1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Центральная Азия

Немецкий эксперт: Союз Ирана, Афганистана и Таджикистана нереалистичен

После саммита в Тегеране лидеров Афганистана, Ирана и Таджикистана на слуху вопрос о возможном создании союза персоязычных стран. Немецкий эксперт убеждена, что такие планы нереалистичны.

Встреча Карзая, Рахмона и Ахмадинежада, Тегеран

Встреча Карзая, Рахмона и Ахмадинежада, Тегеран

"Европейские страны НАТО хотят оказывать нажим на Китай, Россию и Индию. Но если они встретят на пути три независимые, окрепшие страны, то это станет для них препятствием", - заявил президент Ирана Махмуд Ахмадинежад на встрече в Тегеране в четверг, 5 августа, с коллегами из Афганистана и Таджикистана - Хамидом Карзаем и Эмомали Рахмоном.

Возможен ли тройственный союз Афганистана, Ирана и Таджикистана, и что ляжет в его основу? На эти вопросы в интервью Deutsche Welle ответила известный немецкий эксперт по Афганистану, научный сотрудник берлинского фонда "Наука и политика" Цита Маас (Citha Maaß).

Deutsche Welle : Госпожа Маас, считаете ли вы планы по созданию союза персоязычных стран - Афганистана, Ирана и Таджикистана на сегодняшний день реалистичными?

Цита Маас: Я считаю, что создание такого союза нереалистично. Президент Карзай знает, что в ближайшее время ему в любом случае будет необходима как военная, так и гуманитарная помощь со стороны международного сообщества и, в частности, США. Если он напрямую вступит в союз с Ираном, то тут же лишится поддержки США.

Я вижу и другой аспект: Карзай сейчас стремится к укреплению своих позиций после того, как из Афганистана уйдет иностранный военный контингент ISAF. Я говорю не об американцах, а о военнослужащих других стран. Карзай разрабатывает сценарий: как ему или его кланам удержать власть после вывода из Афганистана большей части военнослужащих сил коалиции. Если Карзай вступает в диалог с другими государствами, например, с Россией или Китаем, то таким образом он сигнализирует американцам, что вполне способен самостоятельно вести переговоры без их участия. И это основной смысл его действий, с моей точки зрения.

# b #- Как на сегодняшний день складываются отношения между Афганистаном, Ираном и Таджикистаном, почему подобные заявления со стороны президента Ирана прозвучали именно сейчас?

- Ничего не могу сказать по поводу Ирана и президента Ахмадинежада, поскольку не располагаю достаточными сведениями. Если же говорить о Таджикистане, то там, как и в Узбекистане, и Туркмении, обеспокоены планами Карзая по "национальному примирению" в Афганистане. Глава афганского государства таким образом старается укрепить собственные позиции и уже получил поддержку со стороны международного сообщества. Но этот процесс может привести к тому, что консервативные представители ислама и даже вооруженные исламские боевики могут оказаться тесно вовлеченными в политическую систему в Афганистане.

Последствия такого развития событий будут ощутимы и в странах Центральной Азии, где увеличится риск активизации исламских боевиков. Поэтому они очень внимательно наблюдают за афганским мирным процессом и очень осторожно подходят к вопросу о том, каким должно быть сотрудничество с Карзаем.

- Является ли общность языка сегодня основной предпосылкой для создания тройственного союза?

- Язык это, конечно, важный элемент для развития культурных связей. Но других объединяющих факторов в настоящий момент я пока не вижу. Кроме, пожалуй, общего интереса, касающегося борьбы с наркотрафиком. Два соседних государства - Иран и Таджикистан - очень страдают от торговли афганскими наркотиками.

Других предпосылок для объединения этих трех государств в единый союз в настоящий момент я не вижу. Со стороны Ирана интерес выражается в том, чтобы уменьшить влияние американцев в Афганистане. Но я считаю, что этих предпосылок недостаточно для создания в перспективе союза персоязычных стран.

Беседовала Наталья Позднякова
Редактор: Михаил Бушуев

Контекст