависеть европейское будущее Молдавии. Им нужно вернуть доверие избирателей, доверие к ЕС. Это сделать существенно проще, когда в оппозиции есть Санду, чем если бы этим занималось только правительство. 

- Одним из предвыборных обещаний Додона было сдвинуть с мертвой точки конфликт в Приднестровье. Лидер социалистов предлагает модель федерализации. Сможет ли он что-то существенно изменить?

- Я в этом сильно сомневаюсь. Во-первых, ему нужна поддержка правительства. Во-вторых, это будет зависеть от настроений в обществе. Готовность к компромиссам с обеих сторон очень мала. Позиции Тирасполя, Кишинева и Москвы очень различны. Думаю, Додон продвигает эту тему, потому что она вписывается в его геополитические предпочтения.

- Но, возможно, Москва могла бы помочь ему в этом деле? Заручившись поддержкой России и, пообещав наконец решить проблему Приднестровья,Додон мог бы выиграть парламентские выборы? 

Теоретически это возможно. Но и для этого нужно согласие парламента. Это предполагает широкий альянс в Кишиневе и возможно только в том случае, если с другой стороны Тирасполь и - неофициально - Москва откажутся от одного из своих центральных требований о широких полномочиях Тирасполя  в будущем едином государстве, в том числе - полномочиях во внешней политике. Не думаю, что можно ожидать такого изменения позиции в Тирасполе и Москве.

Смотрите также:

Смотреть видео 01:44

Выборы в Молдавии: поворот от Евросоюза к России? (14.11.2016)

Аудио- и видеофайлы по теме